Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РУССКАЯ МЕТРОЛОГИЯ XVI—XVII вв




Характерной чертой в деятельности русского правительства в об­ласти мер и веса в XVI—XVII вв. являлось постоянное стремление к их унификации, отвечавшее новым историческим условиям жизни единого государства. Именно в этот период начинает постепенно складываться всероссийский рынок. Ускорению этого процесса в не­малой степени способствовала политика введения единых мер и веса на всей территории страны. Не случайно немец-опричник Генрих Штаден в своих записках подчеркнул, что «нынешний великий князь (Иван Грозный.— П.Ш.) достиг того, что по всей Русской земле, по всей его державе — одна вера, один вес, одна мера». Эта фраза как бы подводила итог метрологической политики Ивана IV.

От этого периода известен целый ряд правительственных рас­поряжений в области метрологии. В середине XVI в. по указу Ивана Грозного были изготовлены некоторые образцовые меры. В грамоте 1550 г. содержатся сведения об отправке на Двину старостам, сот­ским и целовальникам медной осьмины, с которой предписывалось снять деревянные спуски (копии) и запятнать (заверить печатями) их. Под угрозой штрафа запрещалось пользование старыми мерами. О том, что это было не местное, а общегосударственное мероприятие, говорит текст той же грамоты: «А таковы есми меры послал во все го-роды ровны». В других источниках, начиная со второй половины XVI в., неоднократно упоминаются «печатные», «заорленые» сажени, аршины, гири и ведра, что свидетельствует о постоянном контроле за мерами и их употреблением со стороны государственной власти.

Одной из важных причин значительной активизации метрологи ческой политики были фискальные интересы правительства. В 20-е гг. XVII в. с целью упорядочения налогового обложения было прове­дено измерение и описание обрабатываемых земель по всей терри­тории государства — «обновление земли письмом»..В 1624 г. по всем городам были введены одинаковые меры, равные московским. Еди­нообразие мер предусматривалось и «Таможенным уставом» 1653 г. Новые единицы мер были разосланы на места в 1679 г., что было связано с общими изменениями в налоговой политике.

Неоднократность подобных распоряжений и посылок на места контрольных мер свидетельствует о сильной живучести местных мер и постоянном стремлении правительства к их ликвидации. Мож­но констатировать, что русская система мер в общем и целом сло­жилась к концу рассматриваемого периода и дожила до введения в России международной метрической системы измерений.

^ Меры длины.В XVI—XVII вв. продолжают употребляться пяди, локти, сажени и версты. В конце XV в. появляется новая единица измерения длины, ставшая вскоре одной из основных,— аршин. Впервые этот термин встречается в грамоте 1488 г. Ивана III поль­скому королю Казимиру. В ней он упомянут с определением «кафин-ский». Такой аршин, вероятно, употреблялся только на рынках Кафы — Феодосии, находившейся с 1475 г. под турецким влады­чеством. В самой Турции употреблялись аршины разных размеров, но среди них нет прототипа русского аршина. Первоначально аршин, видимо, был равен 27 английским дюймам (около 68,6 см) и восхо­дил к так называемому стамбульскому «суконному» локтю — очень употребительной мере в международной торговле тканями. Можно предположить, что какое-то время аршином измерялись только вос­точные ткани, а измерение тканей отечественного производства по-прежнему осуществлялось локтями. Так, в Духовной грамоте князя Михаила Васильевича Горбатого 1535 г. все ткани, привозимые с Востока, исчисляются исключительно аршинами. Однако уже в XVI в. аршин становится основной мерой на центральных рынках Русского государства. Итальянец Рафаэль Барберини, посетивший Московию в 1564 г., записал: «Мера московская для полотен, сукон, материй и тому подобного» называется аршин, а другой меры нет». Таким образом, аршин уже в середине XVI в. вытеснил из употреб­ления локоть, которым, правда, еще долгое время пользовались на окраинах государства.

Аршин подразделялся на 4 четверти, или на 16 вершков. Термин «четверть» выступает как синоним пяди, постепенно вытесняя ее. По своему размеру четверть почти совпадала с малой пядью — 18 см. Следовательно, аршин в русской системе стал равным приблизитель­но 72 см, т. е. несколько больше первоначального.

Сажень приравнивается к трем аршинам, и этот ее размер был официально закреплен Соборным уложением 1649 г., определившим «сажень делать в три аршина». В источниках, кроме 3-аршинной казенной сажени в 216 см, продолжают встречаться и другие ее виды — трубная, ручная, косая, крестьянская, маховая.

Вопрос об эволюции размера аршина и его метрологической связи с английскими мерами — дюймом и футом — вызвал разно­гласия среди исследователей. Так, П. Г. Бутков доказывал изначаль­ное равенство аршина 28 английским дюймам (71,12 см), а 3-аршин­ной сажени — 7 футам (213,36 см). Это мнение разделял Н. В. Устю-гов. Б. А. Рыбаков развивает взгляды А. И. Ламберти, высказанные еще в начале XIX в., о том, что аршин был приравнен к 28 англий­ским дюймам только при Петре I, в целях уравнения сажени 7 английским футам. По его мнению, до начала XVIII в. 3-аршинная сажень, называвшаяся казенной, была равна 216 см (215,4 см), т. е. когда-то называлась косой. Е. И. Каменцева установила, что эта сажень употреблялась на протяжении всего XVIII в. и только в начале XIX в. была приравнена к 7 английским футам. Именно такая сажень (216 см) употреблялась при сошном описании земель начиная с XVII в., и не случайно, что унифицированная метроло­гическая система строилась на ее основе. В памятниках второй по­ловины XVII в. она называется мерной. Таким образом, к официаль­ной 3-аршинной сажени применялись следующие определения: «го­сударева», «казенная», «мерная», «печатная» или «аршинная». На­ряду с этой саженью продолжали употребляться и другие, причем некоторые из них также имели официальный характер и их эталоны хранились в приказах. Таковы простая сажень в 152 см, маховая сажень в 176 см и косая, или большая, сажень в 248 см.

Самой крупной мерой длины в XVI—XVII вв. по-прежнему явля­лась верста. Различались версты путевые и межевые. Межевая верста была в два раза больше путевой. Она применялась, как видно из названия, при межевании земель, но ею могли измеряться и пу­тевые расстояния. Путевая верста равнялась 500 саженям (такой размер версты указывают «Книга Большому Чертежу» и различные «дорожники» XVII в.), а так как сажени были различны по своей величине, то, вероятно, и верста в разное время бытования не была одинаковой. Если исходить из равенства самой распространен­ной в XVI—XVII вв. сажени 216 см, то размер путевой версты равен 1,080 км, а межевой — 2,160 км.

Таким образом, система русских мер длины, сложившаяся к началу XVIII в., имела следующий вид: верста межевая = 2 верстам путевым = 1000 саженям = 2,160 км; верста путевая = 500 саже­ням = 1,080 км; сажень = 3 аршинам = 12 четвертям = 48 верш­кам = 216 см; аршин = 4 четвертям = 16 вершкам = 72 см; чет­верть = 4 вершкам = 18 см; вершок = 4,5 см.

^ Меры поверхности.Основной и самой крупной единицей изме­рения земли в XVI—XVII вв. являлась десятина, известная с конца XV в. Вероятно, что первоначально она была равна квадрату со сторонами, равными 1/10 версты, и составляла 2500 кв. саженей. Затем ее размер был несколько уменьшен. «Книга сошного письма» 7137 (1629) г. определяет размер десятины следующим образом: «В десятине 80 сажен длинник, а поперечник 30 сажен», т. е. 2400 кв. саженей. Эта десятина называлась казенной, а на частновладельче­ских землях применялась десятина в 320О кв. саженей (80X40 саже­ней). Реже употреблялась круглая десятина, равная 3025 кв. саженям (55X55 саженей). В переводе на метрическую систему казенная десятина в 2400 кв. саженей (при размере сажени в 216 см) равня­лась 1 га и 1197,44 кв. м. Этот размер десятины был официально за­креплен Соборным уложением 1649 г.

Десятина прежде всего была счетной единицей, а на практике, как правило, употреблялась четверть, или четь, равная половине де­сятины. Название четверти произошло от единицы измерения сыпу­чих тел, так как на эту площадь высевалась-четверть (четь) злаков.

Четверть (четь) делилась по системе двух на две осьмины, ось­мина — на две полуосьмины, а полуосьмина — на два четверика. Четверть (четь) могла делиться и по коэффициенту три: на три третника, шесть полтретников и т.д. 1/64 часть четверти (чети) называлась малый четверик. Название «осьмина» -также восходит к мере сьшуч^х тел, .;' ., infifipy

На севере Русского государства в качестве единицы измерения пашни существовала сажень. Однако эта сажень не была квадрат­ной. Две общегосударственные десятины приравнивались, здесь к 100 саженям.

Сенокосные участки измерялись копнами сена, снимавшимися с определенной площади. Источники называют копны трех размеров: мерные двухсаженные, волоковые и мелкие копны. Г. В. Абрамович определяет вес мерной копны в 15 пудов, волоковой копны в 10 пудов и малой волоковой копны (так называлась мелкая копна) в 5 пудов. Обычно считалось, что 10 копен сена снимали с десятины земли. Например, в докладе Поместного приказа о составлении наказа писцам в 1682—1683 гг. указано: «Где сенные покосы писаны копнами, а не десятинами, и в тех местах отмеривать по десятине». Следовательно, и копна, как четверть и коробья, из меры объема превращается в единицу меры площади в 0,1 десятины.

Таким образом, система поземельных мер (мер поверхности) к началу XVIII в. приобрела следующий вид: десятина = 2 четвер­тям = 4 осьминам = 8 полуосьминам = 16 четверикам; чет­верть = 2 осьминам = 4 полуосьминам = 8 четверикам = 3 трет­никам.

^ Сошное письмо.Термин «сошное письмо» обозначает сложив­шуюся в конце XV в. систему описания земельных владений, как в сельской местности, так и в городах, в целях податного обло­жения. Сошное письмо предусматривало, во-первых, измерение зе­мельных площадей, во-вторых, перевод полученных результатов в условные податные единицы — сохи и установление размеров пря­мого налога. Величина сохи не была постоянной и часто изменялась. С середины XVI в. она измерялась в четвертях (четях), а ее разме­ры зависели, с одной стороны, от качества земли, с другой — от при­надлежности земли определенной социальной категории владельцев. По качеству различались земли добрые, средние и худые; по принад­лежности — земли служилые (вотчины и поместья), церковные (зем­ли монастырей и церковных иерархов) и черные (государственные земли черносошных крестьян).

Для служилого землевладения соха включала 800 четей доброй, 1000 четей средней и 1200 четей худой земли; для церковных и монас­тырских земель соха включала соответственно 600, 700 и 800 четей; для черных земель — 500, 600 и 700 четей. При существовавшем трехпольном севообороте общее количество земли в трех полях, составлявшее соху, утраивалось.

Нетрудно заметить, что размеры сохи были обратно пропорцио­нальны тяжести налогового обложения. Так, например, с условной площади 4000 четвертей доброй земли вотчинник платил 5 налого­вых денежных единиц (4000:800=5), а черносошный крестьянин с той же площади одинаковой по качеству земли платил 8 денеж­ных единиц (4000:500=8).

Кроме того, существовало так называемое «одабривание» зем­ли, применявшееся только на землях светских феодалов. Одабрива­ние предполагало условное приравнивание средней и худой земли к доброй (отсюда и сам термин) путем увеличения в сохе количества средней и худой земли по определенному коэффициенту. К одной сохе доброй земли (800 четей) приравнивались 1,25 сохи средней земли (1250 четей) или 1,5 худой земли (1800 четей). Таким путем уменьшалось общее число сох в данном частном владении, т. е. еще более снижался налог.

Сохи делились на части по системе двух и трех, однако далее 1/32 сохи деление не практиковалось.

Соха размером 800 четей называлась большой московской. Она сложилась на рубеже XVI и XVII вв. До этого существовали сохи меньших размеров. В Новгороде, например, в XV—XVI вв. основной единицей обложения была малая соха, или сошка, равняющаяся 3 обжам или 30 четям земли в поле.

Кроме сохи, в качестве окладной единицы на черных землях применялась выть, включавшая 12 четей доброй земли в поле, или 14 четей средней земли в поле, или 16 четей худой земли в поле.

Документы XVII в. свидетельствуют о существовании так назы­ваемой подворной сохи. Она применялась в основном при обложении посадского населения городов. Известны окладные единицы, по кото­рым облагались крестьяне частных владельцев. Названия их самые различные: выть, четь, третник, осьмак, доля, полоса, участок, обжа, двор, дым и др.

Техника сошного письма приобрела со временем устойчивые фор­мы, закрепившиеся в «Книгах сошного письма» и «Писцовых нака­зах», являющихся ценнейшими источниками по русской метрологии.

^ Меры сыпучихтел. В XVI—XVII вв. перестает употребляться в качестве меры кадь, или оков, а наиболее распространенной мерой для сыпучих тел становится четверть, делившаяся по системе двух на 2 осьмины, на 4 пол-осьмины, на 8 четвериков и т. д. и по системе трех на 3 трети, 6 полтретей, 12 полполтретей и т.д.

Вопрос о реальном объеме этой меры не может считаться решен­ным окончательно. Источники часто называют различные цифры для весового содержания четверти — 4, 6 и 8 пудов ржи. Московская четверть вмещала 6 пудов ржи и 5 пудов ржаной муки, но эта вели­чина не была единой для всего государства. Например, в Вятке бытовала мера, в три раза превосходившая московскую четверть,— ку­ница, в Пермском крае — сапца, равная осьмине, в Сибири употреб­лялась четверть в 4 пуда.

Установлено, что на рубеже XVI—XVII вв. официальной мерой служила 4-пудовая четверть. В 1624 г. из Москвы на места были разосланы новые меры — медная осьмина. Вероятно, что при этом размер казенной четверти стал равным 6 пудам. Эта четверть про­существовала до 1679 г., когда по царскому указу она была увели­чена до 8 пудов. Четверть была только счетной единицей, фактиче­ской же мерой служили осьмина и ее части — поаосьмины и чет­верики. При этом осьмина употреблялась в основном как конт­рольная мера, а на практике использовались пол-осьмины и чет­верики.

Необходимо особо подчеркнуть существование двух видов мер сыпучих тел — приемочных и раздаточных. Казенная приемочная мера служила для измерения хлеба, поступавшего в казну, а разда­точная употреблялась при выдаче хлеба служилым людям «по при­бору». Соотношение между ними не было постоянным, и раздаточная мера могла составлять от 0,75 до 0,37 казенной приемочной меры. В среднем раздаточная мера была в два раза меньше приемочной.

Четвертями и ее фракциями измеряли в основном зерно и муку. Постепенно муку начинают чаще измерять весовыми единицами.

Специальные меры существовали для измерения соли. В Старой Руссе, славившейся своими солеварницами, основной такой едини­цей являлся луб, вмещавший 5 пудов соли. Другими соляными мерами были рогожа (или рогозина), мех и пошев. Истинные вели­чины этих мер пока точно не установлены. На Двине в качестве меры сыпучих тел продолжал употребляться пуз, равный 1,5 пудам ржи или 3 пудам соли.

В XVII в. соляные меры постепенно выходят из употребления и заменяются весовыми единицами.

^ Меры жидких тел.Основной мерой для жидкостей в XVI—XVII вв. продолжает служить ведро. Бочка и насадка постепенно выходят из употребления, и в XVII в. бочка обозначает уже только тару. Раз­меры ведра по-прежнему остаются неизвестными. В источниках указывается только вышина ведра — 8 вершков, что же касается его диаметра, то его предположительно определяют равным 5 вер­шкам. Вес воды в таком ведре составляет 33 фунта 66 золотников.

Ведро делилось на кружки, ковши и чарки. Соотношение между ведром и названными единицами не было постоянным. Имеются ука­зания источников на то, что в 20-х гг. XVII в. ведро заключало 12 кружек, а в 70-х гг. того же века ведро делилось на 10 кружек. Кружка делилась на 10 чарок, но и это деление не было постоянным в течение XVII в. Согласно указу 1652 г., упразднявшему старые кабаки и вводившему на их место кружечные дворы, размер чарки был увеличен в три раза. Такая чарка называлась ковшом. Размер ведра оставался прежним, и оно вмещало 100 новых чарок. Отсюда можно заключить, что до 1652 г. существовало следующее деление мер жидкостей: ведро = 12 кружкам = 300 чаркам; кружка = 25 чар­кам (300:12= 25)

13.РУССКАЯ МЕТРОЛОГИЯ XVIII —XX вв.

Так как к началу этого периода русская система мер в основ­ных своих чертах уже сложилась, основной задачей стала унификация мер и их уточнение, а также организация специальной служ­бы надзора в области метрологии.

В 1753 г. были ликвидированы внутренние таможни, что спо­собствовало резкому сокращению местных единиц измерений и по­степенному их исчезновению.

В распоряжении исследователей русской метрологии XVIII— XX вв. находится значительное число различных источников — это таможенные книги, дорожники, законодательные акты, подлинные образцы мер, материалы различных правительственных комиссий.

В первые десятилетия XVIII в. основным учреждением, занимав­шимся проблемами метрологии, было Монетное правление. В 1737 г. для подготовки реформ мер была создана специальная Комиссия весов и мер во главе с графом М. Г. Головкиным — главным дирек­тором Монетного правления. Перед комиссией была поставлена за­дача создания новых эталонов мер, установления точного соотноше­ния различных мер и организации поверочного дела. Комиссия ос­новную свою работу закончила в 1738 г. и была ликвидирована в 1742 г. Сохранившиеся архивные материалы позволили Е. И. Каменцевой детально изучить ход работы Комиссии и выяснить ее роль в истории русских систем измерений. Комиссия рассмотрела ряд про­ектов уточнения действовавшей системы измерения. Один из них предусматривал десятичный принцип' деления основных единиц из­мерений. В Комиссии сосредоточились, например, меры веса (гири) из различных учреждений — Камер-коллегии, Коммерц-коллегии, Портовой таможни, Монетной канцелярии и др. Сравнение этих мер показало различия в их весе. За основу создания эталонов были приняты гири Монетной канцелярии, изготовленные еще в 1727 г. выдающимся русским историком и географом В. Н. Татищевым и вы­веренные в 1735 г. Принятие за основу именно этих гирь было выз­вано стремлением не нарушать действовавшую монетно-денежную систему. При изготовлении прототипов предполагалось привязать их к мерам длины, т. е. создать образцовые кубические меры веса. Известным механиком-изобретателем А. К. Нартовым были изготов­лены кубические пуд со стороной 2,8 вершка и фунт со стороной 0,82 вершка. Правда, эти размеры были взяты приблизительно, к тому же не был учтен удельный вес так называемой зеленой меди, из которой они были изготовлены. Зеленой медью называлась ла­тунь — сплав, содержащий от 50 до 90% меди и от 10 до 40% цинка. Удельный вес такого сплава мог колебаться от 8,43 до 8,90 г/куб. см. На основе мер длины был определен объем мер жидкостей — ведра и четверика. В качестве образца меры длины был взят так называе­мый полуаршин Петра I, равный 36 см.

Предполагалось изготовить гири не только из зеленой меди, но и из стекла. Такие гири были изготовлены, но в Комиссию они не поступили и дальнейшая их судьба неизвестна.

Итоги работы Комиссии мер и весов были подведены специаль­ным документом «Регламент, или инструкция, по которой имеет поступать (NN) в смотрении в Российском государстве над весами и мерами». Буквами «NN» обозначался специальный постоянно действующий Комитет, который предполагали учредить для надзора за правильностью мер и весов. Регламент определял следующие едини­цы веса: берковец равен 10 пудам, пуд — 40 фунтам, фунт — 96 золотникам и золотник — 6 гранам, или 20 каратам, или 96 долям. Для обеспечения нормальной торговли рекомендовались гири в 2, 1, 0,5 пуда, в 10, 5, 3, 2 и 1 фунт, мелкие гири точно не определялись.

Однако Сенат не утвердил этот «Регламент». Несмотря на это деятельность Комиссии имела безусловно положительное значение, а ее результаты учитывались в дальнейшей метрологической работе. Так, именно на основе аршина, определенного Комиссией, в 1745 г. были изготовлены аршины для всей Российской империи, а во вто­рой половине XVIII в. изготовлены меры сыпучих тел — четверики, осьмины и пол-осьмины.

Наблюдение за правильностью мер и весов в уездах осуществля­ли нижний земский суд, а в городах с 1775 г.— городничий и город­ские магистраты.

В 1797 г. был издан указ «Об учреждении повсеместно в Рос­сийской империи верных весов, питейных и хлебных мер», составлен­ный в форме рекомендаций. Согласно указу предполагалось заме­нить все действующие меры веса, сыпучих и жидких тел. В связи с этим началась отливка чугунных мер, которые должны были поку­пать губернские правления. Меры сыпучих и жидких тел определя­лись на основе английского дюйма, поэтому возникла необходимость определить твердое соотношение русских мер длины с английскими. Эта работа была выполнена придворным часовым мастером англи­чанином Гайнамом. В начале XIX в. он по поручению Министерства внутренних дел, к которому перешли в ведение вопросы метрологии, изготовил хрустальный, стальной и медный эталоны аршина, равного 28 английским дюймам. Для рассылки по губерниям были изготов­лены 52 медных 4-гранных аршина. В Петербурге была создана спе­циальная фабрика по производству аршинов для общего употребле­ния. Такие аршины снабжались специальным клеймом и рассылались на места. К 1821 г. было сделано более одного миллиона аршинов.

В 1827 г. при Министерстве внутренних дел была создана Комис­сия образцовых мер. Первой своей задачей Комиссия поставила установление взаимного соответствия единиц измерений. Решение ее началось с определения веса воды в заданном объеме. За основу был взят английский кубический дюйм, а для мер веса фунт Петер­бургского монетного двора 1771 г. Было установлено, что фунт воды занимает объем 24,99912 куб. дюйма. Следовало очень незначитель­но увеличить вес фунта (на 1/3 96-й части золотника), чтобы один фунт составил 25 куб. дюймов воды. По определению Комиссии ведро должно было содержать 30 фунтов воды, а четверик—64 фунта воды. Результаты работы Комиссии не были оформлены законодательным актом, и в 1833 г. была организована новая комис­сия при Министерстве финансов. Перед этой организацией стояли за­дачи сравнения русских и иностранных мер, составление соответ­ствующих таблиц, а также обоснование размеров эталонов мер. Был определен вес кубического дюйма воды и на его основе установлен объем фунта воды, оказавшийся равным 25,019 куб. дюйма. Эти данные легли в основу всей русской системы мер, закрепленной законом 1835 г. «О системе российских мер и весов» и просущество­вавшей без изменений до введения метрической системы измерений. Русская система единых мер вводилась на всей территории госу­дарства с 1 января 1845 г. До этого, в 1842 г., «Положение о мерах и весах» утвердило изготовленные эталоны мер. На места были ра­зосланы медные образцовые меры, выверенные по эталонам. Служ­бу надзора за правильностью мер и весов несла городская, земская и сельская полиция.

После принятия Положения 1842 г. Комиссия была ликвидирова­на, а все ее материалы были переданы в новую организацию — Депо образцовых мер и весов, которая с 1893 г. стала называться Главной палатой мер и весов. Депо, а затем Палата хранили эталоны мер, осуществляли поверку мер и изготовление новых эталонов. С 1892 г. во главе этого учреждения встал великий русский ученый Д. И. Мен­делеев, сыгравший большую роль в его работе.

В 1899 г. были созданы новые эталоны аршина, полусажени и фунта из сплава платины и иридия. Было установлено точное соотно­шение между русскими и десятичными мерами. В том же году было утверждено «Положение о мерах и весах», которым допускалась к употреблению в Российской империи наряду с русскими мерами и десятичная система измерений. Это Положение значительно повы­сило роль Главной палаты мер и весов и закрепило ее функции в организации государственной службы мер и весов.

^ Меры длины.Меры длины, сложившиеся к началу XVIII в., в дальнейшем существенно не изменились. Последние исследования позволили установить, что в первой половине XVIII в. русские меры длины не были кратны английским, как это считалось раньше. Напри­мер, размер сажени был изменен и приведен в соответствие с англий­ским футом лишь в начале XIX в. Она стала равной 7 футам, или 213,36 см. Соответственно аршин был приравнен к 28 английским дюй­мам. Вошли в обиход и такие мелкие английские меры длины, как линия и точка. Эти соотношения были закреплены указом 1835 г. В результате русская система мер длины приобрела следующий вид: верста = 500 саженям = 1,0668 км; сажень = 3 аршинам = 7 фу­там = 213,36 см; аршин = 4 четвертям = 16 вершкам = 28 дюй­мам =71,12 см; четверть = 4 вершкам = 17,77 см; вершок = 4,44 см; фут = 12 дюймам = 30,48 см; дюйм = 10 линиям = 2,54 см; линия = 10 точкам = 2,54 мм; точка = 0,254 мм.

Линиями в России измеряли, например, ламповое стекло и калиб­ры ружей. 20- или 10-линейное стекло очень долго сохранялось в обиходе. Точки применялись только в измерений золотых и сереб­ряных монет. В механике и в машиностроении применяли деление дюйма на 4, 8, 16, 32 и 64 части.

^ Меры поверхности.В рассматриваемый период времени меры поверхности никаких существенных изменений не претерпели. По­степенно выходит из употребления четверть и основной единицей измерения поверхностей становится десятина, делившаяся по системе двух на 2 полдесятины, 4 четверти десятины и 8 восьмых деся­тины. Основной размер десятины был равен 2400 кв. саженям (80X30 сажен), однако на практике часто употреблялись и другие виды десятины, например косая, или хозяйственная, десятина, рав­ная 3200 кв. саженям, сотенная, или сотельная, десятина, равная 4000 кв. саженям (100X40 сажен).

В Поволжье и прилегающих губерниях (Самарская, Оренбург­ская) употреблялся в качестве меры поверхности плуг, равный квад­рату со сторонами в 100 сажен, т.е. площадь плуга была равной 10000 кв. сажен.

^ Меры сыпучих тел.В XVIII—XX вв. продолжают бытовать раз­личные меры сыпучих тел, несмотря на тенденцию к их замене мера­ми веса. Из употребления выходит осьмина, но появляется новая, более мелкая единица г* гарнец, равный по объему, согласно указу 1835 г., 200,15 куб. дюйма, а по весу — 8 фунтам перегнанной чистой воды при температуре -+- 13,5° по Реомюру.

В целом система мер сыпучих тел приобрела в этот период сле­дующий вид: четверть = 8 четверикам = 8 пудам зерна ржи == 2,0991 гектолитра; четверик = 8 гарнцам = 26,239 литра; получет­верик = 2 четверкам = 4 гарнцам = 13,119 литра; гарнец = 3,279 литра.

Значительно реже употреблялись меры, полученные в результате деления четверти по системе двух: четверть = 2 осьминам (пол-четвертям) = 4 полуосьминам = 8 четверикам.

^ Меры жидких тел.Рассматриваемый период русской истории (особенно ХУШ в.) характеризуется весьма значительным разно­образием мер жидких тел. Помимо русских мер, в практике упо­треблялись различные иностранные меры, так как тара, в которой в Россию поступали различные жидкости, прежде всего вина, часто являлась и единицей измерения: канна, анкерок, оксфот (оксгофт), галенок (галенка). Указом 1835 г. был уточнен объем исконно рус-кой мерч — ведра. Ведро стало вмещать по весу 30 фунтов чистой перегнагной воды при ее наибольшей плотности при температуре + 13,5° по Реомюру. Наиболее крупной единицей для измерения жидкостей стал мерник, или бочка, вмещавший 40 ведер. В общем виде соотношение основных единиц измерения жидкостей было та­ким: мерник, или бочка = 40 ведрам = 4 десятням = 4,9196 гек­толитра; десятня = 10 ведрам = 1,229 гектолитра; ведро = 2 полу­ведрам = 4 четвертям ведра = 6 шестерикам = 12,299 литра; вед­ро = 8 кружкам = 16 полукружкам = 32 четвертям кружки; ведро = 10 кружкам, или около 12,5 литра воды; ведро = 10 што­фам = 12,299 литра; штоф = 2 бутылкам = 1,2299 литра; бутыл­ка = 2 сороковкам = 0,6149 литра; сороковка = 2,5 соткам (чар-кам)= 0,3047 литра; сотка (чарка)=2 шкаликам = 0,123 литра; шкалик = 0,0615 литра.

Существовало и деление ведра по системе двух. Очень употре­бительной мерой являлась молочная кружка, равная 1/20 ведра.

Меры веса.В течение XVIII—XIX вв. были уточнены старые рус­ские единицы измерения веса. За основу системы был взят фунт (старая гривенка), равный по весу 25,019 куб. дюйма чистой пере­гнанной воды при температуре —(— 13,5° по Реомюру. Было сохранено прежнее деление фунта на золотники и доли, но в XVIII в. фунт был связан с немецкой системой веса — он был приравнен к 32 лотам. Правда, в XIX и XX вв. лот как единица веса употреблялся довольно редко. Лот был равен 1/32 части фунта, т. е. равнялся 3 золотникам.

В целом система мер веса в рассматриваемый период приобрела следующий вид: берковец = 10 пудам = 163,8 кг; пуд = 40 фун­там = 16,38 кг; фунт = 32 лотам = 96 золотникам = 409,512 г; лот = 3 золотникам = 12,797 г; золотник = 96 долям = 4,2657 г.

В XVIII в. входит в употребление система мер аптекарского веса, основной ее единицей был аптекарский фунт, в основе которого лежала римская либра, равная 84 золотникам. Таким образом, аптекарский фунт был равен 7/8 торгового фунта и делился на более мелкие части следующим образом: фунт = 12 унциям; унция = 8 драхмам; драхма = 3 скрупулам; скрупул = 20 гранам; гран = 1/16 грамма десятичной метрической системы.

Аптекарский вес, заимствованный из Нюрнберга, употреблялся в России до начала XX в., когда именно в аптекарском деле раньше всего был осуществлен переход к употреблению десятичной метри­ческой системы, допущенной к применению в России в 1889 г.

14
..^ Создание Международной метрической (десятичной) системы.Современная Международная метрическая (десятичная) система измерений была создана в период Великой французской революции конца XVIII в. Вопрос о создании единой системы мер, построенной на принципиально новых основаниях, а именно на природных не­изменяющихся единицах, был поставлен во Франции еще в XVII в. Во второй половине XVII столетия астроном Мутон выдвинул идею десятичного построения системы измерений, в основе которой лежа­ла бы единица длины, равная длине дуги в одну минуту земного меридиана.

В 1790 г. Национальным собранием Франции был принят дек­рет о реформе мер, подготовка которой поручалась Парижской Ака­демии наук. Специальные академические комиссии выработали все основные принципы новой системы. За основную естественную еди­ницу длины была взята 1/10000000 часть четверти дуги парижского меридиана. Этот меридиан должен был быть измерен между Дюнкер­ком и Барселоной академиками Мешеном и Деламбром. Однако бур­ные события революционной эпохи не позволили им вовремя закон­чить работу, и было принято решение использовать результаты измерения дуги парижского меридиана, проведенного в 1739 г. Кассини и Лакайлем. По данным измерения 1/10000000 часть четверти дуги меридиана была равна 3 парижским футам и 11,44 ли­нии. (Впоследствиичбыл^э_у_ст^ш,овлено, что длина дуги земного ме­ридиана не является величиной постоянной, а подвержена незначи­тельным колебаниям.) Конвент утвердил новые меры, названные рес­публиканскими, в 1795 г., но окончательно метрическая система была утверждена во Франции в декабре 1799 г., после того как в 1798 г. была уточнена длина метра завершившими свою работу Мешеном и Деламбром. Согласно их исследованиям длина метра была опреде лена в 3 фута 11,296 линии, т.е. несколько меньше прежней

Название основной единицы и всей системы происходит от гре ческого слова «метрон» — мера.

Основной единицей измерения поверхностей (площади) стал ар, равный квадрату со сторонами 10 м (от греческого слова «арос»— па­хота).

Основной единицей объема предназначавшейся для измерения дров, стал стер, равный кубу со сторонами 1 м каждая.

Основной единицей объема (емкости) жидких и сыпучих тел стал литр (от греческого слова «литра»— весовой фунт), равный кубу со сторонами 0,1 м каждая.

Основной единицей веса стал грамм (от греческого слова «грам­ма»— обозначение, надпись), равный весу чистой воды в объеме 0, 01 куб. м при температуре 0° по Цельсию.

Все остальные единицы, как более крупные, так и более мелкие, устанавливались при помощи одного коэффициента — 10. Таким образом, все единицы метрической системы были связаны основной единицей — метром и подчинялись десятичному принципу счета. Для обозначения единиц более крупных и более мелких по срав­нению с основными единицами была выработана единообразная номенклатура. Единицы, большие основных в 10, 100, 100 и 10000 раз, получили названия от соответствующих греческих числитель­ных— дека—10, гекто и гекатон—100, кило или хилиа—1000, мирна — 10000. К этим наименованиям присоединялись названия основных единиц, например: мириаметр — 10000 м, километр — 1000 м, гектометр — 100 м, декаметр — 10 м.

Более мелкие единицы, равнявшиеся 1/10, 1/100, 1/1000 основ­ных мер, обозначались с помощью приставок к основному наиме­нованию единиц латинских числительных — деци (от «децем»— 10), санти (от «сентум»— 100), милли (от «милле»— 1000), например: дециметр — 1/10 м, сантиметр—1/100 м, миллиметр — 1/1000 м.

Были созданы эталоны метра и килограмма, сданные на хране­ние во французский республиканский архив. Тем не менее единст­венной и обязательной для Франции метрическая система была приз­нана только в 1837 г. До этого действовали введенные императором Наполеоном так называемые обиходные меры, связанные как с мет­рической, так и со старой системой измерений.

Законом 1837 г. новая система вводилась окончательно с 1 янва­ря 1840 г. Скоро метрическая система стала употребляться и в дру­гих государствах — Германии, Англии и Испании с 1849 г., в Порту­галии с 1852 г., в США с 1866 г.

В 1875 г. на Международной конференции в Париже была под­писана Метрическая конвенция. В числе подписавших ее 17 госу­дарств была и Россия. К 1889 г. были изготовлены прототипы (эта­лоны) метра и килограмма из иридиевой платины (90% платины и 10% иридия). Состоявшаяся в этом году Международная кон­ференция по мерам и весам утвердила прототипы и распределила их по жребию между странами, подписавшими конвенцию. Они стали национальными эталонами мер длины и веса. Однако во мно­гих странах, в том числе и в России, продолжали употребляться наряду с метрическими и местные дометрические меры.

Еще в 1869 г. Российская Академия наук выступила за введение в России метрической системы измерений. Однако лишь в 1899 г. метрическая система была допущена к употреблению наряду со ста­рыми русскими мерами.

Совет Народных Комиссаров РСФСР 11 сентября 1918 г. при­нял декрет «О введении Международной метрической десятичной системы мер и весов». Согласно этому декрету метрическая систе­ма должна была быть введена с 1 января 1919 г., а окончательное завершение перехода к ее употреблению должно было быть закон­чено к 1 января 1922 г. Употребление всяких других мер, кроме метрических, декретом запрещалось с 1 января 1924 г. Однако гражданская война не позволила провести реформу в намеченные сроки. После большой подготовительной работы метрическая систе­ма, как единственная система мер измерений, была введена в СССР с 1 января 1927 г.

Потребности современной науки и производства в точнейших измерениях стимулируют работу по совершенствованию метрической системы мер. В 1927 г. на VII Генеральной конференции по мерам и весам было принято новое определение метра и установлено его соотношение с длиной волны красной линии паров кадмия, излучае­мых при определенных условиях. Затем, в 1960 г., XI Генеральная конференция по мерам и весам ввела новое определение метра, действующее до настоящего времени. Метр определяется как вели­чина, равная 1650763,73 длины волны излучения в вакууме, соответ­ствующего оранжевой линии спектра изотопа криптона с атомным весом 86.

 

 

Двуречье. Одна из первых упорядоченных хронологических систем возникла в древней Месопотамии. Около 2500 до н. э. шумерские чиновники научились вести подробный счёт по дням, месяцам и годам; их лунно-солнечный (сельскохозяйственный) год состоял из 12 лунных месяцев. Согласно шумерским записям, около 2400 до н. э. появился обычай вставлять дополнительные месяцы, чтобы подгонять традиционный месяц жатвы ячменя (нисан у вавилонян) ко времени уборки урожая8. Добавочные месяцы вставлялись и позднее, например, около 1760 до н. э., по приказу вавилонского царя Хаммурапи9.

Вавилонская (халдейская) культура усовершенствовала достижения шумеров. Николай Дамасский, греческий историк рубежа н. э., писал: «Вавилоняне были самыми лучшими астрономами и превосходили всех искусным умением предсказывать будущее по снам и по чудесным явлениям, — словом, отличались познаниями во всём, что касается божественных дел» (Hist. I—II, 12). Возникновение и быстрое развитие в Шумере и Вавилоне астрономии и астрологии, математических знаний способствовало созданию сложной хронологической системы10. Б. А. Тураев писал: «Вавилонские наблюдения касались конъюнкций планет, расстояний Луны и планет от звёзд, гелиакических восходов и закатов, времён солнечных и лунных затмений… Числовое изображение движения Солнца и Луны в это время у них уже вполне было развито, у них были предписания для вычислений, и их астрономические школы учили о различных системах предсказания движений Солнца и Луны и наступлений затмений. Числовые отношения были им известны с изумительной точностью, что заставляет предполагать многовековую предшествующую астрономическую деятельность. Зодиак, вероятно, восходит к 3000… К древнему времени вавилонской астрономии восходит и представление о соединении планет с созвездиями и Луной, как о лунных станциях»11.

Вавилонские астрономы, кроме неподвижных звёзд, открыли семь «блуждающих светил», которые греки потом назвали планетами12. Учение о семи светилах стало составной частью вавилонской религии. Известный Плутарх в трактате «Об Исиде и Осирисе» (гл. 48) писал: «Халдеи утверждают, что из планет, которые они называют богами-покровителями, две приносят добро, две — зло и три являются средними, обладая обоими качествами». Таким образом, семь светил-богов рассматривались как творцы мироздания, которые уравновешивают друг друга.

В связи с этой религиозно-астрономической традицией, видимо, следует рассматривать возникновение в Вавилоне семидневной недели. Советский учёный-хронолог И. А. Климишин полагал, что подобная мера времени связана с изменением фазы Луны: «В самом деле, продолжительность синодического месяца составляет 29,53 суток, причём люди видели Луну на небе около 28 суток: семь дней продолжается увеличение фазы Луны от узкого серпа до первой четверти, примерно столько же — от первой четверти до полнолуния и т. д.»13.

Тесная связь халдейской хронологии с религией проявилась не только в этом. «Разделив сутки на 24 часа, древневавилонские астрологи составили представление, будто каждый час суток находится под покровительством определённой планеты, которая как бы „управляет” им»14. После «правления» последней, 7-й, планеты цикл повторялся снова. 15-е число месяца, день полнолуния, считалось «днём успокоения сердца», когда нужно было умиротворять разгневанных богов15. Весной, в начале месяца нисана, вавилоняне справляли своё главное торжество — Новый год и одновременно праздник бога Мардука; при этом осуществлялся специальный церемониал16.

О других достоинствах хронологической системы Вавилона Б. А. Тураев приводит следующие интересные факты: [с. 13] «Не менее важным приобретением вавилонской культуры, также связанным с наблюдением неба и культом, была знаменитая шестидесятеричная система счисления: 60 = сосс, 600 — нер и 3600 — сар), а также покоящаяся на ней система мер и весов. 365 дней солнечного года, в круглой цифре 360. повлекли за собой разделение солнечного пути, небесного экватора, а затем и всякого круга на 360 градусов, а также разделение эклиптики на двенадцать частей по 30º. Небесный свод обращается в 24 часа; один знак зодиака в равноденственную ночь требует для себя1/12 суток, т. е. два часа. Отсюда вавилонский «двойной час» — древнейшая мера времени, которая постепенно была зафиксирована при помощи песочных и водяных часов. Затем удалось определить малую естественную меру времени, соответствующую тому, за которое Солнце или Луна проходят по орбите длину своего диаметра. Путём измерений водяными часами установили, что солнечный диаметр — 1/2 градуса, т. е. 1/60 одного знака зодиака, следовательно, одного двойного часа. Таким образом, на небе были открыты две величины, стоявшие в отношении 60 к 1 — двойной час и двойная минута. Меры времени … были органически связаны с мерами длины: длина секундного маятника для широты Вавилона — 992,35 миллиметра; это число весьма близко подходит к мере длины — двойному локтю (992 1/3 мм). Таким образом, вавилонские жрецы ещё в глубокой древности … якобы открыли закон маятника; на открытие их мог натолкнуть отвес при постройках храмов»17.

Заслугой вавилонян было открытие астрономического периода «сарос» (по-египетски — «повторение»). «Сарос — это промежуток времени, по истечении которого в той же последовательности вновь повторяются солнечные и лунные затмения. Сарос приблизительно равен 6585 1/3 суток. Но почти такую же длительность имеют 223 синодических месяца (6585,321 дня). Поэтому разница в одни сутки набежит только по прошествии 1500 лет»18.

Итак, вавилонская система счисления времени была весьма развитой. Около 1100 до н. э. эту систему заимствовали ассирийцы, а ещё позже вавилонские цари распространили её на завоёванные народы19. Ассирийцы, однако, не довольствовались только вавилонскими открытиями, но проводили собственные астрономические исследования20.

В VIII в. до н. э., согласно легендарной традиции, возникла «эра Набонасара», которую обычно считают с 26 февраля 747 до н. э., когда якобы начал править этот царь; эта эра известна благодаря «Альмагесту» Клавдия Птолемея (II в. н. э.). Этой эрой, видимо пользовались в более поздние времена после её формального начала21.

Персидские цари после завоевания Вавилона в 539 г. также приняли местную хронологическую систему (хотя сохранили и собственную) и развивали её22. Геродот (I, 133) в числе обычаев персов упоминает следующий: «Самым большим праздником у персов признаётся день рождения каждого человека. В этот день они считают нужным устраивать более обильное, чем в другие дни, угощение». Этот факт является очередным доказательством того, что персы заимствовали вавилонские традиции и также уделяли серьёзное значение астрономическому периоду рождения человека. Хотя Геродот и не упоминает об этом, но вывод, что день рождения человека определяет его нрав и характер его жизни, следует из самого контекста. Кроме того, Геродот (IV, 98) сообщает, что Дарий I для определения времени во время похода использовал специальный ремень с 60 узлами: развязывая каждый день по узлу, он производил соответствующие расчёты. Этот факт свидетельствует в пользу того, что при персах развивались некоторые примитивные хронологические приборы.

В конце персидской эпохи развитию астрономии и хронологии в Двуречье способствовала деятельность вавилонского ученого Бероса (IV в. до н. э.), который был жрецом бога Мардука и, следовательно, имел опыт в измерении времени. В своей «Халдейской истории» (от неё сохранились незначительные отрывки) Берос писал о событиях «от сотворения» мира» и излагал хронологию правителей Двуречья; из этого источника известно о местных хронологических циклах: сос (60 лет) — нер (600 лет) — сар (3600 лет). В этом же сочинении приводится и легенда о всемирном потопе23.

Берос создал свою собственную теорию времени — вероятно, это была интерпретация и популяризация предыдущих хронологических теорий Двуречья. Римский архитектор Витрувий Поллион, современник Юлия Цезаря и Августа, в своём трактате «Об архитектуре» оставил подробное описание «учения Бероса», и это свидетельствует о том, что оно было известно и в римское время. Витрувий сообщает, что Берос поселился на о. Кос и обучал там греков своей науке (IX, 6, 2). Поскольку теория времени Бероса, видимо, была одной из классических на Востоке, нелишним будет подробно её рассмотреть.

Итак, у Витрувия сказано: «Берос, происходивший из города или из племени халдеев и распространивший халдейскую науку [астрономию] в Азии, учил так: луна есть шар — наполовину блестяще-белый, а наполовину лазоревого цвета. Когда она, совершая путь по своей орбите, проходит под диском солнца, то охватывается его лучами и неистовым жаром и оборачивается к нему своей блестящей стороной из-за стремления её света к свету. Когда же она, привлечённая солнечным диском, обращена вверх, то нижняя, неблестящая её сторона, благодаря её сходству с воздухом, кажется [с. 14] тёмной. Когда лучи солнца падают на неё отвесно, весь её свет остаётся обращённым вверху, и тогда она называется первою.

Когда, двигаясь дальше, она идёт к восточным частям неба, то освобождается от воздействия солнца, и самый край её блестящей части испускает сияние на землю до чрезвычайности тонкой чёрточкой. Тут она называется второй луною. По мере же ежедневного её вращения, отходя всё больше, она, по счёту дней, называется третьей, четвёртою и т. д. В седьмой день, на закате солнца, луна занимает место между востоком и западом на средине неба, так как отстоит от солнца на половину пространства неба и также обращена к земле половиною своей блестящей части. Когда же расстояние между солнцем и луной равно всему пространству неба и восходящей луне прямо противостоит солнце на закате, то она, отпущенная его лучами на четырнадцатый день, испускает сияние полным кругом всего своего диска; в остальные же дни, ежедневно убывая, к окончанию лунного месяца, по мере своего обращения и пути, снова привлекается солнцем, подходит под его круг и таким образом завершает полное число месячных дней» («Об архитектуре», IX, 2, 1—2).

Кроме того, для измерения времени Берос, как пишет Витрувий (IX, 8, 1), изобрёл «полукружие, выдолбленное в призме и срезанное по высоте полюса»; это устройство также пользовалось популярность.

Определённый вклад в философское исследование времени внесла религия зороастризма, распространённая в рабовладельческую эпоху в Двуречье и вообще в Передней Азии. Зороастризм выступил с оригинальной идеей циклической смены времён, согласно которой демиурги добра (Оромаз — Ахурамазда) и зла (Ариман) как взаимоуничтожающие силы каждые 3 000 лет постоянно сменяют друг друга24. Плутарх в трактате «Об Исиде и Осирисе» (гл. 47) свидетельствует, что зороастризм предполагал конец света и, следовательно, конец времени: «Придёт назначенный судьбой срок, когда Ариман, приведя с собой чуму и голод, должен будет от них погибнуть и совершенно исчезнуть. А земля станет ровной и гладкой, и будет единая жизнь и единое государство счастливых и говорящих на одном языке людей. …Согласно магам, они [Ахурамазда и Ариман] по очереди властвуют над богами: три тысячи лет один, три тысячи — другой, но ещё три тысячи лет борются, сражаются и побеждают один другого. Наконец, Аид будет оставлен и люди будут счастливы, не нуждаясь в пище и не отбрасывая тени. Создавший это бог будет пребывать в покое и остановит время, а то ведь не велик срок этот для бога, а таков, как для спящего человека. Такое вот рассказывается в легендах магов». Нетрудно заметить, что данные идеи зороастризма имеют много общего с концепцией, изложенной в «Откровении» Иоанна Богослова, где также говорится об уничтожении зла, прекращении времени, создании единого государства Бога и доступа в него избранных.

16 Египет. Почти одновременно с государствами Двуречья счисление времени развивалось и в Стране пирамид. Ещё за несколько тысяч лет до н. э. в Египте начали развиваться астрономия и математические знания, поэтому искусство счисления времени постоянно совершенствовалось25. Хронологическая система египтян в древности считалась самой надёжной в мире. Римский компилятор V в. н. э. Макробий писал: «У египтян, и только у них, год всегда имел определённую продолжительность. У других народов она менялась в результате различных, но равно ошибочных вычислений» (Saturnaliae. I, 12, 2). Геродот (II, 4) отмечал, что египетский год совпадал с сезонными изменениями. С древних времён египтяне пользовались годом из 365 дней, схематически объединённых в четыре времени года и 12 месяцев по 30 дней каждый; кроме того,[с. 15] имелось ещё пять дополнительных дней. Этот год, исчисляемый по земледельческим периодам, был на 1/4 дня короче действительного солнечного года. Наряду с официальным годом использовался также и народный лунный календарь из месяцев в 29 и 30 дней. Наконец, вплоть до 235 до н. э. в Египте существовал 25-летний цикл из 309 месяцев, который определял даты начала лунных месяцев26.

Отличием египетского года было то, что он не зависел ни от Луны, ни от Солнца, но был связан с восходом Сириуса27. Античный астроном I в. до н. э. Гемин отмечал: «Египтяне держатся совершенно другого мнения, нежели греки, ибо они считают свои года не по Солнцу, а свои дни и месяцы — не по Луне, но поступают по своим своеобразным основаниям. Они хотят, чтобы жертвы богам не приносились всегда в определённое время года, но проходили через все времена года, и летний праздник делался осенним, зимним и весенним»28.

Египетская хронологическая система, как и в других странах Востока, также была тесно связана с религией. Геродот (II, 83) писал: «Каждый месяц и день [года] посвящены у них какому-нибудь богу. Всякий может предугадать заранее, какую судьбу, какой конец и характер будет иметь родившийся в тот или иной день». Луна и Солнце рассматривались египтянами как две противоположные и взаимодополняющие друг друга сущности. «И проявления Луны подобны проявлению разума и совершенной мудрости, а действия солнца — ударам, совершаемым насилием и мощью», — сообщает Плутарх («Об Исиде и Осирисе», гл. 41). Луна, следовательно, почиталась более, нежели Солнце. Согласно египетским сказаниям, «смерть Осириса наступила в 17-й день месяца, когда особенно очевидным становится завершение полнолуния» (там же, гл. 42), и счёт времени часто вели именно по Луне. Как следует из сообщения Плутарха, египтяне, подобно вавилонянам, также измеряли время локтями: «Полагают, что некоторые указания на периоды Луны содержат и разливы Нила. Самый большой из них у Элефантины поднимается на 28 локтей, а таково число мер и суток каждого месячного цикла; самый мелкий … имеет 6 локтей в честь полумесяца; средний у Мемфиса, когда он правилен, — 14 локтей в знак полнолуния» (там же, гл. 43).

В древнем Египте, если верить Геродоту (II, 123), была развита свойственная многим ранним обществам идея о цикличности человеческого бытия, о переходе души из одной формы в другую: «Когда умирает тело, душа переходит в другое существо, как раз рождающееся в тот момент. Пройдя через [тела] всех земных и морских животных и птиц, она снова вселяется в тело новорождённого ребёнка. Это круговращение продолжается три тысячи лет». Итак, снова, как и в учении зороастризма, повторяется идея о существовании 3000-летнего цикла, в течение которого старая материя (мироздание, уклад) отмирает и, регенерируясь, переходит в новое качество, чтобы цикл опять повторился. Это наводит на мысль, что системы измерения времени на Востоке (не только в числовом, но и в философском понимании) имеют какой-то один общий корень, идущий, несомненно, от первобытной эпохи.

Сутки в Древнем Египте, видимо, представляли собой особый ритуальный период времени, в течение которого осуществлялся жизненный процесс. Б. А. Тураев отмечает, что «для каждого из 4 часов суток существовало особое божество, являвшееся созерцать и охранять Осириса; в каждый из часов произносились особые изречения…»29. Итак, египетская религия подчёркивала значимость каждого часа в повседневном бытии человека.

Если на ранней стадии развития египетской цивилизации смерть рассматривалась лишь как переход к существованию в загробном мире, то в поздний период (видимо, вследствие эллинского влияния) начинают более ценить именно земную, а не загробную жизнь. В данном случае уместно сослаться на одну надгробную надпись, относящуюся к эпохе знаменитой Клеопатры VII (I в. до н. э.). В этой иероглифической надписи умершая жена молодого жреца «обращается» к нему с весьма многозначительными словами: «О брат, супруг, друг, не уставай пить и есть, напивайся, наслаждайся любовью, празднуй, следуй желанию сердца день и ночь. Весь Запад — страна сна, тягостного мрака; это место спящих в своих мумиях, не пробуждающихся, чтобы видеть своих братьев, своих отцов и матерей, забыло сердце и жён и детей. Вода жизни, что на земле для живущих, для меня гниль. Я не знаю, где я, с тех пор, как прибыла в эту юдоль…»30. Как видно из текста, в эпоху Клеопатры древние предрассудки стали стираться, и земная жизнь была уже предпочтительнее загробной.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 961. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.387 сек.) русская версия | украинская версия