Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Структура и основные параметры типов контрактов




  Классический Неоклассический Отношенческий
Характеристика сторон контракта Легкость нахождения замены каждому из участников Высокая степень взаимной зависимости сторон контракта ввиду трудностей с нахождением равноценной замены. Стороны нейтральны к риску Двухсторонняя зависимость участников сделки: результат полностью зависит от их способности к совместной деятельности. Одна сторона нейтральна к риску, другая – противник риска
Форма контракта Контракт в стандартной форме, в нем полностью оговорены все детали его выполнения Форма контракта специально разрабатывается под сделку. Контракт не полностью специфицирован, а оставляет возможность для корректировки Основные положения контракта могут вообще не специфицироваться эксплицитно. Контракт сводится к передаче одной стороной права контроля своих действий другой стороне
Отношения между сторонами Стороны сохраняют полную автономию Стороны сохраняют автономию Властные отношения: делегирование права контроля деятельности
Период, на который заключается контракт Краткосрочный Средне- и долгосрочный Долгосрочный. Период действия контракта может быть не оговорен: он действует, пока для одной из сторон выгоднее делегировать право контроля, чем пользоваться им самостоятельно
Способ адаптации к непредвиденным обстоятельствам Перезаключение контракта на новых условиях Переговоры, согласование позиций, взаимные уступки на основе «всего опыта взаимодействия сторон, накопленного за время их отношений» Подчинение одной стороны решениям другой
Стимулы к выполнению условий контракта Сильные: вознаграждение сторон привязано к выполнению конкретных задач, зафиксированных в контракте Средние: использование доктрины оправдания позволяет сторонам ссылаться на непредвиденные обстоятельства в качестве препятствий выполнению обязательств Слабые: одна из сторон контракта получает фиксированное вознаграждение за сам факт делегирования права контроля
Санкции за неисполнение условий контракта Легальные, зафиксированные в самом контракте Потеря репутации, созданной за период длительного взаимодействия сторон Наложение административного взыскания, менее выгодные условия компенсации за делегированное право контроля
Инстанция, в которой разрешаются конфликты Суд Третья сторона: арбитражный суд, третейский суд Решение диспутов происходит без привлечения какой-либо третьей стороны. Решение диспутов на основе использования власти
Факторы, ограничивающие эффективность процедуры разрешения конфликтов Ограниченность информации, которая находится в распоряжении суда. Цена доступа к закону не равна нулю Репутация третейского или арбитражного судьи. Ограниченность полномочий, которые делегируются третьей стороне (за исключением арбитража). Цена внелегальности отлична от нуля Издержки на осуществление административного контроля. Любой конфликт потенциально содержит в себе возможность использования сторонами не только «голоса» (властных отношений), но и «выхода», т. е. отзыва делегированного права контроля
Примеры Контракт купли-продажи Франчайзинг. Регулирование естественных монополий. Долгосрочные контракты между транспортными, энергетическими и сырьевыми компаниями Контракт между работодателем и наемным работником. Весь комплекс внутрифирменных отношений

 

Источник: Олейник А.Н. Институциональная экономика: учеб. пос.-М.:ИНФРА-М,2000. С. 238-239.

 

2) Степень полноты контракта в отношении переменных, которые определяют адаптацию к непредвиденным обстоятельствам: цен, качества, количества, штрафных санкций. Проведенные эмпирические исследования показали, что степень полноты контракта возрастает с увеличением специфичности ресурсов и уменьшается по мере увеличения неопределенности. Это означает, что достигается определенный компромисс между гарантиями, потребность в которых возрастает с увеличением зависимости, и гибкостью, которая требуется из-за меняющихся условий реализации сделки.

3) Стимулы, т. е. механизмы, использующиеся в контрактах, можно свести к следующим категориям: сдельная оплата труда, почасовая оплата труда, распределение акций между работниками, доход на активы, выплачиваемые собственникам, и рента, которая делится между участниками совместного проекта.

4) Процедуры принуждения к исполнению контракта.

Каждой контрактной форме соответствует специфический механизм управления договорными отношениями. Среди них:

- безличный рыночный механизм, который подходит к одноразовым и повторяющимся сделкам по поводу стандартных товаров;

- арбитраж, который распространяется на нерегулярные сделки по поводу товаров средней и высокой степени специфичности; двусторонняя структура управления, характерная для отношенческих контрактов, а сфера применения такого механизма управления – регулярные сделки по поводу товаров средней степени специфичности;

- унитарное управление (иерархия), где отношения между участниками договора регулируются прямыми командами и приказами, а не рыночными сигналами.

Все типы контрактов отличаются той ролью, которую играет в них цена, степенью специфичности ресурсов, которые являются предметом сделки, а также наличием специальных гарантий выполнения обязательств, закрепленных в контракте. Эти характеристики контрактов и альтернативных способов организации сделки можно представить в виде таблицы (табл. 3).

5.3.Среди причин неполноты контрактов можно выделить:

1) ограниченность предвидения человека, который не может предусмотреть все непредвиденные обстоятельства;

2) издержки осуществления расчетов и переговоров при заключении контрактов;

3) неточность и сложность языка, которым написаны контракты;

4) определенная деятельность или информация, оказывающая существенное влияние на выгоду, которую получают стороны, может оказаться не наблюдаемой третьей стороной и не поддающейся проверке в суде. Поэтому стороны при заключении контрактов оставляют пробелы, которые будут заполнены, когда настанет время для внесения изменений.

 

Таблица № 4

Альтернативные способы организации контракта (сделки)

 

Тип контракта Цена (р) Специфичность ресурса (к) Гарантии исполнения контракта (s) Способ организации сделки
Классический Решающая роль в стимулировании, координации и контроле k = 0 ресурс общего назначения s=0 гарантии не нужны Рынок
Неоклассический   Играет важную роль, но ограниченную специфичностью ресурсов k › 0 средняя степень специфичности ресурса s≠ k гарантии применять сложно Смешанные или гибридные формы
Отношенческий (имплицитный) Не играет существенной роли   k - значительная величина ресурс высокоспецифичный или уникальный s=k исполнение контракта полностью гарантировано Иерархия или формальная организация

 

Источник: Васильцова В.М., Тертышный С.А. Институциональная экономика: Уч. пособие. Стандарт третьего поколения.-СПб. Питер, 2012. С.107-108.

 

Неполные контракты позволяют сторонам гибко реагировать на непредвиденные обстоятельства, но одновременно создают проблему несовершенства обязательств договаривающихся сторон и опасность постконтрактного оппортунизма. Поэтому, когда стоит выбор между более или менее полным контрактом, то при подготовке этого контракта всегда достигается некий компромисс между защитой от оппортунистического поведения, с одной стороны, и способностью гибко приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам – с другой.

Описанные выше причины неполноты контракта можно определить одним понятием – ограниченная рациональность экономических агентов, которое ввел в научный оборот Г. Саймон, утверждавший, что разум человека – это ограниченный ресурс и его также нужно экономить.

Даже если некоторая случайность может быть предусмотрена и запланирована в контракте, а контрактные отношения надежно защищены, то могут возникать и другие сложности, как в период заключения контракта, так и в процессе его исполнения. Одна из сторон контракта может располагать важной частной информацией как на стадии ех ante, до заключения контракта, когда еще проводятся переговоры о его заключении, так и на стадии ех роst, т. е. после заключения контракта, когда имеющейся информации недостаточно для оценки того, соблюдаются ли условия соглашения или нет. Асимметрия информации означает, что покупателю и продавцу известно разное количество информации, имеющей отношение к сделке. Сторона, обладающая большим объемом информации, может выиграть, если воспользуется своим информационным преимуществом.

Можно выделить три типа оппортунистического поведения, которые соответствуют разным видам асимметрии информации.

1. Покупателю неизвестны качественные характеристики блага, имеет место асимметрия информации, носящая скрытые характеристики (hidden characteristics), которая может привести к неблагоприятному отбору (adverse selection). Термин «неблагоприятный отбор» возник в страховом деле и в экономическую теорию был введен Ф. Найтом.

2. Скрытые действия (hidden action) и скрытая информация (hidden information), которые приводят к моральному риску (moral hazard) той стороны, которая обладает информацией. Понятия «скрытые действия» и «скрытая информация» были введены К. Эрроу.

З. Скрытые намерения (hidden intentions) партнера по сделке скрывают в себе опасность третьего вида оппортунистического поведения – вымогательства (hold-up).

Впервые внимание на трудности, возникающие на рынке, в связи с асимметрией информации на стадии до заключения сделки обратил внимание профессор экономики Калифорнийского университета Беркли Джордж Акерлоф (George Аkег1оf, род. 1940) в 1970 г.

Он рассмотрел механизм неблагоприятного отбора на примере рынка подержанных автомобилей в США. На этом рынке продаются хорошие автомобили, которые на сленге называются «сливы», и плохие (на сленге – «лимоны»). Продавцы располагают большей информацией о качестве автомобилей, которые они продают, чем покупатели. Но поскольку покупатели не могут провести различие между «сливами» и «лимонами», то и хорошие, и плохие автомобили продаются по одной цене. Дж. Акерлоф утверждает, что в этой ситуации на рынке останутся в основном «лимоны» и, возможно, хорошие автомобили вообще не будут предлагаться к продаже.

В подобной ситуации возникает внешний эффект, который приводит к провалу рынка. Своим решением попытаться продать автомобиль плохого качества по средней цене экономические агенты оказывают влияние на складывающееся у покупателей впечатление в отношении качества «среднего» автомобиля, продаваемого на рынке. Это приводит к понижению цены, которую покупатели готовы платить за «средний» автомобиль, и таким образом наносит ущерб людям, которые пытаются продать хороший автомобиль. Из-за высоких издержек получения информации товары низкого качества вытеснили товары хорошего качества. Проблема неблагоприятного отбора может быть настолько серьезной, что способна полностью разрушить рынок.

Существуют две стратегии, позволяющие решить проблему неблагоприятного отбора: подача сигнала (signaling) и просеивание (screening). Различие между этими стратегиями состоит в том, какая из сторон предпринимает действия – информированная или неинформированная.

При сигнализировании инициативу в свои руки берет сторона, располагающая информацией. Той стороне, которая обладает скрытой информацией, бывает выгодно, чтобы о ней узнала другая сторона.

Сигнал – это наблюдаемая характеристика индивида или блага, которая может быть изменена. В примере Дж. Акерлофа с рынком подержанных автомобилей таким сигналом служит гарантия, которую предоставляет продавец «слив», если автомобиль окажется «лимоном». Продавец «лимонов» не может предоставить подобной гарантии, поскольку это ему невыгодно.

В договорах подобным сигналом о надежности другой стороны могут служить штрафные санкции; другим примером сигнала могут быть капиталовложения в торговую марку.

Понятие «просеивание» характеризует действия стороны, не обладающей информацией, которые та предпринимает с целью разделения различных типов информированной стороны в соответствии с определенными характеристиками. Неинформированная сторона может предложить информированной стороне некий набор альтернатив, каждая из которых рассчитана на определенный тип информированной стороны. Последняя делает свой выбор и тем самым раскрывает свою частную информацию.

Асимметрия информации порождает явление «морального риска». Моральный риск возникает, когда лицо, обладающее необходимой для принятия решения информацией, имеет интересы, отличающиеся от интересов лица, принимающего решение. Очевидно, что лицо может пытаться использовать информационное преимущество для того, чтобы повлиять на принятие выгодного для себя решения. Оно будет заинтересовано в том, чтобы не предоставлять полную и точную информацию, имеющую существенное значение для принятия решения. В этом случае речь идет о скрытой информации.

Моральный риск – это действия экономических агентов по максимизации их собственной полезности в ущерб другим в ситуациях, когда они не ощущает полностью последствий (или не пользуются полными выгодами) своих действий вследствие неопределенности и неполноты контрактов, которые препятствуют возложению всего ущерба (или получению всех выгод) на соответствующего агента.

Ситуации, в которых возникает моральный риск, характеризуются сочетанием следующих условий:

1) интересы исполнителя и заказчика не совпадают, исполнитель преследует свои собственные интересы в ущерб интересам заказчика;

2) исполнители застрахованы от неблагоприятных последствий своих действий;

3) заказчик не в состоянии осуществлять полный контроль и совершенное принуждение.

Моральный риск встречается повсеместно. Некоторые ресурсы в большей степени подвержены моральному риску, чем другие. Ресурсы или капиталовложения называются пластичными, если использование ресурса по назначению трудно проконтролировать, а законных способов его использования может быть много. Лицо, которое принимает решение (управляет использованием пластичного ресурса), в данном случае имеет больше возможностей тайно повлиять на ожидаемые результаты в своих интересах. Если контроль использования пластичного ресурса требует больших издержек, то в этом случае и возникает опасность морального риска. Ресурсы, которые не являются пластичными, не требуют контроля над своим использованием.

Примером отрасли с невысокой степенью пластичности ресурсов могут служить железные дороги, предприятия коммунальной сферы, авиалинии, нефтепереработка (в отличие от геологической разведки нефтяных месторождений). Наиболее пластичным ресурсом является человеческий капитал, деньги.

Частным случаем морального риска является проблема, которая носит название проблема «принципала-агента» (заказчика-исполнителя), или проблема агентских отношений (аgеnсу).Агент действует по поручению принципала, но принципалу трудно проконтролировать действия своего агента. То, что принципал может наблюдать, то – это в основном результаты. Если принципал – владелец фирмы, то управляющий (менеджер) – это агент, а результатом будет прибыль в конце года.

Проблема здесь возникает из-за асимметрии информации, которая складывается при наличии двух условий:

- деятельность агента не поддается непосредственному наблюдению принципала;

- о деятельности агента невозможно судить по ее конечным результатам.

Принципал может оказаться перед угрозой серьезных потерь. Его благополучие зависит от действий агента. Издержки в агентских отношениях складываются из следующих компонентов:

· издержек контроля со стороны принципала;

· издержек исполнителя, связанных с добровольным принятием более жестких условий, например издержки по внесению залога;

· остаточных потерь, т. е. потерь принципала от решений агента, отклоняющихся от решений, которые принял бы сам принципал, если бы обладал информацией и способностями агента.

