Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Нормативное определение права




Право – это система общеобязательных, формально определенных юридических норм, установленных или санкционированных государством, реализация которых обеспечивается силой государственного принуждения. В данном определении указаны следующие признаки позитивного права:

· нормативность;

· системность;

· формальная определенность;

· общеобязательный характер норм права.

Взгляд на то, что право обладает свойством нормативности, настолько является общепризнанным, что практически не подвергается критике и какому–либо сомнению. Однако само понимание нормативности весьма различно. Большинство авторов смешивает понятия «нормативность» и «норма». Дело в том, что позитивное право, обладая свойством нормативности, состоит не только из правовых норм. Различного рода индивидуальные предписания родового характера составляют существенную часть позитивного права. Любая социальная норма обладает свойством нормативности, т.е. способностью при помощи общих правил регулировать общественные отношения. Вместе с тем, не всякое нормативное явление предполагает наличие правовой нормы. Юридические факты, решения судов по конкретным делам, распоряжения должностных лиц также обладают свойством нормативности как составная часть тех или иных правовых отношений. Понятие «норма» и «нормативность» имеют разную этимологическую основу: норма (от лат. norma) – правило, образец; нормативный (от лат. normatio) – упорядочение. Таким образом, понятие «нормативность» шире понятия «норма». Нормативность – это более всеобъемлющий по сравнению с юридической нормой способ упорядочения общественных отношений. Свойство нормативности указывает на такое качество позитивного права, как регулирование общественных отношений, создание особого порядка в обществе и государстве, который называют правовым. Таким образом, позитивное право включает в себя не только юридические нормы, но и правовые отношения, правопорядка и другие компоненты.

Признак системности характеризует позитивное право не как простую совокупность юридических правил, а как систему норм, находящихся в определенных отношениях между собой и образующих определенную целостность, единство. Каждая норма действует не обособленно, а в составе определенного института, отрасли права, во взаимодействии с другими нормами. Несмотря на множество и разнообразие правовых норм, они представляют собой не механическую совокупность установленных государством правил поведения, а определенную систему правовых предписаний, т.е. право в целом обладает признаком системности.

Позитивное право – это система формально–определенных норм. Юридические нормы в отличие от других социальных норм должны отличаться в принципе точностью, определенностью по содержанию, причем такой определенностью, при которой содержание нормы закрепляется формально, в тексте закона или другого нормативного документа. Общие правила поведения лишь тогда становятся юридическими, когда они выражены в тексте нормативного документа.

Позитивное право, в отличие от других социальных регуляторов, имеет общеобязательный характер. Юридические нормы позитивного права распространяются на всех лиц, которым они адресованы. Эти лица обязаны исполнять требования норм права независимо от своего субъективного к ним отношения. Признак общеобязательности позитивного права включает в себя два характерных свойства: всеобщность и обязательность. Всеобщность выражается в том, что в отличие от религиозных, нравственных, корпоративных и других социальных норм, действие юридических норм не ограничивается этнической, религиозной или любой другой принадлежностью субъекта общественных отношений. Обязательность правовых предписаний означает неукоснительность их исполнения всеми членами общества. Общеобязательность позитивного права обеспечивается государственным принуждением. По поводу государственного принуждения как признака позитивного права в научной литературе высказаны различные суждения. Одни авторы считают, что государственное принуждение является существенным признаком позитивного права, что право есть ничто без аппарата, способного принуждать к соблюдению правовых норм. Другие ученые полагают, что принуждение не является отличительным признаком позитивного права, что в той или иной форме принуждение характерно для религии, морали, политики, экономики. Данный спор давно приобрел уже сугубо схоластический характер, так как разные авторы по–разному понимают сам термин «принуждение». Безусловно, есть множество правовых норм, которые соблюдаются добровольно, однако, в целом действие позитивного права обеспечивается принудительной силой государства.

Нормативное понимание права оказалось недостаточным при анализе сложных правовых реальностей. Огромная сфера ненормативной правовой регламентации оказывается как бы вне сферы права, так как судебная, правоохранительная, управленческая деятельность – это ведь не система норм. Нормативное понимание права не может служить критерием, на основании которого можно отличить правовое явление от неправового. Эти и другие недостатки нормативного подхода к праву побуждают юристов искать новые и более совершенные определения права. Суть этих дефиниций выражается в том, что право как сложное социально–юридическое явление рассматривается и как система норм, установленных государством, и как единство правовых норм с деятельностью государственных органов по применению этих норм.

Одной из разновидностей позитивного права является легализм (от лат. lex – закон), то есть теории, которые сводят все право к позитивному закону государства. Под «законом» здесь имеется в виду все действующее (положительное) право. Теоретическую основу легизма составляет отождествление права и закона. Сторонники легизма, исходя из того, что правовая сила закона состоит только в том, что он является приказанием суверена, что всякое право есть приказ верховной государственной власти. Словом, государство это тот источник, из которого берут начало все правовые нормы. Естественное право, по мнению легистов, – это лишь звонкая фраза, словесная фикция, которая не наполнена собственно юридическим содержанием. Все, что выходит за рамки действующего права, не должно быть предметом юридической науки.

Теория легизма неоднократно подвергалась обоснованной критике. Вместе с тем надо иметь в виду, что право, как и любое другое явление, можно изучать с разных сторон. Легистские концепции права внесли огромный вклад в развитие юриспруденции, в разработку основополагающих понятий и категорий современного права.

Правовой позитивизм, утверждающий совершенно особую и самостоятельную природу юридического знания, наиболее ярко представлен в работах Г.Кельзена. Он проводит резкую грань между тем, что есть и тем, что должно быть, т.е. между сущим и должным. Работа Г.Кельзена называется «Чистое учение о праве». Его учение о праве называется «чистым» потому, что оно занимается одним только правом и, по мнению автора, «очищает» познаваемый предмет от всего, что не есть право в строгом смысле. Чистое учение о праве есть теория позитивного права: позитивного права вообще, а не какого–либо конкретного правопорядка. Это общее учение о праве, а не интерпретация отдельных национальных или международных правовых систем.

Философскую основу чистого позитивизма составляет суждение о разграничении мира реального от мира должного. Юриспруденция, по мнению Г.Кельзена, совершенно некритично расширялась за счет политической теории, этики, социологии, психологии и других социальных наук. Суть учения Кельзена – в требовании рассматривать право изолированно от политики, экономики, истории, этики. Он утверждает, что право не зависит от того, как в жизни применяются его нормы, так же как правила математики не изменяются в зависимости от того, для чего и как применяются эти правила в жизни.

Однако, если нормы права не зависимы от реально существующих общественных отношений, то Г.Кельзен отвечает на этот вопрос так: «Из того, что есть, не может следовать, что нечто должно быть, равно, как из того, что должно быть, не может следовать, что нечто есть»[7]. Следовательно, правовые нормы, как и другие индивидуальные нормы, черпают свое содержание в законе, закон – в конституционной норме, а последняя может основываться на положения, исторически предшествующих ей конституций либо, если выйти за пределы данной правовой системы, на нормах международного права.

Кельзен выдвигает понятие «основная норма», которая возглавляет иерархическую лестницу правовых норм. Эта «основная норма» не может быть выведена из какой–либо другой нормы, наоборот, из нее выводятся все нормы системы права. Обязательная сила основной нормы очевидна сама по себе или, по крайней мере, презюмируется такой. Основная норма не создается путем правовой процедуры. Абстрактный характер основной нормы – одно из главных оснований для критики чистого учения о праве. У Кельзена остается открытым вопрос о том, где берет свое начало основная норма. Она предполагается им, существует лишь гипотетически в абстрактно–логическом мире должного. С формально–логической точки зрения теория Г.Кельзена весьма привлекательна, так как иерархия юридических норм необходимое условие любого правового порядка. Самое слабое место в его учении понятие «основной нормы»: если ее нельзя вывести из сущного, то тем более ее нельзя вывести из ничего.

Главный недостаток всех позитивистских теорий права состоит в том, что они не дают и не могут дать ответа на вопрос: как отличить право от неправа, право от произвола суверенного законодателя.







Дата добавления: 2014-12-06; просмотров: 1708. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия