Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тактически значимые социально-психологические особенности организованной преступной группы




Криминогенная ситуация в стране все больше вызывает озабочен­ность российских граждан. Рост преступности заставляет многих, считавших себя в безопасности, критически оценить соци­альные гарантии своих законных прав и интересов. Обычно резуль­татом такой оценки является понимание необходимости более эффективных мер самозащиты от преступных посягательств. Беспокоит рост, изощренность и профессионализация организованной преступности, политический и криминальный терроризм, захват заложников и т. д.

Борьба с организованной преступностью является одной из ак­туальных проблем современного общества. Поэтому понимание социально-психологических особенностей возникновения и функци­онирования различных преступных групп и сообществ, созданных для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, внутригрупповых динамических процессов, происходящих в них, правильная психолого-правовая и криминологическая оценка их преступной деятельности является необходимым условием разработки наибо­лее эффективных приемов и методов борьбы с ними.

Изучение психологических основ функционирования преступной группы предполагает исследование генезиса её образования, структуры, распреде­ления ролей, а также психологических аспектов управления.

Задачи исследования связываются автором с анализом различных типов организованных преступных формирований, изучением социально-психологических особенностей их преступной деятельности, а также обоснованием тактико-криминалистических рекомендаций для практики борьбы с организованной преступностью.

Социально-психологические закономерности формирования и функционирования организованных преступных групп выступают в качестве важнейших факторов их жизнедеятельности и должны непосредственно использоваться в практике борьбы с организованной преступностью.

Комплексный юридический и социально-психологический анализ темы исследования обеспечивает всестороннее понимание генезиса образования, структуры, распреде­ления ролей, а также психологических аспектов управления в организованной преступной группе. Полученные таким образом результаты могут быть непосредственно использованы в практической деятельности правоохранительных органов по борьбе с организованной преступной деятельностью.

1. Понятие группы, ее виды, их характеристика. Социальный статус, социальные роли и групповые ролевые ожидания. Структура малой группы. Групповые нормы и ценностные ориентации, система групповых санкций.

Понимание того, что представляет собой группа с точки зрения социальной психологии, каким образом она воздействует на своих членов, что движет людьми, состоящими в ней, помогает, с одной стороны, правильно оценивать их действия и поступки, а с другой - выбирать наиболее оптимальные методы борьбы с организованной групповой преступностью. Поэтому рассмотрим некоторые основополагающие поня­тия, категории, объективно существующие закономерности группового поведения людей, определяющие жизнь любой группы, которые необходимо учитывать юристу, имеющему дело с групповой преступностью.

В социальной психологии существуют различные взгляды на понятие группы. В контексте проблем, изучаемых юридической психоло­гией, наибольший интерес представляет определение группы в качестве реально существующего образования, в котором люди находятся вместе, в идентичных условиях, объединены общей, совместной деятельностью и осознают свою принадлежность к этому образованию.

Современное общество включает в себя огромное количество разнообразных социальных групп, различающихся по целям и содержанию деятельности, по способу объединения, характеру функционирования и т.д. В системе существующих общественных отношений каждая из них занимает свое определенное место.

По числу входящих в них людей социальные психологи выделяют большие общественные группы (макрогруппы) и малые группы (микрогруппы).

Малая группа возникает, как правило, на основе совместной деятельности, общих интересов небольшого числа людей, между которыми поддерживаются непосредственные, личные контакты. Члены такой группы находятся в постоянном общении друг с другом. Это приводит к формированию групповых взглядов и норм поведения.

Число лиц, входящих в малую группу, бывает различным. Нижний ее предел, естественно, не может быть меньше двух человек. Верхняя граница соответствует тому уровню, на котором сохраняются и наиболее активно поддерживаются межличностные контакты, оказывается взаимное влияние членов группы. Считается, что наиболее распростра­нены микрогруппы, состоящие примерно из семи человек.

В свою очередь малые группы подразделяются на формальные и неформальные. В отличие от формальных групп, структура которых определена свыше, неформальные группы складываются стихийно и могут существовать внутри большей по размерам группы.

В социальной психологии встречается и другая классификация малых групп. Они подразделяются на так называемые группы членства и референтные группы. В референтной группе субъект может даже и не состоять, но на мнение, взгляды группы, к которой он сам себя относит, ориентирован настолько, что они существенно влияют на его мотивационную сферу, поступки, поведение, что мы нередко наблюдаем в современных молодежных группах.

Социально-психологический механизм воздействия подобных групп нередко помогает понять, почему субъект поступил определенным образом, иногда даже вопреки своим личным интересам, разобраться в истинных причинах его противоправного поведения, увидеть скрытые мотивы, подтолкнувшие его на этот путь.

Значение группы во взаимоотношениях людей состоит в том, что она выступает субъектом определенного вида деятельности (в том числе и противоправной) и в силу этого включена в систему определенных отношений, существующих в обществе. Общность содержания, форм деятельности людей, объединенных в группу, порождает и общность группового сознания членов группы.

В социальной психологии основными характеристиками группы считаются: ее параметры (состав, структура); внутригрупповые, межличностные процессы; групповые нормы и ценностные ориентации; система санкций.

В тех случаях, когда юристу приходится иметь дело с группой, с оценкой группового поведения людей, весьма важно обращать внима­ние на содержание функциональных обязанностей ее членов в ходе их совместной деятельности, а также на характер их межличностных, ро­левых отношений в динамике групповой жизни. Именно по этим при­знакам и отличается каждая группа людей от другой группы. Для ин­дивида, входящего в группу, осознание принадлежности к ней осущест­вляется, прежде всего, через принятие этих характеристик, т.е. через осознание факта некоторой психической общности с другими членами данной социальной группы, что и позволяет ему «идентифицироваться» с группой. Все эти факторы формируют такой социально-психологический фе­номен, который называется психологической общностью людей, входя­щих в ту или иную группу, пробуждающей у них так называемые «мы-чувства», которые часто доминируют в мотивационной сфере лич­ности, побуждая членов группы разделять всех людей на две большие ка­тегории: «мы» и «они», на «наших» и «ненаших». При этом следует под­черкнуть, что в любой группе положение ее членов строго определяется той позицией или статусом, которые они занимают или имеют.

Под статусом индивида понимается некое единство объективно заданных ему характеристик, позволяющих субъекту занимать «свое» место в группе, изменить которое он может, только сменив первона­чально заданные ему характеристики.

Каждой позиции индивида соответствует определенный набор функций, которые в своей совокупности позволяют ему играть строго определенную социальную роль в группе. Этой роли соответствуют групповые ролевые ожидания по отношению к тому или иному члену группы, предусмотренные образцы поведения последнего. Серьезные расхождения между «ролевым поведением» члена группы и «групповы­ми ожиданиями» по отношению к нему со стороны других членов груп­пы нередко служат причиной возникновения внутригрупповых кон­фликтных отношений, приводящих в действие «групповые санкции» в отношении лица, пренебрегающего принятыми в группе нормами роле­вого поведения, что особенно бывает заметно в групповых преступных формированиях.