Способы снижения уровня морального риска следующие.

1) Контроль над действиями агента. Можно ужесточить надзор за деятельностью агента, увеличивая объем ресурсов, расходуемых на эти цели. Все меры по ужесточению надзора, как правило, дорогостоящие, и нередко издержки контроля могут превышать ту выгоду, которая достигается подобным образом.

2) Поиск дополнительных источников информации об агенте, о его усилиях, о его честности и прилежании.

3) Создание конкуренции между агентами, которые имеют противоположные интересы, а значит, будут охотно раскрывать относительные преимущества своей деятельности, подчеркивая недостатки деятельности своих конкурентов.

4) Контроль посредством механизма фондового рынка и рынка слияний и поглощений позволяет смягчить проблему морального риска в отношениях между акционерами и наемными управляющими.

Одним из распространенных способов борьбы с моральным риском выступает объединение интересов принципала и агента с помощью стимулирующих контрактов или участия агента в результатах деятельности. Иногда о деятельности агента можно судить по ее результату, в этом случае можно создать стимул для правильного поведения, выплачивая вознаграждение за хорошие результаты. Однако использование этого способа предотвращения морального риска может быть ограничено следующими факторами:

1) поведение агента нередко лишь частично влияет на результат и трудно выделить влияние именно усилий агента на конечные результаты;

2) возможности заключения стимулирующих контрактов ограничены степенью склонности агента к риску. Большинство людей не склонны к риску (risk-аverse). Они скорее выберут небольшой, но постоянный доход, чем неопределенный доход, который в среднем выше, но зависит от факторов непредсказуемых и не поддающихся контролю с их стороны. Возникает вопрос о том, кто должен нести риск, связанный с действием случайных факторов.

Стимулирующий контракт создает стимулы для агента прикладывать высокий уровень усилий, поскольку если он будет работать с минимальными усилиями, тогда не получит ничего.

Существуют и другие возможности снижения морального риска.

Так, например, можно создать для агента стимулы к хорошей работе и одновременно предоставить ему страховку от неблагоприятного исхода – это смешанный контракт.

Устанавливал вознаграждение на более высоком уровне, когда агент добивается хорошего результата, мы создаем у агента стимул к хорошей работе. Выплачивая агенту некоторое вознаграждение при плохом результате, мы страхуем его от невезения. Поскольку агент получает некоторую сумму при плохом результате, т. е. мы его страхуем, он не будет требовать слишком большую сумму при хорошем результате. Мы добиваемся высокого уровня усилий и, соглашаясь нести бремя риска, платим ему меньше, чем при стимулирующем контракте с интенсивными стимулами.

Еще одним из способов снижения морального риска может стать добровольное принятие агентом более жестких условий (bonding). Агенты могут добровольно ставить себя в более жесткие условия, стесняя свободу своих будущих действий. Они как бы вносят залог, который теряют, если обнаруживается, что их поведение отклоняется от интересов принципала. Принципал получает гарантии добросовестной работы агента, поскольку видит, что у агента связаны руки в отлынивание ему невыгодно, иначе он не получит более высокого вознаграждения.

Наконец, можно для снижения морального риска использовать принцип «сделай сам» (изменение структуры собственности и организационная перестройка). Моральный риск в агентских отношениях можно преодолеть, если отказаться от услуг агента и сделать все самому, однако это не всегда возможно или вы потеряете выгоды от специализации труда. Бороться с моральным риском можно, изменив структуру собственности. В данном случае вертикальная интеграция решит проблему морального риска в отношениях с агентом.

Угроза оппортунизма повышает трансакционные издержки, которые несут обе стороны. Законодательство должно учитывать возможности проявления оппортунизма и сокращать связанные с ним трансакционные издержки. Эта задача довольно сложная, потому что одни виды оппортунистического поведения проще обнаружить, чем другие. Оппортунистическое поведение следует отличать от нарушения договора. Оппортунизм может быть основанием для того, чтобы назвать нарушением поведение, которое явных условий договора не нарушает. В то же время не каждое нарушение договора будет оппортунистическим поведением. Необходимым условием для того, чтобы определенное поведение можно было бы назвать оппортунистическим, является перераспределение богатства. Однако при этом жертва оппортунистического поведения должна иметь законное право на ту часть богатства, которую она теряет в результате оппортунистического поведения контрагента. По сути, вопрос заключается в том, кто имеет право на перераспределяемую часть богатства. Перераспределение богатства в результате оппортунистического поведения не служит никакой производительной цели, но затраты на его реализацию и на защиту от него являются прямыми вычетами из богатства общества.

5.4.Специфическим называется актив или ресурс, приобретающий особую ценность в рамках данных отношений. Это ресурс, который в случае прерывания сделки не может быть использован в других проектах без ущерба для своей экономической ценности. О мере специфичности ресурса можно судить по тому, насколько сократится ценность ресурса при его использовании в другом месте.

Можно выделить:

- специфичность местоположения;

- специфичность физических активов;

- специфичность человеческих активов;

- специфичность целевых активов.

Одна из важнейших характеристик сделки это природа капиталовложений, которые осуществляют участники сделки.

Впервые понятие специфичности ресурсов было введено в экономическую теорию Г. Беккером в 1964 г. применительно к инвестициям в человеческий капитал. Если ресурс представляет интерес для многих производителей и его рыночная ценность мало зависит от того, где используется, то это ресурс общего назначения.

Принято выделять следующие виды специфичности ресурсов.

1) Специфичность местоположения (site specificity) связана со слишком большими издержками перемещения ресурса. Предполагать наличие специфичности местоположения можно, если предприятия находятся в географической близости друг от друга. Примером специфичности местоположения может служить электростанция, построенная в непосредственной географической близости от угледобывающей шахты. Подобное расположение позволяет экономить на транспортных расходах и издержках, связанных с хранением угля.

2) Специфичность физических активов (physical asset specificity).

О специфичности физического капитала говорят, когда стороны или одна из сторон осуществила инвестиции в оборудование с определенными характеристиками, которое имеет меньшую ценность при его использовании в других проектах. Примером могут служить печи электростанций, которые обычно рассчитаны на определенный тип угля (с определенной влажностью, содержанием серы, химическим составом).

3) Специфичность человеческого капитала (human asset specificity). О специфичности человеческого капитала говорят, когда в результате обучения на рабочем месте работники накапливают специальные навыки, которые позволяют производить товары и услуги более эффективно, чем это делают такие же работники. но не обладающие специфическим человеческим капиталом. Примером специфического человеческого капитала может служить знание менеджером административных особенностей и управленческой культуры той фирмы, в которой он проработал много лет. Эти специфические знания имеют ценность только для данной фирмы и обесцениваются, если управляющий теряет работу в данной фирме, например в результате враждебного поглощения управляемой им компании. Понятие специфичности человеческого капитала может относиться также к отношенческим навыкам, которые возникают при работе командой, когда все члены команды хорошо знают друг друга.

4) Специфичность целевых, или «предназначенных», активов (dedicated assets). Здесь речь идет о капиталовложениях в ресурсы общего назначения, которые, однако, могут оказаться предназначенными для одного единственного конкретного пользователя. Поставщик осуществляет эти капиталовложения в надежде продать значительное количество продукции определенному покупателю. Если контракт расторгается, у поставщика остаются значительные запасы, потому что спрос на них со стороны других покупателей отсутствует. Такая же ситуация может сложиться и на стороне покупателя.

5) Специфичность временная (tеmрогal specificity). Это характеристика инвестиций, для которых существенное значение имеет координация производства (например, при производстве скоропортящихся продуктов питания, срок годности которых усложняет координацию производства), а система оперативных поставок становится решающим фактором. Ценность ресурсов, не поставленных вовремя, существенно снижается.

6) Специфичность репутации, торговой марки (brand name specificity). Это невозвратные инвестиции в создание репутации или в торговую марку, которые потеряют свою ценность, если товары или услуги фирмы окажутся низкого качества.

Экономический агент, осуществивший инвестиции в специфические активы, оказывается в уязвимом положении. За пределами данной сделки его специфические инвестиции теряют свою ценность, для других экономических агентов они не представляют такой же ценности. Если сделка не исполняется, то сторона, осуществившая специфические инвестиции, теряет свои вложения. В подобной ситуации, когда сторона, осуществившая специфические инвестиции, оказывается как бы «запертой» в сделку со своим партнером, возникает опасность оппортунистического поведения со стороны этого партнера, которая носит название «вымогательство» (hold-up). Подобная зависимость часто бывает двусторонней. До заключения сделки экономический агент сталкивается с большим количеством продавцов, и у него есть возможность выбора, однако после заключения контракта конкурентные отношения сменяются отношениями двусторонней монополии, если осуществляются инвестиции в специфические для данной сделки инвестиции в физические или человеческие активы. Происходит то, что О. Уильямсон назвал «фундаментальной трансформацией».

Привлекательность инвестиций в специфические активы заключается в том, что они могут привести к снижению издержек производства и тем самым обеспечить дополнительный доход. Именно этот дополнительный доход, который возникает при объединении специфических ресурсов и носит название «квазирента», и является целью оппортунистического поведения, У партнера стороны, осуществившей специфические инвестиции, появляется возможность «вымогать» большую часть излишка, создаваемого специфическим ресурсом, посредством угрозы расторжения сделки.

Итак, теперь можно сформулировать понятие «вымогательство» следующим образом: это такой вид оппортунистического поведения, возникающий после заключения сделки, суть которого состоит в перераспределении квазиренты, ущемляющем интересы стороны, осуществившей специфические инвестиции.

Вымогательство часто принимает форму «неуловимого» оппортунистического поведения, которое не нарушает условий формального контракта.

При объединении интерспецифических ресурсов, т. е. специализированных взаимодополняемых, взаимно уникальных по отношению друг к другу ресурсов, максимальная ценность которых достигается только в данной фирме, возникает сверхсуммарный эффект, который и является источником квазиренты. Эта квазирента делится между собственниками специфических ресурсов.

Когда экономический агент принимает решение о входе в отрасль, он сравнивает тот доход, который он получит, с теми инвестициями, которые ему необходимо осуществить. Часть дохода, превышающая минимальное количество, необходимое, чтобы привлечь фирму в данную отрасль, является рентой. Рента возникает, как правило, на ограниченный ресурс (причем ограничения могут быть как естественными, так и искусственными).

Однако когда инвестиции уже осуществлены, доходы могут оказаться ниже, чем предполагалось. Они могут даже не окупать тех вложений капитала, которые осуществил экономический агент. Квазирента – это часть дохода, превышающая минимальное количество, необходимое для того, чтобы удержать производителя в данной отрасли. Квазиренту можно определить следующим образом: это разница между доходом фактора при его использовании в данном месте и доходом при его альтернативном наилучшем варианте использования.

В качестве примера здесь можно привести сталелитейный завод, расположенный поблизости от энергетического предприятия и осуществляющий инвестиции, которые зависят от того, сможет ли завод покупать энергию по определенной цене. После осуществления инвестиций, которые имеют безвозвратный характер, энергетическое предприятие может поднять цену на энергию, и сталелитейный завод все равно будет работать, поскольку предельные выгоды, даже при более высокой цене энергии, будут превышать предельные издержки, несмотря на то, что безвозвратные инвестиции при этом не окупятся.

Рента это излишек по сравнению со средними общими издержками. Квазирента – излишек по сравнению со средними переменными издержками. В конкурентной экономике рента – явление преходящее, а квазирента – довольно распространенное. Она создается всегда, когда осуществляются невозвратные специфические капиталовложения. Поэтому квазирента встречается чаще, чем рента. Квазирента по своей величине может быть или равна, или меньше ренты, но она не может превышать ренту. Для того чтобы удержать фирму в данной отрасли, достаточно более низкого дохода по сравнению с тем, который необходим, чтобы привлечь ее в данную отрасль. Разница между ними возникает из-за наличия издержек, которые фирма (или работник) несет при входе в отрасль, и которые она не может вернуть, если уходит с этого рынка.

Плата за приносимую квазиренту – это повышенная рискованность специализированных капиталовложений, необходимость поиска дополнительных гарантий от нарушения партнером своих обязательств. Квазирента может быть экспроприирована, а владелец не будет извлекать фактор из данной сферы его использования.

Способами экспроприации квазиренты могут быть следующие.

1. Нелегальный способ (например, гангстерами посредством рэкета).

2. Легальный способ — владельцами специализированных ресурсов, когда специфический ресурс зависит от другого ресурса, который является в некотором роде уникальным. Когда владелец этого уникального ресурса изымает своей ресурс, а субституты либо очень дороги, либо более низкого качества, тогда происходит изъятие квазиренты, приходящейся на другие специфические ресурсы.

3. Существует и еще один тип зависимости, который связан с асимметрией информации. В этом случае экспроприация квазиренты может произойти, если результаты деятельности сложно измерить и трудно предотвратить недобросовестную работу, при этом близкие субституты могут быть вполне доступны. Например, неквалифицированный работник ставит под удар репутацию фирмы и ее специализированные капиталовложения в торговую марку.

Экспроприация квазиренты одной из сторон сделки – это всего лишь перераспределение богатства. Именно поэтому было бы неправильным использовать антимонопольное законодательство в ситуациях, которые характеризуются специфичностью ресурсов, несмотря на возникновение отношений двусторонней монополии после того, как заключен контракт и осуществлены инвестиции в специфические ресурсы. Антимонопольное законодательство направлено на защиту потребителей от высоких цен и ограниченного предложения, вызванного монопольным положением производителя, а экспроприация квазиренты не ведет к увеличению цен для потребителей. Она касается перераспределения дохода между сторонами сделки и не влияет на рыночные цены, поскольку квазирента это доход на не возвратный капитал.

Присвоение квазиренты связано с затратами ресурсов и не создает никакой ценности, а лишь перераспределяет ее. Угроза вымогательства стороны партнера – это серьезное препятствие на пути осуществления специализированных инвестиций. Если не найти способа предотвращения экспроприации квазиренты, тогда экономические агенты не будут вкладывать средства в специфические ресурсы.

Проблема вымогательства возникает и из сочетания специфичности ресурсов и неполноты контракта. Озабоченность этими проблемами ведет к неэффективному использованию ресурсов. Так, фирмы, опасаясь, что осуществленные инвестиции сделают их уязвимыми в отношении вымогательства, отказываются от капиталовложений в специфические ресурсы. Решить проблемы, возникающие вследствие опасности вымогательства, помогает правильный выбор типа контракта и способа организации сделка.

Однако возможны и другие решения проблемы вымогательства, связанные с взаимным доверием сторон.

Теория трансакционных издержек исходит из того, что экономического агента, который может повести себя оппортунистически после заключения сделки, трудно определить до того, как сделка заключена, и те, кто выбирают тип контракта и способ организации сделки, должны постоянно учитывать потенциальную возможность вымогательства со стороны партнера по сделке. Эта экономическая теория уделяет основное внимание гарантиям выполнения соглашения или их отсутствию и проблемам, возникающим в связи с этим, а не доверию или его отсутствию.

В реальной хозяйственной жизни по мере общения партнеров возникают возможности для проявления оппортунистического поведения и всякий раз, когда партнер ими не пользуется, между сторонами возрастает доверие, которое способно привести к отказу от более жестких форм гарантий при прочих равных обстоятельствах. Возникновение доверия требует определенного времени, поэтому, чем более длительны отношения, тем более высокого уровня доверия следует ожидать.

Выделяют следующие виды доверия.

1) Взаимное доверие может проявляться в соблюдении каждой стороной устных или письменных договоренностей. Этот тип доверия можно назвать «доверие к договору». (соntractual trust). Любая сделка основана на контрактном доверии. Эти обещания могут быть даже не зафиксированы в письменном договоре, а просто соответствовать обычаям делового оборота, при этом, чем в большей степени стороны полагаются на устные договоренности, а не на формальные условия контракта, тем выше уровень «доверия к контракту»

2) Данный тип доверия относится к ожиданиям, что партнер достаточно компетентен, чтобы выполнить свои обязательства. Речь идет о технической и управленческой компетентности, и этот тип доверия можно назвать «доверием к компетенции» партнера (competence trust). Одна из сторон может прекратить отношения, если имеет место оппортунистическое поведение, однако если причиной стала недостаточная компетентность, то другой стороне может быть дан еще один шанс при наличии оснований, что в течение достаточно короткого срока положение будет исправлено.

3) Неопределенный тип доверия, относящийся скорее к взаимным ожиданиям партнеров, что их контрагент будет готов пойти им навстречу, сделать больше, чем от него формально ожидается. Этот тип доверия носит название «доверие к доброй воле» партнера (gооdwill trust). Здесь нет никаких явных обещаний, которые должны быть исполнены никаких фиксированных профессиональных стандартов. Когда мы говорим о репутации партнера,. то имеем в виду скорее первые два типа доверия, а недоверие к доброй воле. Первые два вида доверия основаны на универсальных стандартах, и о них можно узнать, собирая информацию на рынке репутации. Третий вид доверия определяется скорее в контексте конкретной сделки. В зависимости от типа доверия оппортунизм будет проявляться и восприниматься по-разному. Утаивание технологической информации, которая может определить коммерческий успех или провал рискованного проекта – оппортунистическое поведение с точки зрения доверия к доброй воле, но такие действия не могут считаться оппортунистическим поведением с точки зрения доверия к контракту, если партнеры не договорились о передаче этой информации.

Экономисты определяют доверие как разновидность риска. Когда говорим, что доверяем кому-то или кто-то заслуживает доверия, мы при этом неявно подразумеваем следующее: вероятность того, что это лицо предпримет действия, которые выгодны нам или, по крайней мере, не нанесут нам ущерба, достаточно высока для того, чтобы рассматривать возможность в каких-либо формах сотрудничества с ним.

Проблема доверия может быть проиллюстрирована в экономической теории игрой «дилемма заключенных» или ее односторонней версией. Экономисты предлагают ряд решений этой односторонней «дилеммы заключенных». Эти решения состоят из некоторых изменений игры, с тем, чтобы побудить игроков выбрать стратегию, которая приведет к взаимовыгодному результату. Логика экономических решений заключается в следующем: если индивидуальные стимулы заставляют выбрать стратегию, которая приводит к некооперативному результату, тогда именно стимулы можно использовать для того, чтобы побудить игроков к сотрудничеству. Так, в теории трансакционных издержек проблема постконтрактного оппортунизма, создаваемая специфическими инвестициями, может быть решена, если А предусмотрел их гарантию в контракте, чтобы защитить себя от возможного оппортунистического поведения В.

Таким образом, в экономической теории экономический агент может считаться заслуживающим доверия, если у него нет стимулов к тому, чтобы воспользоваться доверием других лиц. И наоборот, можно с уверенностью ожидать что при соответствующих стимулах. даже надежный партнер не оправдает доверия.

Существуют четыре основные категории решений дилеммы, возникающей в игре «доверие», предложенные экономистами.

1) Изменение предпочтений игроков. В этом случае вводятся внешние или внутренние изменения предпочтений игроков, так что игроки предпочитают сотрудничать, а не следовать недальновидной стратегии максимизации собственной выгоды. В случае экзогенных изменений предполагается, что агент имеет предпочтения оправдывать доверие, так как в противном случае он будет испытывать стыд (это внешняя санкция). В случае же эндогенных изменений вводится эмоциональная предрасположенность к сотрудничеству, которая порождает чувство вины за обман, что предполагает интериоризацию игроком норм, запрещающих получать выгоду за счет другого игрока.

2) Подписание явного контракта. Другой путь решения проблемы в игре «доверие» — это подписание явного обязательного для сторон контракта, защищенного третьей стороной и требующего, чтобы игроки выбрали набор стратегий «доверять, оправдать доверие». Эти контракты могут принимать одну из двух форм: а) контроль с наказанием; б) контроль со стимулированием. Подобный подход характерен для экономической теории трансакционных издержек; при этом, являясь решением проблемы, которое будет следующим после оптимального (second best), поскольку контроль связан с издержками, стимулы могут искажаться, а принуждение третьей стороной требует, чтобы действия агента были наблюдаемы и поддавались контролю.

3) Использование неявного социального контракта. Сюда относятся, к примеру, модель самовыполняющегося соглашения Лестера Телсера (Lester Greenspan Telser, род. 1931) и модель репутации. Эти решения требуют, чтобы взаимодействие было повторяющимся или долгосрочным.

4) Повторяющееся взаимодействие. В этом решении предлагаются две стратегии для наказания игроков, которые отказываются от сотрудничества, – стратегия «око за око» и стратегия «спускового крючка». В соответствии со стратегией «око за око» игроки сотрудничают в первом раунде, а затем выбирают ту стратегию, которой придерживался другой игрок в предшествующем раунде игры. В соответствии со стратегией спускового крючка игрок сотрудничает до тех пор, пока другой игрок не откажется от сотрудничества, а затем первый игрок отказывается от сотрудничества во всех последующих раундах игры. При обеих стратегиях у игроков есть стимул к сотрудничеству до тех пор, пока они ожидают, что сотрудничество продолжится в следующем периоде, выгода от сотрудничества значительна, а выгода от обмана не слишком велика.

Проблема экономического подхода к доверию заключается в том, что меняя структуру игры таким образом, чтобы создать у игроков стимул к сотрудничеству, экономисты устраняют уязвимость экономического агента к обману со стороны партнера, а тем самым устраняется и сама необходимость доверия. Если я знаю, что у моего партнера нет стимула к злоупотреблению моим доверием, могу ли я говорить о том, что я ему доверяю? По определению те, кто доверяет, уязвимы и не могут ничего предпринять, чтобы изменить ситуацию. Поэтому все же, видимо, нужно проводить различие между доверием, создаваемым посредством стимулов, и доверием, применяемым в ситуациях, в которых игроки сохраняют уязвимость по отношению к действиям и выбору других. Это различие очень важно потому, что экономисты не всегда могут объяснить роль доверия в экономическом обмене, особенно в ситуациях, когда отсутствуют стимулы к оправданию доверия. Так, О. Уильямсон проводит различие между «доверием, основанным на расчете». (calculative trust) и «личным доверием». (personal trust). Доверие, основанное на расчете, О, Уильямсон рассматривает как явное противоречие, предполагающее рациональную оценку выгод и издержек доверия. Личное доверие не основывается на сознательном расчете, а гарантируется лишь особыми личными отношениями, которым был бы нанесен серьезный ущерб, если бы был допущен расчет.

Институциональная среда оказывает большое влияние на выбор формы контракта, и в первую очередь, на потребность в тех или иных гарантиях при реализации специфических инвестиций. Сделки, которые выполняются в одной институциональной среде, могут оказаться нежизнеспособными в другой среде. Общество с высоким уровнем доверия будет реже прибегать к вертикальной интеграции для гарантий специфических инвестиций, чем общество с низким уровнем доверия. В Америке уровень доверия невысок, поскольку экономические агенты привыкли полагаться на развитую правовую систему, поэтому с ростом специфичности активов в Америке фирмы скорее прибегнут к вертикальной интеграции, чем европейские (германские, скандинавские) или японские компании, которые при аналогичных обстоятельствах предпочтут неоклассический контракт.

 

 







Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 1494. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия