Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Современная техническая цивилизация




 

Мысли о кризисе новоевропейской культуры и цивилизации не раз высказывались как философами, так и историками. В концепциях Данилевского, Шпенглера, Ницше, Тойнби, Вебера звучала тревога о кризисе цивилизации. После Второй мировой войны казалось, что кризис миновал, но на самом деле он лишь приобрел новую форму – лавинообразного роста глобальных проблем. Увеличивающееся число глобальных проблем и их углубление – признак такого кризиса цивилизации, который уходит корнями в историю европейской культуры. Все страны мира, пытаясь достичь уровня промышленно развитых стран Запада, стремятся идти по их пути. Кризис современного общества является и кризисом современного человека.

Все то, что уже сказано об обществе и его развитии, дает основание рассмотреть проблемы современного этапа. Его называют по-разному: научно-технической революцией, технологической революцией, информационной, компьютерной, отмечая, что суть процесса – это новый постиндустриальный этап развития. Конечно, данные характеристики относятся в основном к западной (американской и европейской) и японской цивилизациям, хотя определенные черты этих процессов просматриваются и в других обществах. Главное здесь – рост значения информации в жизни общества. Появление в 30-е гг. XX в. теории информации, а затем и кибернетики резко стимулировало развитие компьютерной техники и технологии, что позволило радикально изменить промышленное производство и образ жизни людей. Для философского анализа главное в данном процессе – то, что изменилось положение и роль человека в мире, его взаимоотношения с природой и техникой. Чаще всего это определяют как появление информационного общества и информационного человека. Современные мыслители по-разному оценивают содержание происходящих изменений в обществе: одни смотрят на будущее с надеждой, другие же высказывают серьезную обеспокоенность нынешним положением.

В 1949 г. вышла в свет книга Ж. Фурастье «Великая надежда XX века». По мнению исследователя, интенсивное научное и техническое развитие открывает перед человечеством возможность эволюции в сторону создания «научного общества», избавленного от политических, социальных и религиозных антагонизмов. Наука и техника в этом грядущем обществе станут основой жизнедеятельности не только общества, но и человека. Фурастье предложил своего рода «компьютерную утопию», а его взгляды стали истоком для многих более поздних технократических воззрений. Можно сказать, что Фурастье привлек внимание к проблеме человека и его будущего в связи с процессами развития науки и техники.

В 1970 г. появилась книга Э. Тоффлера «Футурошок», описывающая те изменения, которые должны произойти с человеком в ближайшем будущем. В трудах американского социолога Д. Белла о «постиндустриальном» обществе оно характеризуется новой социальной структурой, базирующейся не на основании собственности, а на знании и квалификации. Обществом станут управлять организаторы науки и техники (менеджеры), а определяющим фактором развития общественной жизни станут научные центры. 3. Бжезинский в книге «Между двумя веками» утверждает, что постиндустриальное общество станет «технотронным» в результате непосредственного влияния техники и электроники на разные стороны жизни общества, его нравы, социальную структуру и духовные ценности (подробнее см.: 6.4. Культура и цивилизация).

Такой философ, как К. Ясперс, отвергает представление о «демонизме» техники, считая, что дальнейшая судьба человека зависит от того способа, посредством которого он подчинит себе последствия научно-технического развития. По Ясперсу, техника – только средство, все зависит от того, что из нее сделает человек, каким проявит себя с ее помощью. Техника не зависит от того, что ею может быть достигнуто, она является лишь орудием в руках человека.

Из XIX столетия пришли две идеи: одна из них социалистическая, другая – научно-технологическая. Социалистическая идея вдохновлялась социальной справедливостью, а технократическая – экономической эффективностью. Обе они столкнулись с границами, поставленными возможностями биосферы. Девиз коммунизма «каждому по потребностям», как и мечта о науке, которая решит все проблемы, особый «технократический оптимизм» остались на уровне благих пожеланий. Если стандарт потребления аутсайдеров поднять до «золотого миллиарда», то надо за 50 лет удвоить потребление всех ресурсов и в 500 раз увеличить производство энергии.