Стремление, потребность члена группы соответствовать групповым ожиданиям часто являются ведущими мотивами, побуждающими субъ­екта действовать в интересах группы даже вопреки своим личным по­требностям, взглядам, установкам. Именно данной закономерностью объясняются те нередкие случаи, когда члены преступной группы совершают действия в интересах группы, берут на себя вину за других, как правило, ее лидеров, упорно отказываются давать правдивые пока­зания, несмотря на изобличающие их доказательства.

И, тем не менее, благодаря тому, что мера принятия каждым членом группы норм групповой жизни и морали различная, данное явление может послужить своеобразной трещиной в групповой сплоченности членов группы, в конечном итоге стать причиной ее развала, особенно если следователем тактически грамотно строятся отношения с каждым ее членом. Наглядно эти процессы дают о себе знать при расследовании групповой преступной деятельности.

Любую малую группу с точки зрения ее структурного построения можно представить в виде трех основных слоев (или, как еще говорят, «страт»).

Прежде всего, любая малая группа, состоящая из нескольких (5 - 7 и более) членов, имеет свое ядро, включающее лидера группы и его ближайшее окружение (слой А), для которых принадлежность к груп­пе, их совместная деятельность имеют наибольшее значение.

Следующий слой группы (Б) охватывает других ее членов и характеризуется тем, что они связаны совместной деятельностью, имеют общие взгляды, ориентации относительно основных ценностей, спосо­бов их совместной деятельности, хотя и в меньшей степени. Г.М. Анд­реева определяет слой Б как ценностно-ориентационное единство членов группы.

И, наконец, группа, особенно при относительно большой численнос­ти ее членов, может иметь еще и свой внешний слой групповой струк­туры (слой В) из лиц, главным образом поддерживающих только эмоци­ональные контакты между собой, симпатизирующих друг другу.

Каждому уровню (слою) групповой структуры соответствует та или иная степень сплоченности членов группы. Для юристов понятие сплоченности имеет особое значение, поскольку оно введено законода­телем в уголовно-правовую норму в качестве одного из признаков, ха­рактеризующих «преступное сообщество», участие в котором признает­ся преступлением (см. ч. 4 ст. 35 Уголовного кодекса РФ – далее УК РФ).

С точки зрения социальной психологии сплоченность группы - это ее характеристика, отражающая различный уровень, процесс раз­вития внутригрупповых связей, превращающий внешне заданную структуру в психологическую общность людей, занятых совместной де­ятельностью, живущих по своим, одобряемым группой законам (Г.М. Андреева). С помощью данного понятия оценивается групповая активность, «деятельностное опосредование межличностных отноше­ний в группе» (А.В. Петровский).

Социальными психологами выведен индекс групповой сплоченнос­ти (в известной мере довольно формальная характеристика малой груп­пы), который подсчитывается по отношению количества взаимных положительных выборов членов группы к их общему возможному числу. Благодаря применению социометрического метода устанавливается уровень благополучия взаимоотношений членов группы, который позволяет судить о степени их сплоченности, устойчивости группы, вероятности внутригрупповых конфликтов, напряженности либо, напротив, комфортности психологической атмосферы в группе. Известны случаи успешного использования данного метода с привлечением социального психолога при расследовании сложных преступлений, совершенных устойчивой группой правонарушителей (бандой).

Понятно, что наибольший уровень групповой сплоченности соот­ветствует слою А. Если применять сказанное к преступной группе, то в ней спло­ченность проявляется в том, что ее члены (слой А) не только разделяют общие цели своей совместной преступной деятельности, но и активно участвуют в ней. В свою очередь успешная групповая преступная деятельность становится фактором сплочения группы, детерминантой дальнейшего развития последней.

Средний уровень развития групповой сплоченности, соответст­вующий слою Б, в своей основе имеет ценностно-ориентационное единство членов группы, выражающееся в совпадении у них основной системы ценностей, интересов, связанных с процессом их совместной деятельности.

И, наконец, самый низкий уровень развития групповой сплоченности, соответствующий внешнему, поверхностному слою В внутригрупповых отношений, характеризуется главным образом эмоциональными контактами между лицами, которые считают себя членами группы.

Наряду с понятием группы в отечественной психологии широко используется и понятие коллектива. Далеко не всякая группа может считаться коллективом. Коллектив — это социальная общность людей, объединенных на основе общих задач и целей в процессе их совместной общественно полезной деятельности.

Говоря о больших социальных группах людей (макрогруппах), следует помнить об исключительно важной роли в динамических процессах внутри таких общностей людей их национальных обычаев, привычек, социально-культурных, религиозных традиций, социальных установок. Все эти факторы активно влияют на индивидуальное сознание человека, его поведение в группе. Особенно велика их роль в возникновении паники, массовых беспорядков, конфликтных ситуации на национальной и религиозной почве, в обстановке, приближенной к боевым условиям, в районах массовых, стихийных и иных бедствий.

2. Психолого-правовая оценка организованных преступных формирований и их противоправной деятельности.

Борьба с организованной групповой преступностью является одной из актуальных проблем современного общества. Понимание социально-психологических особенностей возникновения и функционирование различных преступных групп (группировок), сообществ (преступные организаций), объединений преступных групп, созданных для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, внутригрупповых динамических процессов, происходящих в них, правильная психолого-правовая, криминалистическая оценка их преступной деятельности является необходимым условием разработки наиболее эффективных приемов и методов борьбы с ними.

В житейском плане организованную преступность необходимо понимать как совокупность конкретных преступных акций, осуществляемых определенными хорошо организованными преступны­ми структурами. В этом смысле организованная преступность представляет собой специфическую форму планирования и совер­шения преступлений.

С введением в действие Уголовного кодекса РФ сложились более благоприятные предпосылки, позволяющие гораздо точнее дифференцировать различные формы групповой, организованной преступности, разнообразные виды преступных групп, организаций, сообществ. Поэтому с позиций юридической психологии, учитывая изученные социальными психологами закономерности групповой деятельности людей, рассмотрим подробнее различные организованные преступные формирования, социально-психологические особенности их преступной деятельности, методы их нейтрализации.

К наиболее простому типу преступных формирований принято относить так называемые случайные преступные группы, состоящие из двух и более исполнителей, совершающих преступления без предварительного сговора, имеющие самый низкий уровень психологической сплоченности, возникшие случайно, нередко в неожиданно сложившей­ся обстановке (см. ч. 1 ст. 35 УК РФ).

В группах подобного типа отсутствует чёткая психологическая, функциональная структура, еще не выделился лидер, решения соучаст­никами преступления нередко принимаются под влиянием какой-то спонтанно возникшей ситуации, под воздействием эмоций, настроения, чувства солидарности соисполнителей. Именно поэтому участники такой совместной преступной деятельности совершают преступления без предварительного сговора, без распределения ролей и функциональ­ных обязанностей, без заранее продуманного плана, как говорили рань­ше, скопом, т.е. вместе, сообща.

Такая группа обычно совершает преступление внезапно, часто поддавшись брошенному кем-то призыву типа: «наших бьют!», либо просто под влиянием общего эмоционально-волевого настроя. В подобных слу­чаях однородные действия, направленные на достижение одной или не­скольких целей, совершаются одновременно. Поскольку степень груп­повой сплоченности между членами такой группы весьма низкая, вза­имная зависимость, поддержка, защита у них в случае разоблачения проявляется слабо.

Данная форма группового соучастия имеет наибольшее распростра­нение среди молодежи, лиц психопатического круга, не располагающих криминальным опытом, при совершении хулиганских действий, убийств, групповых изнасилований. В обстановке совершения подобно­го рода преступлений соучастники присоединяются к исполнителю, уже начавшему совершать противоправные действия, при этом, разуме­ется, сознавая, что все они действуют совместно.

К следующей разновидности преступных групп, выделенных законодателем, относятся группы типа компании, состоящие из двух и более лиц, заранее, по предварительному сговору договорившихся со­вместно совершить преступление (см. ч. 2 ст. 35 УК РФ). Такой сговор происходит относительно места, времени или способа совершения пре­ступления. Данная форма соучастия может сочетаться как с обычным соисполнительством, так и с соучастием в прямом смысле этого слова, т.е. с распределением ролей.

Подобные группы обычно возникают из случайных групп, особенно если последним удается остаться не разоблаченными. В таких группах, хотя и не сформировались до конца ее структурные элементы, система подчинения, пока нет еще четко признанного всеми лидера (вожака), тем не менее, уже выделяется из наиболее активных ее членов руководящее ядро, возрастает значимость взаимоотношений между членами группы в связи с совершением ими преступлений. Однако участники таких групп еще не чувствуют острой необходимости в более сложной организации. Межличностные отношения у них строятся в основном на личных предпочтениях и симпатиях, эмоциональных связях.

Подобные преступные группы обычно состоят из воров, мошенников, грабителей, разбойников. И все же, поскольку преступные группы данного типа более организованны по сравнению со случайными, - справедливо отмечает В.Л. Васильев, - их члены проявляют большую сплоченность в ходе противодействия усилиям правоохранительных органов. Для соучастников преступных групп типа компании мнение её членов, особенно руководящего ядра, значит уже больше. Поэтому показания об их личной и групповой преступной деятельности у них получить бывает труднее. Вместе с тем сплоченность членов таких групп не настолько высока, чтобы невозможно было преодолеть связывающую их круговою поруку и добиться от них правдивых показаний.

Данный тип преступной группы является как бы промежуточным между рассмотренными выше случайными и организованными преступными группами.

Организованная преступная группа - более совершенная, а поэтому и более опасная форма криминального объединения, поскольку представляет собой «устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» (см. ч. 3 ст. З5 УК РФ).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, «под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака... следует понимать устойчивую группу из двух и более лиц, объеди­ненных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащается техникой и т д.».

По мнению исследователя организованной преступности А.И. Гурова, организованная устойчивая группа (или, как он ее называет, группировка) имеет четко выраженную иерархию. Состав таких преступных групп (группировок) может доходить до нескольких десятков участников. В них есть лидер, руководящее ядро, состоящее из нескольких человек, строго соблюдается принцип единоначалия. Главарь планирует и готовит преступления, распределяет роли между участниками. В зависимости от характера преступной деятельности группировка делится на несколько звеньев, обеспечивающих ее жизнедеятельность: боевики, группы прикрытия, разведчики и т.д. Организатора участники группы (группировки), как правило, знают в лицо. «Такого рода объединения, - отмечает А.И.Гуров, - существуют продолжительное время, занимаясь преступлениями как бизнесом. Чаще всего это контрабанда, вымогательства, хищения, кражи автомашин, разбои. Отсюда возникает потребность в специалистах разной квалификации, что и определяет число участников группировки, созда­вая достаточно обширную периферию (внешние контакты)».

Ярким примером такой организованной, устойчивой группы может служить банда, т.е. организованная, устойчивая вооруженная группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападе­ний на граждан или организации. Банда, как разъясняет Пленум Вер­ховного Суда РФ, может быть создана и для совершения одного, но тре­бующего тщательной подготовки нападения. Таким образом, обязательным признаком банды как устойчивой группы является вооруженность ее членов (ст.209 УК РФ), предпола­гающая наличие у них огнестрельного или холодного оружия, различно­го рода взрывных устройств, а также газового или пневматического ору­жия. Для признания того, что банда вооружена, достаточно, чтобы оружие было хотя бы у одного из ее членов при осведомленности об этом других участников данного преступного формирования. Обычно численность банды редко превышает 10 человек. Среди различных организованных преступных группировок банда отличается самым высоким уровнем своей организованности, строжайшей соподчиненностью, беспрекословным подчинением главарю. Как писал B.C. Овчинский, бандитизм является наиболее концентрированным проявлением организованной преступности. «В банде есть атаман, контрразведка, иерархия отношений, строжайшее подчинение и неми­нуемая расправа за неповиновение и ослушание, а тем более за попытку отказа от продолжения преступной деятельности». Примером подобной организованной преступной группы может слу­жить банда братьев Ларионовых А. и С., длительное время орудовавшая в Приморье. Ее структура наглядно демонстрирует такой характерный признак, как своеобразное «разделение труда» между ее членами (Подробное описание преступной деятельности банды приводится в статье И. Королькова // Известия. 1995. 28 апр.).

Об устойчивости организованных преступных групп (группиро­вок) свидетельствуют следующие признаки:

1/ стабильность, замкнутость, постоянство, обособленность пре­ступной группы как средство ее самосохранения, общность взглядов, социальных установок негативного характера, схожие эгоистические интересы, порождающие психологическую сплоченность, ценностно-ориентационное единство, групповое стремление к достижению поставленных преступных целей, формирующие единство умысла участников совершения преступлений;

2/ тесная взаимосвязь, непосредственная контактность между членами организованной преступной группы (банды), постоянно поддерживаемые личные отношения, приобретшие характер ответственной зависимости между ними;

3/ согласованность их действий, построенная на хорошо продуманной системе распределения ролей и функциональных обязанностей между членами такого криминального формирования, на надежной системе связи, взаимовыручки, конспирации и контроля между ними;

4/ постоянство форм и методов организованной преступной деятельности, способов совершения, как правило, однотипных насильственно-корыстных преступлений;

5/ длительность существования организованной преступной груп­пы (банды), количество совершенных ее членами преступлений.

Следует отметить, что постоянство форм и методов преступной деятельности в судебной практике является одним из критериев оценки организованного характера преступной группы. В основе такого вывода, в частности, лежат результаты изучения по специальной программе полутора тысяч уголовных дел о групповых преступлениях несовершеннолетних, оконченных расследованием в двадцати регионах страны; анализа материалов (надзорных производств, обвинительных заключений, судебных приговоров, определений и постановлений) ста пятидесяти уголовных дел о преступлениях, совершенных подростками в бандах, организованных преступных группах и группах с предварительным сговором. Все чаще встречаются факты организации подростками устойчивых преступных групп и банд для совершения разбойных нападений, хищений, вымогательств, иных тяжких или особо тяжких преступлений. Так, в Республике Мордовия несовершеннолетний П. 1978 года рождения в группе со взрослыми лицами, в том числе ранее судимыми, в течение весны и лета 1996 года совершил пять краж и одно разбойное нападение с применением оружия. Затем он организовал банду из взрослых лиц, которая под его руководством совершила два вооруженных нападения. Имеются случаи создания банд только из числа несовершеннолетних и, соответственно, возглавляемых самими подростками. Преступная деятельность одной из них пресечена в Алтайском крае в 1995 г., а ее члены - четверо подростков в возрасте от 16 до 18 лет, осуждены за бандитизм. Несовершеннолетние объединились в устойчивую вооруженную группу с целью совершения нападений на граждан для завладения принадлежащим им имуществом (автомобилями, ценностями, денежными средствами) и в течение года совершили в составе банды семь убийств. По данным проведенного изучения преступной деятельности тридцати семи банд с участием несовершеннолетних, из 234 их членов почти каждый пятый (48 человек) не достиг совершеннолетия, а четверо из них даже шестнадцатилетнего возраста. Трое подростков проходили по делам в качестве организаторов и руководителей банд. Среди участников изученных по уголовным делам 150 организованных преступных групп более половины (58,5%) составляли несовершеннолетние, из них: 36,4% - 16-17 лет, 18,2% - 14-15 лет и около 4% - малолетние, не достигшие возраста уголовной ответственности. Симптоматично, что из 112 выявленных следствием в этих группах лидеров почти каждый второй (46,4%) не достиг совершеннолетия. По возрастному составу участников анализируемые группы распределились следующим образом: 65,5% из них представляли собой смешанные, совместные с взрослыми группы несовершеннолетних, 17,2% состояли только из подростков, достигших возраста уголовной ответственности (от 14 до 18 лет), и такая же доля групп была сформирована из числа несовершеннолетних и малолетних (до 14 лет).

В г. Самаре привлечены к уголовной ответственности 11 членов организованной преступной группы, состоявшей преимущественно из несовершеннолетних и совершившей в течение года 26 тяжких преступлений, включая 7 убийств. Помимо одного 19-летнего участника, в нее входили семеро юношей 16-17-летнего возраста и четверо подростков, трое из которых не достигли возраста уголовной ответственности. Вооруженные деревянными стволами-палками несовершеннолетние члены организованной группы проявляли инициативность в подготовке и совершении преступлений, изобретательность в выборе способов их исполнения и сокрытия.

В числе критериев определения организованной преступной группы в практике встречались упоминания о «разветвленности» и «иерархичности» преступной группы, ее «монолитности» и «массовости» (однако, такие признаки явно выходят за рамки ее законодательной конструкции).

Характерной чертой устойчивой организованной преступной груп­пы (банды) является также насильственный, принудительный характер отношения к лицам, стремящимся выйти из-под влияния группы, пренебрегающим групповыми взглядами, отказывающимся выполнять действия, которые навязываются лидерами группы. В таких группах насилие в отношении ее членов является способом, обеспечивающим ее существование, поддержание определенного психологического микроклимата в группе, характеризующегося своей жестокостью и взаимной подо­зрительностью.

Кроме того, необходимо также иметь в виду, что любой преступной группе сопутствует круговая порука среди ее членов, сущность которой состоит в их взаимной поддержке друг друга в целях противодействия усилиям правоохранительных органов. О существовании круговой пору­ки обычно свидетельствуют однотипность, односложность ответов допрашиваемых лиц на уточняющие вопросы, «запамятование» ими таких событий, которые объективно невозможно забыть, несоответствие сообщаемых сведений бесспорно установленным фактам, ложь «по пустякам» и т. п.

И, наконец, наиболее совершенной в криминальном отношении, а потому и наиболее опасной формой организованного преступного формирования, по мнению законодателя, является сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК РФ). От рассмотренных выше организованных устойчивых преступных групп данное организо­ванное преступное формирование отличается еще большей сплоченнос­тью, которая становится его необходимым признаком.

Характерной особенностью современной организованной преступности яв­ляется создание преступного сообщества, которое имеет высокий уровень саморегуляции и иерархическую структуру, включающую трехзвенный, а в ряде случаев и более высокий уровень управле­ния, руководства, подчинения и распределения функций между преступниками. В большинстве случаев эти преступные организа­ции имеют структуру пирамиды, на вершине которой находится лидер (лидеры), а в непосредственном его окружении небольшая группа лиц, принимающих основные решения.

Многие преступники, став членами преступного сообщества, действуют активнее, поскольку такая деятельность подкрепляется групповым авторитетом. Преступность превращается в своего рода ремесло, в образ жизни со своей идеологией, психологией, субкультурой.

Организованная преступность предпочитает жесткие системы, обеспечивающие устойчивость, разделение «труда», специализа­цию и хорошую управляемость. Больше внимание, как правило, уделяется средствам поддержания дисциплины, в результате чего угроза применения санкций представляется участникам преступной организации более реальной, чем риск привлечения к уголовной ответственности. Например, в одной из группировок за неоднократное ослушание полагалась «смертная казнь», в дру­гих - за несвоевременное исполнение приказа провинившемуся «включали счетчик», который определял размер штрафа даже пос­ле выполнения приказа.

Одна из обязательных норм функционирования такого преступного сообщества - конспирация. Она достигается сокрытием преступных акций и их легендированием на случай провала, организацией тайных каналов связи и явочных точек, широким использованием на корыстной ос­нове различных лиц «втемную», применением определенных ус­ловностей и другими различными мерами.

В случае выбывания из преступной организации в силу различ­ных причин лидеров, боевиков или рядовых членов, она демонст­рирует устойчивость и довольно быстро восстанавливается, сохра­няя свою живучесть. Что касается руководителей, то, как известно, свято место пусто не бывает. Многие лидеры, даже на­ходясь в местах лишения свободы, изыскивают возможность ру­ководить своими группировками. Относительно рядовых членов, растущая криминализация населения не дает долго пустовать «вакансии» в преступной группировке. В результате типична ситуация, когда с одной и той же группировкой в постоянно обновляющемся составе правоохранительным органам приходится иметь дело на протяжении многих лет.

Организованные преступные группы активно используют пла­номерное подавление форм социального контроля. Прежде всего, это разработка мер против привлечения к уголовной ответственно­сти. В отличие от традиционной преступности, эта деятельность включает в себя не только совершенствование в области преступ­ного ремесла, в том числе лучшую личную физическую, психоло­гическую, правовую, техническую подготовку и оснащенность, но и целенаправленное активное противодействие правоохранитель­ным органам. Более того, участники организованной преступной группы стремятся использовать сотрудников этих органов в своих интересах и бывает небезуспешно. Для этого применяются различные методы: подкуп, угрозы, шан­таж, компрометация и физическое воздействие, включая убийства.

Организованная преступность не только обороняется, но и напада­ет. Осуществляют подобные акции специально создаваемые в преступной структуре подразделения в целях разведки и контрразвед­ки. Все шире применяются для этого современные технические средства связи, визуального и слухового контроля. Меры правоохранительных органов и их собственные промахи тщательно анали­зируются. Например, известны случаи, когда для выяснения причин провала в регионе работала своего рода комиссия из авто­ритетов преступного мира.

Следует учитывать, что неразоблаченный и ненаказанный вов­ремя преступник опасен не только потому, что он сам наглеет и от мелких преступлений нередко переходит к крупным, но и тем, что безнаказанность оказывает большое влияние на формирование преступных установок у других неустойчивых лиц и способствует созданию организованных преступных группировок.

При анализе преступной группы выделяются следующие фигу­ры ее участников:

1) организатор группы в целом или отдельные ее участники;

2) исполнитель на «ответственном участке»;

3) второстепенный исполнитель;

4) оппозиционер, «слабое звено» группы (может быть волевым человеком), - субъект, внутренне не согласный с совершением преступления, в котором он принимает участие, либо с действиями руководителя группы. Часто это звено рождает внутри группы конфликтную ситуацию.

Отказ от продолжения преступной деятельности для члена пре­ступной группы представляет дополнительные трудности по срав­нению с изменением статуса преступника-одиночки, так как любое утверждение в новом для человека общественном статусе, где важ­но его признание окружающими, связано с определенными труд­ностями, поскольку сложившееся у них представление о выполне­нии субъектом роли изменяется не так быстро.

Причины объединения в преступ­ную группу: а) невозможность совершать преступление без «объединения»; б) общность преступных интересов: в) личные симпатии; г) общие нормы поведения, общие убеждения, анало­гичные дефекты правосознания и т. д.

Распределение ролей в преступной группе происходит с учетом во­левых качеств, организаторских способностей, авторитетнос­ти и инициативности лидеров, конформизма, безволия, склоннос­ти к пьянству второстепенных членов.

Организованная преступность, как показывает практика - это си­стема связей, ведущая к концентрации, монополизации отдельных ви­дов преступной деятельности. Ее можно рассматривать как сложную систему с разнохарактерными связями между группами, которые осуществляют преступную деятельность в виде промысла и стремят­ся обеспечить свою безопасность с помощью коррумпированности сотрудников государственных и правоохранительных органов.

Одним из источников формирования организованных преступ­ных групп (особенно в области рэ­кета) являются бывшие спортсмены. Для этого есть ряд социально-психологических предпосылок: большинство спортсменов, как правило, не имеют ни склонности, ни возможности для резервной подготовки, приобретения специ­альности. С другой стороны, все они в период спортивной карьеры приобрели завышенные социальные притязания, амбиции. Боль­шинство из них инфантильны. Эти обстоятельства в сочетании с ма­териальной необеспеченностью к моменту «выхода в отставку» делают этих людей легкой добычей организаторов преступных группировок.

Организованная преступность дифференцируется, прежде все­го, по критерию ее специализации на определенных видах незакон­ной деятельности. Однако, следует сделать две оговорки. Во-первых, по мере развития организованной преступности проявляется тенденция к расширению сфер деятельности и, одновремен­но, к переходу от специализации к многопрофильным структурам. Во-вторых, организованная преступность - это не только система­тическая повторяемость совершения однородных преступлений, но и одновременно - совокупность самых различных деяний. Иначе го­воря, она порождает «клубок» преступлений, в том числе «вспомога­тельных» для основного вида преступного бизнеса.

Важно отметить, что среди опасных преступлений одним из наи­более распространенных является контрабанда, борьба с которой сейчас приобрела наиболее острый характер. Среди причин - сра­щивание усилий международных криминальных структур, других форм организованной преступности, которые своей масштабнос­тью и интенсивностью оказывают явное дестабилизирующее воздей­ствие на экономическое и политическое положение в стране. Особенно беспокоит в последние годы высокая активность пре­ступных групп (как доморощенных, так и из стран ближнего зару­бежья), специализирующихся на наркотиках.

Можно с уверенностью сказать, что психология преступников, особенно в группах, резко изменилась. Если раньше агрессивность по отношению к сотрудникам правоохранительных органов ограничивалась оскорблениями, оторванными погонами или пуговицами, то теперь преступники, даже совсем молодые, не боятся ниче­го, даже направленных на них пистолетов, или стрельбы в воздух, действуют исключительно цинично и дерзко.

Сплоченность с уголовно-правовой точки зрения, по мнению авто­ров Комментария к Уголовному кодексу РФ, предполагает наличие в пре­ступной организации сложных организационно-иерархических связей, тщательной конспирации, системы защитных мер (внутренней контрраз­ведки), охранников, боевиков, наемных убийц, связей с государственны­ми правоохранительными органами (коррумпированности), нахождение в обороте значительных денежных средств и иных материальных ценностей. Это как бы внешние, объективные признаки сплоченности организованной преступной группы. Наряду с ними существуют и социально-психологические критерии сплоченности, о которых говорилось выше.

Если первый подход к оценке уровня сплоченности преступной группы по объективным признакам позволяет определить место того или иного участника группового преступления, его статусно-ролевое положение в ней, то второй, социально психологический подход дает возможность увидеть в группе «сложный психологический механизм, живущий по своим собственным законам». В этом отношении значительный практический интерес для работ­ников правоохранительных органов могут представлять исследования групповой активности внутренней структуры преступных групп, которые были проведены в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ. Учеными института были выведены коэффициенты, характеризующие групповую преступную деятельность, внутригрупповые межличностные отношения членов группы, их сплоченность, а также индивидуально-психологические особенности последних, что может успешно использоваться при проведении судебно-психологической экспертизы в ходе расследования преступлений, совершенных преступными группами.

Характерно, что с развитием межличностных отношений в постоянно функционирующей организованной преступной группе личные контакты на эмоциональной основе, на взаимной личной симпатии постепенно становятся ненужными и вследствие этого вытесняются сугубо криминальными, чисто деловыми отношениями, основанными исключительно на интересах совместной преступной деятельности.

В этих целях участники преступной группы начинают прибегать к конспирации, стараются не поддерживать между собой заметных со стороны связей, а их лидер контактирует лишь с узким кругом наиболее приближенных к нему лиц («авторитетов»), которых рядовые члены группы могут даже и не знать в лицо.

На данной стадии развития организованной преступной группы происходит своеобразная трансформация и в распределении преступных доходов между ее членами: от их дележа в равных долях - к присвоению ценностей, добытых криминальным путем, в зависимости от положения каждого участника преступления в группе с выделением из них средств в специальный денежный фонд группы («общак»), которым распоряжается лидер.

Следующим типом еще более организованных преступных формирований являются преступные сообщества (преступные органи­зации), а также различного рода объединения организованных пре­ступных групп, созданные для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Как считают авторы Комментария к Уголовному кодексу РФ, «преступным сообществом (преступной организацией) является объединение входящих в его структуру организованных преступных групп для разработки, координации, поддержки, развития преступной деятельности этих групп, систематического совершения ими тяжких или особо тяжких преступлений».

К формированию подобных преступных сообществ, организаций криминального типа приводит расширение масштабов преступной активности, что в свою очередь требует привлечения все большего числа участников, специализирующихся в различных видах деятельности, обеспечивающих преступный бизнес, создания собственных управленческих структур, аналитических подразделений, своей разведки, служб «безопасности», хозяйственного обеспечения. Постепенно возникает разветвленная коррумпированная сеть.

Организованное преступное сообщество в целях самосохранения стремится опираться уже не только на преимущества своей организации, но и на государственные, общественные институты, начинает внед­ряться в легальное предпринимательство. В подобных условиях возник­шее преступное сообщество становится не просто вышестоящей ин­станцией по отношению к другим преступным формированиям, а уже «неким координационным органом, имеющим и черты «криминального профсоюза» для преступников-профессионалов, и черты партии, когда оно начинает влиять на политические процессы в стране».

Преступные сообщества (организации) занимаются разработкой наиболее важных, с их точки зрения, стратегических вопросов организованного, систематического совершения тяжких или особо тяжких преступлений, распределения сфер своей криминальной деятельности (по отраслям, территориям и т.п.), создания полулегальной системы «отмывания» доходов, нажитых преступным путем, внедрения в государственные органы, кредитно-финансовые учреждения, т.е., по существу, систематически занимаются преступным бизнесом. Нередко преступные организации возникают на основе успешно действующей, хорошо организованной, устойчивой преступной группы.

По мнению А.И.Гурова, подобные организованные преступные формирования отличаются тем, что имеют: 1/ солидную материальную и финансовую базу - от общих денежных касс («общаков») до создания собственных коммерческих структур, вложения крупных денежных средств в недвижимость или банки; 2/ коллегиальный орган, с помощью которого управляется преступ­ное сообщество, курируются его различные филиалы, поддерживается связь с государственными чиновниками, «отмываются» деньги и пр.; 3/ устав в виде неформальных, но в то же время обязательных для исполнения правил и норм поведения членов группы, существующих традиций, санкций за их нарушение; 4/ еще более усовершенствованную функционально-иерархическую систему построения организации, различного рода группы защиты, при­крытия с вовлечением в них представителей властных структур, всевоз­можные примирительные комиссии, свои «суды»; 5/ информационную базу о коррумпированных чиновниках государ­ственного аппарата, о положении дел в органах власти, банках, пред­принимательских структурах и т.п.; 6/ своих доверенных людей в органах власти, в судебной, правоохрани­тельной системах, что свидетельствует о коррумпированности этих систем; 7/ свой жаргон, языково-понятийный аппарат внутригруппового обще­ния.

Исходя из особой, исключительной опасности для общества подоб­ных устойчивых, сплоченных преступных группировок, различного рода преступных сообществ (преступных организаций), их создание, участие в них или в совершаемых ими преступлениях в любой форме соучастия признается преступлением (ст. 210 УК РФ).

Несколько подробнее остановимся на психологических особенностях личности наиболее активных членов организованных пре­ступных формирований. Как показало изучение участников организованных преступных групп, в своем подавляющем большинстве это лица мужского пола, имеющие средний возраст 22-35 лет. Не менее половины членов подобных групп были ранее судимы, отличаются всеми или почти всеми признаками криминального профессионализма: 1/ устойчивость преступного занятия с соответствующей крими­нальной специализацией; 2/ достаточно высокий уровень владения криминальными знаниями и навыками (криминальная «квалификация»); 3/ преступная деятельность является для них основным источником получения средств существования; 4/ прочные связи с асоциальной средой.

Имея в виду перечисленные выше признаки, можно сформулиро­вать понятие профессионального преступника. Наиболее удачным пред­ставляется следующее определение. Профессиональный преступ­ник — это лицо, систематически с использованием криминальных познаний и опыта занимающееся преступной деятельностью, которая носит устойчивый характер и служит основным источником получения средств существования.

Именно профессиональные преступники, кaк правило, являются организаторами, активными участниками, исполнителями совершаемых преступлений. Среди них много тех, кто имеет основательную спортивную подготовку, в совершенстве владеет оружием, навыками вождения автомашины. Многие из них злоупотребляют спиртными напитками, употребляют наркотики.

Участники преступных групп обычно либо хорошо знакомы с детства, либо знают друг друга по учебе, военной службе, по совместному проведению досуга, либо ранее вместе отбывали наказание в одних местах лишения свободы, связаны общими уголовно-воровскими традициями. Нередко членов преступных групп связывают узы родства, общая национальная, профессиональная принадлежность.

Ведущими чертами характера, мотивационной сферы таких лиц являются: насильственно-корыстная направленность их личности, интересов, «агрессивность, жестокость, цинизм, порой исключительная дерзость, готовность идти на риск и самопожертвование, пренебрежительное отношение к благам других лиц, на которых они посягают».

Среди участников организованных преступных групп особенно выделяются фигура лидера (главаря, вожака), нередко имеющего криминальный статус «вора в законе», а также его ближайшее окружение, состоящее из наиболее активных, авторитетных ее членов.

Наличие лидера является одним из главных отличительных признаков организованной преступной группы. Лидер пользуется непререкаемым авторитетом. Его требования обязательны для всех. На него возлагаются функции руководства остальными членами группы, принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности, так и с совершением конкретных нападений, с распределением средств, добытых преступным путем.

По своим личностным качествам лидеры организованных преступных групп (формирований) отличаются криминальным опытом, хорошими физическими данными, предприимчивостью, сообразительностью, решительностью, склонностью к риску, способностью быстро ориентироваться в новой обстановке и принимать решения в сложных ситуациях, подчинять своей воле других, умением обеспечивать конспиративность готовящихся преступлений. Однако постоянная опасность быть разоблаченными формирует у многих из них и такие черты характера, как повышенная подозрительность, мстительность, бecкoмпpoмиcснaя жестокость. По наблюдениям ряда криминологов (B.C.Разинкин и др.), у многих лидеров криминальных формирований, оказавшихся за решеткой, отмечались неврозы, психопатические расстройства и другие от­клонения от средней психической нормы.

Среди лидеров организованных преступных формирований встреча­ются различные типы. Наиболее опасным и психологически сильным типом является лидер-вдохновитель, который в целях безопасности преступной группы выполняет функции своеобразного «криминально­го» советника, предостерегающего членов от наиболее опрометчивых шагов и в то же время оказывающего на них сильное воздействие, стимулирующее их решимость совершить преступление.

Центральной фигурой, по данным криминологов, является лидер-организатор, представляющий «последовательно-криминогенный тип личности, характеризующийся высокой степенью антиобщественной направленности, крайне негативной личностной ориентацией, который не просто использует или подыскивает подходящую ситуацию для со­вершения преступлений, но и создает ее, активно преодолевая встре­чающиеся препятствия».

Распространены также и другие, смешанные типы лидеров, выполняющих одновременно роли вдохновителя, иници­атора, организатора и даже исполнителя преступлений.

Рассматривая динамические процессы, межличностные отношения внутри организованных преступных формирований разного уровня, от­мечая исключительно важную роль в них лидерства, в то же время нель­зя не обратить внимания на две разнонаправленные тенденции в про­цессах групповой динамики. С одной стороны, особенно на начальном этапе формирования преступной группы, в ней чаще всего доминирует стремление к интеграции, к более тесному и устойчивому объединению. Однако в то же время в ней объективно, исподволь начинают прояв­ляться и центробежные процессы. По некоторым данным подобные тенденции были выявлены в 30% изученных уго­ловных дел.

Своеобразным «генератором», выра­зителем этих тенденций в развитии межличностных внутригрупповых отношений обычно выступают так называемые оппозиционеры, т.е. те члены группы, которые менее других удовлетворены своим статусом в ней, поведением лидера, его методами руководства, дележа материаль­ных ценностей, добываемых преступным путем. По этой причине между ними могут возникать неприязненные отношения, стремление самим за­хватить лидерство, выйти из этой группировки и создать свою преступ­ную группу, независимую от прежней.

Все это приводит к появлению в группе скрытых от постороннего наблюдения конфликтных отношений. Межличностные конфликты в преступной группе могут быть также связаны и с прежними отношения­ми ее членов, с их разногласиями, возникавшими ранее на этнической, социокультурной почве и т.п.

Способность заметить эти отношения, увидеть причины разногласий, назревающих конфликтов помогает работникам правоохранительных органов выбирать наиболее оптимальные, тактически грамотные приемы воздействия на участников организованной преступной деятельности, активно использовать противоречия в их показаниях, развенчивать их «мы-чувства», демонстрируя им подлинные отношения в группе, объективно существующие расхождения, с одной стороны, в их индивидуальных мотивах участия в группе и, с другой - в групповых целях. Особенно сильное влияние оказывают эти противоречия на членов преступной группы в связи с активно проводимым расследованием совершенных ими преступлений.

3.Некоторые психологические особенности обеспечения расследования организованной преступной деятельности.

Итак, какие существуют предпосылки психологического характера для успешного расследования преступной деятельности организованных преступных формирований? Что требуется в первую очередь для того, чтобы нейтрализовать, а затем и пресечь их преступную деятельность? Кратко ответы на поставленные вопросы можно представить в виде следующих рекомендаций.

Прежде всего, необходимо установить базовую направленность организованной преступной группы (организации), поскольку информация об этом поможет точнее определить сферу, регион ее преступной деятельности, общественную опасность группы, а также ее примерную численность и структуру. При этом особое внимание следует обращать на побочные, нетипичные для данной группы преступления, отличающиеся более низким криминальным профессионализмом в выборе способов их совершения отдельными членами группы.

Такой подход позволяет быстрее собрать информацию о наименее защищенных от разоблачений звеньях преступной группировки (организации), ее отдельных членах, не отличающихся высоким уровнем криминального профессионализма. Считается, что «чаще всего более низкий профессионализм побочных и нетипичных преступлений создает более благоприятные условия для их расследования с последующим использованием полученных данных для расследования основных преступлений». Система следственно-розыскных действий должна носить актив­ный, упреждающий характер, что предполагает своевременную изоляцию организаторов преступного формирования от остальных ее членов, выведение из-под их влияния остальных участников группы, для кото­рых членство в ней, нормы групповой жизни и морали представляют меньшую ценность, выявление лиц, недовольных отношением к ним со стороны других членов группы, а также тех, кто оказался обиженным при разделе материальных ценностей, добываемых преступным путем, находящихся в оппозиции к лидерам группы, стремящихся к лидерству.

Стремясь нейтрализовать противодействие лиц, охваченных круго­вой порукой, прежде всего, необходимо выявить лиц, менее других заинтересованных в сокрытии противоправных действий.

Эффективным способом разрушения круговой поруки является разобщение ее наиболее активных участников, локализация их деятель­ности, направленной на то, чтобы помешать усилиям правоохранитель­ных органов, выведение из-под влияния организаторов круговой поруки остальных участников преступной группы.

Поскольку в преступных группах «всегда существуют скрытые или открытые разногласия и конфликты, между отдельными задержанными подозреваемыми могут складываться напряженные отношения, которые обычно при их задержании еще более усиливаются из-за незнания того, как поведет себя и какие даст показания другой задержанный». При­чем эти конфликты могут быть еще более усилены следователем во время допроса, проведения очных ставок и т.д., что специально разраба­тывается в криминалистике. Опасения среди отдельных участников преступной группировки относительно того, что кто-то из них может «заложить» другого, - это объективная реальность, которую необходи­мо видеть тем, кто ведет расследование, и тактически грамотно ее ис­пользовать.

Стремление, потребность члена группы соответствовать групповым ожиданиям часто являются ведущими мотивами, побуждающими субъ­екта действовать в интересах группы даже вопреки своим личным по­требностям, взглядам, установкам. Именно данной закономерностью объясняются те нередкие случаи, когда члены преступной группы совершают действия в интересах группы, берут на себя вину за других, как правило, ее лидеров, упорно отказываются давать правдивые пока­зания, несмотря на изобличающие их доказательства.

И, тем не менее, благодаря тому, что мера принятия каждым членом группы норм групповой жизни и морали различная, данное явление может послужить своеобразной трещиной в групповой сплоченности членов группы, в конечном итоге стать причиной ее развала, особенно если следователем тактически грамотно строятся отношения с каждым ее членом. Наглядно эти процессы дают о себе знать при расследовании групповой преступной деятельности.

Анализ уголовных дел об организованной преступности свидетельствует, что в большинстве случаев ошибки и просчеты, которые допускаются при расследовании дел этой категории, связаны со слабостью методичес­кого оснащения, применением «старых» приемов, слабыми знаниями сле­дователя в этой области. Наиболее успешно данная категория дел рас­следуется с применением методов экономического анализа, позволяющих выявить скрытые формы организованной преступности, системного подхода, а также психологического анализа структуры преступной группы. Именно психологический анализ позволяет выявить иерархическую зависимость между членами преступного сообщества, определить функции и связи между всеми участниками и, главное, выявить в этой структуре «слабые» звенья. В результате такого анализа следователь получает возможности ре­шения вопросов раскрытия преступной деятельности «изнутри» преступного конгломерата.

Для организованной преступности характерна иерархия уровней преступного сообщества, причем каждому уровню соответ­ствуют «свои» функции исполнения намерений и уп­равления преступной деятельностью. При достаточно длительном функционировании организованной группировки преступные действия нижних уровней обычно попадают в поле зрения правоохранительной системы, и по этим фактам заводятся проверочные материалы, возбуждаются уголовные дела, выносятся приговоры, отражающие отдельные фрагменты деятельности преступной группировки. Все эти материалы следует внимательно изучить, чтобы знать основные приемы преступной деятельности, тактику поведения на предварительном следствии, основные сферы преступного воздействия и др. Много ценной информации можно получить от членов преступной группы, которые отбывают наказание и имеют «счеты» с преступным сообществом и, особенно, с его лидером.

Исследуя систему организации преступной группы, следует иметь в виду, что ее длительной безнаказанности в значительной степени способствуют коррумпированные связи с представителями правоохранительной системы, а также государствен­ного аппарата. Глубокий анализ динамики преступ­ной деятельности такой группы, ее связей, способов «защиты» позволяет выявить именно те органы и тех лиц, которые эту защиту обеспечивают.

Эффективность расследования дел этой катего­рии обеспечивается глубиной и всесторонностью под­хода, в основе которого должен лежать системно-структурный метод. Для следствия продуктивным является как последовательное исследование фак­тов преступной деятельности первого, второго и бо­лее высоких уровней преступной иерархии, так и форсированный анализ преступной деятельности «руководящего уровня» лидера и его ближайшего окружения путем допросов «оппозиционеров», лидеров соперничающих группировок, задержаний с поличным и др.

«Успешно» функционирующая преступная группа формирует у большинства своих членов чувство безнаказанности, корпоративной принадлежности и защищенности. Внезапное удачное расследование вызывает у многих преступников чувство страха перед разоблачением и стремление сохранить себя, «уйти из-под обломков» рушащейся структуры.

Одновременно с организованной группой следует исследовать и другие системы, с которыми эта группа взаимодействует и которые создали предпосылки для ее существования. Таким образом, нужно исследовать социальную среду (коллектив предприятия, население данного города и поселка и др.), в котором возникла и функционирует организованная преступная группа.

Психологический анализ организованной преступной группы начинает­ся с установления ее структуры, всех ее основных участников, исследова­ния ролей, которые выполняет каждый из них, и их иерархической зависимости друг от друга, исследо­вания личностных особенностей каждого участника организации.

Подробному психологическому анализу подверга­ется лидер преступной организации. Параллельно с лидером подлежит выявлению и исследованию «слабое звено» (или звенья) преступ­ной организации. Наибольший интерес среди них для следствия пред­ставляет фигура «оппозиционера», находящегося в конфронтации.

Использование перечисленных выше психологи­ческих характеристик в сочетании с активными след­ственными действиями (обыски, задержания с полич­ным) позволяет создать предпосылки для психологичес­кой изоляции лидера и дестабилизации структуры преступной группы. Да­лее следует определить последовательность допросов основных соучаст­ников преступной группы.

Для решения этих вопросов необходима соответствующая профессиональная подготовка следователей и их обучение с применением деловых игр и других методов активного обучения.

Учитывая, что преступная группа может иметь блоки защиты в лице коррумпированных работников государственного аппарата и правоохранительных органов, планирование следует проводить с максимальным со­блюдением тайны и конспирации. В плане должно отражаться проведе­ние работ тактического характера, то есть проведение соответствующих тактических операций и комбинаций, разработки психологических меро­приятий как по деблокировке психологического воздействия на сотрудни­ков следственной группы (бригады) со стороны коррумпированных лиц, так и разработки приемов проведения отдельных следственных действий.

Организованная преступная группа - это объединение высокого психологического развития, сплоченное и устойчивое. Ее члены взаимно зависимы, подчиняются общим принципам и нормам поведения, принятым в группе. Это довольно тесный союз, в котором каждый находит себе поддержку, дорожит оценкой своей личности и поведения, соучастники стараются не навредить своими показаниями другим членам группы, зная, что в противном случае их поведение будет расценено как предательство со всеми вытекающими из этого факта последствиями.

Вот почему при расследовании преступлений, совершенных организованными группами, весьма трудно получить от обвиняемого первые правдивые показания: боязнь осуждения его поведения соучастниками оказывает большее влияние, чем угроза возможного наказания.

Особую психологическую трудность представляет выявление организатора преступной группы. Чаще всего такие лица ведут незаметную для правоохранительных органов, внешне законопослушную жизнь. Руководителем может быть и скромный тренер по самбо, и официант пиццерии, и член какого-то кооператива, пребывающий в тени.

Практика показывает, что, как правило, «в миру» организаторы преступных групп числятся «маленькими людьми». Выявление и разоблачение главы нужно начинать с изучения функциональной и психологической структуры преступной группы, сложившихся межличностных и межгрупповых отношений, наличия в группе противоречий и конфликтов.

Практическая сложность выявления главы заключается в том, что нет его материальных следов, он только возглавляет и руководит. Американские специалисты рекомендуют кропотливо собирать разнообразные сведения о деятельности «крестного отца», пока количественные данные о нем не приобретут характер доказательств, достаточных для привлечения виновного к уголовной ответственности за непосредственную opгaнизацию конкретного преступления, соучастие или пособничество. Если же организатор выявлен и арестован, желательно его изолировать от остальных членов группы, лишить возможности общения с ними.

Ознакомление членов преступной группы с показаниями признавшегося соучастника необходимо проводить с учетом следующих тактических правил:

• предварительный допрос о личности и отношениях с признавшимся соучастником, показания которого следователь собирается предъявить, а также выяснение путем предварительного допроса других обстоятельств, с которыми эти показания соучастника связаны;

• предъявление на допросе только той части показаний признавшегося соучастника, которая, по мнению следователя, является достоверной и подтверждается другими собранными к моменту допроса доказательствами или той части его показаний, в которой допрашиваемый особенно весомо уличается в соучастии в групповом преступлении;

• предъявление части показаний признавшегося соучастника в совокупности с другими доказательствами. При этом если все доказа­тельства предъявляются по нарастающей силе, то правдивые показа­ния соучастника предъявляются для оказания наиболее сильного психологического воздействия, как правило, последними;

• предъявление части показаний признавшегося соучастника вместе с другими доказательствами благодаря правдивым показаниям при­знавшегося соучастника;

• выбор наиболее тактически целесообразной формы предъявления показаний признавшегося соучастника: предоставление возможнос­ти прослушивания звукозаписи этих показаний, проведение очной ставки, демонстрация других вещественных доказательств, обнару­женных на основании этих показаний;

• обязательное сообщение следователем при допросе таких фактов и деталей совершения преступлений, о которых знали только допраши­ваемый и признавшийся ранее соучастник группового преступления, показания которого предъявляются.

Обычно допрашиваемый, ознакомившись с уличающими его показаниями, рассказывает как о своей преступной деятельности, так и о роли в преступлении, которую играл ранее признавшийся соучастник. Следует иметь в виду, что лица, признавшиеся на допросе первыми, нередко исполь­зуют свое положение и пытаются переложить основную ответственность за совершенное деяние на других соучастников. Поэтому показания всех членов преступной группы, полученные с помощью указанных приемов, подлежат тщательной проверке путем собирания других доказательств, объективно подтверждающих достоверность информации.







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 1421. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия