Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Внеситуативные формы общения дошкольника со взрослым




Отделение ребенка от взрослого к концу раннего возраста приводит к новым отношениям дошкольника с ним и к новой ситуации развития.

Впервые ребенок выходит за пределы своего семейного круга и устанавливает новые отношения с более широким миром взрослых людей. Общение ребенка со взрослым усложняется, приобретает новые формы и новое содержание. Дошкольнику уже недостаточно внимания взрослого и совместной деятельности с ним. Благодаря речевому развитию значительно расширяются возможности общения с окружающими. Теперь ребенок может общаться не только по поводу непосредственно воспринимаемых предметов, но и по поводу предметов только представляемых, мыслимых, отсутствующих в конкретной ситуации взаимодействия. Содержание общения становится внеситуативным, выходящим за пределы воспринимаемой ситуации.

М. И. Лисина выделяет две внеситуативные формы общения, характерные для дошкольного возраста, — познавательную и личностную.

В первой половине дошкольного возраста (3—5 лет) складывается внеситуативно-познавательная форма общения ребенка со взрослым. В отличие от предыдущей (ситуативно-деловой), она вплетена не в практическое сотрудничество со взрослым, а в «теоретическое». Обостренная познавательная потребность ре­бенка и расширение его познавательных интересов ведут к тому, что он начинает задавать взрослому многочисленные вопросы.

Детей этого возраста иногда называют «почемучками».

Вопросы, которые задают дети чрезвычайно разнообразны и охватывают все области знаний о мире, природе и обществе:

«Почему рыбы в воде не тонут?»

«Почему деревья не ходят?»

«Правда, что апельсин - папа мандарина?»

«А на чем пирожные растут?» и пр.

Все, что ребенок слышит от взрослого и что он видит сам, он пытается привести в порядок, установить закономерные от­ношения, в которые укладывается наш непостоянный и слож­ный окружающий мир. Ведущий для этой формы мотив обще­ния — познавательный. Взрослый начинает выступать перед ребенком в новом качестве — как источник новых знаний, как эрудит, способный разрешить их сомнения и ответить на их воп­росы. А поскольку в ходе «теоретического сотрудничества» об­суждаются темы, далекие от окружающей обстановки, общение впервые приобретает внеситуативный характер.

Для внеситуативно-познавательной формы общения харак­терно стремление ребенка к уважению взрослого, которое про­является в повышенной обидчивости детей. Очень важной для них становится оценка взрослого — любое замечание дети на­чинают воспринимать как личную обиду. Исследования, про­веденные под руководством М. И. Лисиной, показали, что дети с познавательными мотивами общения демонстрируют повы­шенную обидчивость и чувствительность к замечаниям. Аффек­тивные вспышки особенно свойственны детям среднего дош­кольного возраста (среди младших многие еще остаются на уровне ситуативно-деловой формы). Таким образом, для внеси­туативно-познавательной формы общения характерны познава­тельные мотивы и потребность в уважении взрослого. Главным средством такого общения, естественно, является речь, посколь­ку только она позволяет выйти за пределы ситуации.

Внеситуативно-познавательное общение позволяет детям значительно расширить рамки мира, доступного для их позна­ния, и приоткрыть взаимосвязь явлений. Однако мир природ­ных, физических явлений вскоре перестает исчерпывать интересы детей; их все больше привлекают события, происходящие среди людей.

К концу дошкольного возраста складывается новая и выс­шая для дошкольного возраста — внеситуативно-личностная форма общения. В отличие от предыдущей, ее содержанием яв­ляется мир людей, вне вещей. Если в 4—5 лет в разговорах ре­бенка со взрослым преобладают темы о животных, машинах, явлениях природы, то старшие дошкольники предпочитают го­ворить о себе, своих родителях, правилах поведения и пр. Веду­щими мотивами становятся личностные. Это значит, что глав­ным побудителем общения, как и в младенческом возрасте, является сам человек, независимо от его конкретных функций. Внеситуативно-личностное общение (как и ситуативно-лично­стное) не является стороной какой-то другой деятельности (практической или познавательной), а представляет собой са­мостоятельную ценность. Однако, в отличие от младенческого возраста, взрослый выступает для ребенка не как абсолютная, абстрактная личность, а как конкретный индивид и член обще­ства. Ребенка интересуют не только его ситуативные проявле­ния (его внимание, доброжелательность, физическая близость), но и самые различные аспекты его существования, которые не видны в конкретной ситуации и никак не касаются самого ре­бенка (где он живет, кем работает, есть ли у него дети и пр.). Столь же охотно он рассказывает и о себе самом (о своих роди­телях, друзьях, радостях и обидах).

Для старших дошкольников характерно не просто стремле­ние к доброжелательному вниманию и уважению взрослого, но и к его взаимопониманию и сопереживанию. Для них становится особенно важным достичь общности взглядов и оценок со взрос­лым. Совпадение своей точки зрения с мнением старших слу­жит доказательством ее правильности. Потребность во взаимо­понимании и сопереживании взрослого является главной для внеситуативно-личностного общения. Что касается средств об­щения, то они, как и на предыдущем этапе, остаются речевыми.

Внеситуативно-личностное общение ребенка со взрослым имеет важное значение для развития личности ребенка. Во-пер­вых, в процессе такого общения он сознательно усваивает нор­мы и правила поведения, что способствует формированию мо­рального сознания. Во-вторых, через личностное общение дети

учатся видеть себя как бы со стороны, что является важным усло­вием развития самосознания и самоконтроля. В-третьих, в лич­ностном общении дети начинают различать разные роли взрос­лых — воспитателя, врача, продавца, учителя и пр. и в соответствии с этим по-разному строить свои отношения с ними.

Между двумя внеситуативными формами общения нет чет­ких возрастных границ: нередко случается, что внеситуативно-личностное общение не возникает до 6—7 лет, а иногда в упро­щенном варианте оно встречается уже у трехлеток. Однако общая возрастная тенденция все же свидетельствует о последо­вательном появлении этих форм общения в онтогенезе.

В исследовании Е. О. Смирновой, проведенном под руководством М. И. Лисиной, детям предлагались три ситуации взаимодействия, каждая из которых являлась моделью определенной формы общения: поиграть вместе со взрослым, посмотреть с ним книжку или просто побе­седовать. Отмечалось, какую из трех ситуаций предпочита­ют дети разного возраста (от 3 до 7 лет), насколько увлечен ребенок предложенным взаимодействием и главное - ка­ково содержание его контактов со взрослым. В результате оказалось, что в младшей группе у 78% детей осуществля­лась только ситуативно-деловая форма общения, в сред­нем эта форма общения была отмечена у 30% детей, внеситуативно-познавательная у 50%. Внеситуативно-лич­ностное общение - только у 6% младших и 20% средних дошкольников. В старшей группе этой формой общения обладали уже 60% детей, а ситуативно-деловая встреча­лась в виде исключения (8%). Эти данные дают основание полагать, что внеситуативно-личностное общение наибо­лее характерно для старших дошкольников.

Это лишь общая усредненная возрастная последователь­ность, отражающая нормальный ход развития ребенка. Откло­нения от нее на незначительный срок (полгода или год) не дол­жны внушать опасений. Однако «застревание» на уровне ситуативно-деловой формы до конца дошкольного возраста, когда интересы ребенка ограничиваются играми и игрушка­ми, а его высказывания связаны только с сиюминутными дей­ствиями, свидетельствует о явной задержке в развитии обще­ния, а значит, и общей мотивационной сферы ребенка. С другой стороны, преждевременный переход к внеситуативно-личнос­тному общению, без полноценного проживания предыдущих его форм, также ведет к деформациям в развитии личности ребенка.

Нормальный ход развития общения заключается в после­довательном и полноценном проживании каждой формы обще­ния в соответствующем возрасте. Конечно, наличие ведущей формы общения вовсе не означает, что при этом исключаются все другие формы взаимодействия (например, что ребенок, до­стигший внеситуативно-личностной формы, будет постоянно разговаривать со взрослым на личностные темы). Умение об­щаться (и у ребенка, и у взрослого) как раз и заключается в том, насколько поведение человека соответствует реальной обстанов­ке и интересам партнера, насколько широко способен человек варьировать деловые, познавательные и личностные контакты. Главным показателем развития общения является при этом не преобладание тех или иных контактов, а возможность и способность общаться по поводу различного содержания — в зависимос­ти от ситуации и партнера.

Кроме взрослого, в социальной ситуации развития ребенка в дошкольном возрасте все большую роль начинают играть свер­стники. Общение и отношения с другими детьми становятся не менее значимыми для ребенка, чем его взаимоотношения со взрослыми. Сфера общения дошкольника со сверстниками име­ет свои специфические особенности, которые будут рассмотре­ны ниже.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 1238. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.012 сек.) русская версия | украинская версия