Важно изменение традиционных способов и типов мышления. В сложившейся ситуации общество может выбирать лишь один из двух путей: сплочение всех людей ради сохранения жизни на Земле или борьбу за природные ресурсы, использование всех возможностей в попытке обеспечить только для своей страны экологически чистое пространство и энергию. Второй путь предполагает обострение политических и экономических противоречий не просто между государствами, а уже и между цивилизациями. Подобный вариант событий уже обсуждается философами и политологами. Так, например, большие дискуссии в России и за рубежом вызвали статьи Самуэля Хантингтона. По мнению Хантингтона, цивилизации как субъекты мировой политики пришли на смену нациям-государствам, поэтому принципиальный конфликт в глобальной политике будет происходить между отдельными цивилизациями. Цивилизациями он называет культурные сообщества, отличающиеся друг от друга историей, языком, традициями и религией. Хантингтон выделяет 8 цивилизаций, являющиеся реальными сообществами с реальным разделением границ: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, славяно-православную, латиноамериканскую и африканскую. Хантингтон считает, что отношения цивилизаций принципиально конфликтны, поскольку в основе их различий лежат оригинальные системы ценностей. Столкновение цивилизаций может, с его точки зрения, происходить на двух уровнях: макроуровень – международный уровень борьбы цивилизаций и микроуровень – внутренняя нестабильность тех государств, на территории которых проходят цивилизационные разломы. Согласно теории Хантингтона, могут возникнуть глобальные конфликты между такими цивилизациями, как западное христианство и православие, православные и мусульмане, западной и исламской цивилизацией, мусульманами и индуиста-ми в Индии. Столкновение цивилизаций представляет угрозу внутренней стабильности, в особенности для таких стран, как Турция, Мексика и Россия.

Нобелевский лауреат К. Лоренц еще четверть века назад обозначил восемь «смертных грехов» цивилизованного человечества, называя среди них перенаселенность планеты, опустошение жизненного пространства, безудержный рост производства и потребления, научное доктринерство, ядерное оружие, разрыв традиции и вследствие этого глубокое отчуждение между молодым и старшим поколением.

Все названное заставляет по-новому взглянуть на понятие качества жизни человека как интегральный показатель уровня развития общества. При всех поражающих воображение успехах науки и техники, создании огромного по масштабам мира вещей и банков информации жизнь человека в основном не стала безопаснее и счастливее, здоровее и благополучнее.

Поневоле приходится возвращаться к оценке и переоценке системы ценностей современного мира. Неслучайно практически во всех современных цивилизациях набирают силы концепции фундаментализма, сутью которых является фанатичное стремление изменить личность и общество в соответствии с высшими метафизическими представлениями и заповедями. Многие философы, политологи и социологи не без оснований полагают, что фундаментализм являет собой наибольшую угрозу для развития мирового сообщества. Отвергая многие ценности современного мира, такие как демократия и либерализм, фундаменталисты, тем не менее, воспринимают все технологические достижения компьютерной революции.

Когда-то Альберта Эйнштейна спросили: «Чем будут сражаться люди в третьей мировой войне?» Он ответил, что не знает, чем будут сражаться в третьей мировой войне, но точно знает, что в четвертой мировой войне будут сражаться дубинами. Другой выдающийся мыслитель и гуманист Альберт Швейцер сформулировал этический принцип благоговения перед жизнью, значение которого не только не уменьшилось на рубеже XX–XXI вв., но и колоссально возросло. Реальности информационного общества, новые угрозы и опасности, которые оно несет человеку и человечеству, заставляют обращаться к поиску механизмов стабилизации, обеспечения устойчивого развития, минимизации возможности непредсказуемых процессов и явлений. При всех успехах науки, техники, технологии – главная надежда все же связывается с самим человеком, с его способностью познать то, что раньше называли провидением, а сейчас законами истории и закономерностями развития общества. Есть основания полагать, что мировая цивилизация в целом находится на рубеже, когда необходимо определять новые горизонты развития с целью неотложного решения глобальных проблем современности. Это заставляет по-новому взглянуть на процессы взаимодействия культур и цивилизаций, религий и моральных учений, политических и экономических концепций. Человечество способно выжить, развиваться и эволюционировать при исключении насилия как пути решения всех проблем общества и обеспечения права каждого человека и биосферы в целом на существование.

Вопросы для самопроверки

(первый уровень понимания материала)

1. Каковы основные характеристики современной технической цивилизации?

2. Воспроизведите суть прогнозов оптимистического и пессимистического сценариев будущего развития общества.

3. В чем заключается концепция столкновения цивилизаций С. Хантингтона?

 







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 939. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия