Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Языковая норма. Орфоэпические, грамматические, лексические нормы языка.




Языковая норма (норма литературная) — это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, то есть правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств, принятых в общественно-языковой практике. Это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Норма обязательна как для устной, так и для письменной речи и охватывает все стороны языка. Признаки нормы литературного языка: относительная устойчивость, общеупотребительность, общеобязательность, соответствие употреблению, традиции и возможностям языковой системы.

Языковая норма- принятые в общественно-языковой практике образованных людей правила произношения, словоупотребления, использования традиционно сложившихся грамматических, стилистических и других языковых средств (Русский язык. Энциклопедия. М., 1997).

Языковые нормы - явление историческое, они меняются. Источники изменения норм литературного языка различны: разговорная речь; местные говоры; просторечие; профессиональные жаргоны; другие языки. Изменению норм предшествует появление их вариантов, которые реально существуют в языке на определенном этапе его развития, активно используются его носителями. Варианты норм отражаются в словарях современного литературного языка. Например, в «Словаре современного русского литературного языка» как равноправные фиксируются акцентные варианты таких слов, как нормировать и нормировать, мышление и мышление. Некоторые варианты слов даются с соответствующими пометами: творог и (разг.) творог, договор и (прост.) договор. Если же обратиться к «Орфоэпическому словарю русского языка», (1983), то можно проследить за судьбой этих вариантов. Так, слова нормировать и мышление становятся предпочтительными, а нормировать и мышление имеют помету «доп.» (допустимо). В отношении творог и творог норма не изменилась. А вот вариант договор из просторечной формы перешел в разряд разговорной, имеет в словаре помету «доп.».

Языковые нормы не выдумываются учеными. Они отражают закономерные процессы и явления, происходящие в языке, и поддерживаются речевой практикой. К основным источникам языковой нормы относятся произведения писателей-классиков и современных писателей, анализ языка средств массовой информации, общепринятое современное употребление, данные живого и анкетного опросов, научные исследования ученых-языковедов.

Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

• норма I степени — строгая, жесткая, не допускающая вариантов;

• норма П степени — нейтральная, допускает равнозначные варианты;

• норма Ш степени — более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм.

Историческая смена норм литературного языка — закономерное, объективное явление. Она не зависит от воли и желания отдельных носителей языка. Развитие общества, изменение социального уклада определяет возникновение новых традиций, функционирование литературы, искусства приводят к постоянному обновлению литературного языка и его норм.

Нормы литературного языка отражают самобытность русского национального языка, способствуют сохранению языковой традиции, культурного наследия прошлого. Они защищают литературный язык от потока диалектной речи, социальных и профессиональных жаргонов, просторечия. Это позволяет литературному языку оставаться целостным, общепонятным, выполнять свою основную функцию - культурную.

По принятым и действующим на любом этапе существования литературного языка нормам можно определить, какие изменения в отношении нормализации произошли и каковы тенденции дальнейшего развития норм литературного языка.

Нормы ударения. Особенности и функции ударения изучает раздел языкознания, который называется акцентологией (от лат.ударение).

Ударение в русском языке свободное, что отличает его от некоторых других языков, в которых ударение закреплено за каким-то определенным слогом. Например, в английском языке ударным бывает первый слог, в польском — предпоследний, в армянском, французском - последний. В русском языке ударение может падать на любой слог, поэтому его называют разноместным. Сопоставим ударение в словах: компас, добыча, документ, медикамент. В этих словах ударение соответственно падает на первый, второй, третий, четвертый слоги. Разноместность его делает ударение в русском языке индивидуальным признаком каждого отдельно взятого слова.

Кроме того, ударение в русском языке бывает подвижным и неподвижным. Если в различных формах слова ударение падает на одну и ту же часть, то такое ударение является неподвижным (берегу, бережёшь, бережёт, бере­жём, бережёте, берегут — ударение закреплено за оконча­нием). Ударение, меняющее свое место в разных формах одного и того же слова, называется подвижным (прав, правы, права; могу, можешь, могут).

Большая часть слов русского языка имеет неподвижное ударение.

Особенности русского ударения:

• ударение в русском языке свободное, разноместное;

• оно бывает подвижным и неподвижным.

Ударение имеет большое значение в русском языке и выполняет различные функции. От ударения зависит семантика слова (хлопок — хлопок, гвоздики — гвоздики). Оно указывает на грамматическую форму (руки — именительный падеж множественного числа, а руки — родительный падеж единственного числа). Наконец, ударение помогает различать значение слов и их формы: белок — родительный падеж слова белка, а белок — именительный падеж слова, которое называет составную часть яйца или часть глаза.

Разноместность и подвижность ударения нередко приводит к речевым ошибкам (вместо начал, понялпроизносят начал, понял).

Сложность в определении места ударения в том или ином слове возрастает, поскольку для некоторых слов существуют варианты ударений. При этом есть варианты, которые не нарушают норму и считаются литературными, например, искристый — искристым, лосось — лосось, мышление — мышление. В других случаях одно из ударений считается неправильным, например, правильно: кухонный, инструмент, ходатайство неправильно: кухонный, инструмент, ходатайство.

Целый ряд вариантов ударения связан с профессиональной сферой употребления. Есть слова, специфическое ударение в которых традиционно принято только в узко профессиональной среде, в любой другой обстановке оно воспринимается как ошибка. Например:

эпилепсия у медиков эпилепсия,

компас у моряков компас.

В публичных выступлениях, деловом общении, обиходной речи довольно часто наблюдается отклонение от норм литературного языка. Так, некоторые считают, что надо говорить средства производства, но денежные средства, прошли два квартала, но второй квартал этого года. Слова средства и квартал независимо от значения имеют только одно ударение.

Ошибки в ударении могут привести к искажению смысла высказывания. Например, в одной из телепередач демонстрировались произведения испанских художников. Показали картину, на которой был изображен берег реки, дерево с богатой кроной, сквозь листья которой просматривалось голубое небо и зелень других растений. Под деревом сидел монах. Ведущий передачу сказал: «Эта картина называется «Отшельник в пустыне». Каждый, кто смотрел передачу, вероятно, удивился и подумал: какая же это пустыня? Все дело в том, что на картине изображена не пустыня, а уединенное, безлюдное место, где живет отшельник, которое называется пустынь или пустыня. Неправильно произнесенное слово создало впечатление о несоответствии названия картины ее содержанию.

Чтобы не допустить ошибки в постановке ударения, следует знать не только норму, но и типы вариантов, а также условия, при которых может быть использован тот или иной из них. Для этого рекомендуется обращаться к специальным словарям и справочникам.

Орфоэпические нормы. Орфоэпические нормы — это произносительные нормы устной речи. Их изучает специльный раздел языкознания - орфоэпия. Орфоэпией называют и совокупность правил литературного произношения. Орфоэпия определяет произношение отдельных звуков в тех или иных фонетических позициях, в сочетаниях с другими звуками, а также их произношение в определенных грамматических формах, группах слов или в отдельных словах.

Соблюдение единообразия в произношении имеет большое значение. Орфоэпические ошибки всегда мешают воспринимать содержание речи: внимание слушающего отвлекается различными неправильностями произношения и высказывание во всей полноте и с достаточным вниманием не воспринимается. Произношение, соответствующее орфоэпическим нормам, облегчает и ускоряет процесс общения. Поэтому социальная роль правильного произношения очень велика, особенно» настоящее время в нашем обществе, где устная речь стала средством самого широкого общения на различных собраниях, конференциях, съездах.

Рассмотрим основные правила литературного произношения, которых необходимо придерживаться.

Произношение гласных. В русской речи среди гласных только ударные произносятся четко. В безударном положении они утрачивают ясность и четкость звучания, их произносят с ослабленной артикуляцией. Это называется законом редукции.

Гласные [а] и [о] в начале слова без ударения и в первом предударном слоге произносятся как [а]: овраг — [а]враг, автономия - [а]вт[а]номия, молоко — м[а]л[а]ко.

В остальных безударных слогах, т. е. во всех безударных слогах, кроме первого предударного, на месте буквы оно после твердых согласных произносится очень краткий (редуцированный) неясный звук, который в разных положениях колеблется от произношения, близкого к [ы], к произношению, близкому к [а]. Условно этот звук обозначается буквой [ъ]. Например: голова— г[ъ]лова, сторона — ст[ъ]рона, дорогой — д[ъ]рогой, город - гор[ъ]д, сторож — стор[ъ]ж.

Буквы я, е в предударном слоге обозначают звук, средний между [е] и [и]. Условно этот звук обозначается знаком [ие]: пятак - п[ие]так, перо - п[ие]ро. Гласный [и] после твердого согласного, предлога или при слитном произношении слова с предыдущим произносится как [ы]: мединститут - мед[ы]нститут, из искры — из[ы]скры, смех и горе — смех [ы] горе. При наличии паузы [и] не переходит в [ы]: смех и горе.

Отсутствие редукции гласных мешает нормальному восприятию речи, так как отражает не литературную норму, а диалектные особенности. Так, например, побуквенное (нередуцированное) произношение слова [молоко] воспринимается нами как окающий говор, а замена безударных гласных на [а] без редукции - [малако] — как сильное аканье.

Произношение согласных. Основные законы произношения согласных - оглушение и уподобление.

В русской речи происходит обязательное оглушение звонких согласных в конце слова. Мы произносим хле[п] - хлеб, са[т] - сад, смо[к] — смог, любо[ф'] — любовь и т. д. Это оглушение является одним из характерных признаков русской литературной речи. Нужно учесть, что согласный [г] в конце слова всегда переходит в парный ему глухой звук [к]: лё[к] - лёг, поро[к] - порог и т. д. Произнесение в этом случае звука [х] недопустимо как диалектное. Исключение составляет слово Бог — Бо[х].

В положении перед гласными, сонорными согласными и [в] звук [г] произносится как звонкий взрывной согласный. Наиболее устойчивым он является в слове [г]осподи.

[Г] произносится как [х] в сочетаниячх гк и гч: лё[хк']ий - лёгкий, ле[хк]о - легко.

В сочетаниях звонкого и глухого согласных (так же, как и глухого, и звонкого) первый из них уподобляется второму.

Следует обратить внимание на сочетание чн, так как при его произношении нередко допускаются ошибки. В произношении слов с этим сочетанием наблюдается колебание, что связано с изменением правил старого московс­кого произношения.

По нормам современного русского литературного языка сочетание чн обычно так и произносится [чн], особенно это относится к словам книжного происхождения (алчный, беспечный), а также к словам, появившимся в недав­нем прошлом (маскировочный, посадочный).

Произношение [шн] вместо орфографического чн в настоящее время требуется в женских отчествах на -ична: Ильини[шн]а, Лукини[шн]а, Фомини[шн]а, а также сохраняется в отдельных словах: коне[шн]о, пере[шя]ица, пра-че[шн]ая, пустя[шн]ый, скворе[шн]ик, яи[пш]ица и др.

Некоторые слова с сочетанием -чн в соответствии с нормой произносятся двояко: порядо[шн]о и порядо[чн]о. В отдельных случаях различное произношение сочетания чн служит для смысловой дифференциации слов: серде[чн]ый удар - серде[шн]ый друг.

Произношение заимствованных слов. Они, как правило, подчиняются современным орфоэпическим нормам и только в некоторых случаях отличаются особенностями в произношении. Например, иногда сохраняется произно­шение звука [о] в безударных слогах ( м[о]дель, [о]азис, [о]тель) и твердых согласных перед гласным переднего ряда [е] ( с[тэ]нд, ко[дэ]кс, каш[нэ]). В большинстве же заим­ствованных слов перед [е] согласные смягчаются: ка[т']ет, па[т']ефон, факуль[т']ет, му[з']ей, [р']ектор, пио[н']ер. Все­гда перед [е] смягчаются заднеязычные согласные: па[к']ет, [к']егли, с[х']ема, ба[г']ет.

Описание орфоэпических норм можно найти в литературе по культуре речи, в специальных лингвистических исследованиях, например, в книге Р.И. Аванесова «Русское литературное произношение», а также в толковых словарях русского литературного языка, в частности, в однотомном «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой.

Морфологические нормы.Морфология — раздел грамматики, изучающий грамматические свойства слов, то есть грамматические значения, средства выражения грамматических значений, грамматические категории.-

Морфологические нормы — правила использования морфологических норм разных частей речи.

Особенности русского языка заключаются в том, что средства выражения грамматических значений зачастую варьируются. При этом варианты могут различаться оттенками значений, стилистической окраской, сферой упот­ребления, соответствовать норме литературного языка или нарушать ее. Умелое использование вариантов позволяет точнее выразить мысль, разнообразить речь, свидетельствует о речевой культуре говорящего.

Самую большую группу составляют варианты, использование которых ограничено функциональным стилем или жанром речи. Так, в разговорной речи нередко встречаются формы родительного падежа множественного числа апельсин, помидор, вместо апельсинов, помидоров; у ней, от ней вместо у нее, от нее. Употребление таких форм в официальной письменной и устной речи считается нарушением морфологической нормы.

Вещественные существительные сахар, топливо, масло, нефть, соль, мрамор употребляются, как правило, в форме единственного числа. В профессиональной речи для обозначения разновидностей, сортов веществ используется форма множественного числа: сахара, топлива, масла, нефти, соли, мраморы. Эти формы имеют стилистический оттенок профессионального употребления.

Немало в русском языке морфологических вариантов, которые рассматриваются как идентичные, равнозначные. Например: токари - токаря, цехи — цеха, весною - весной, дверями - дверьми.

В других случаях одна из форм нарушает норму литературного языка: рельс, а рельса неправильно, туфля, а туфель и туфля неправильно.

В русском языке немало слов мужского и женского рода для обозначения людей по их должности, профессии. При существительных, обозначающих занимаемую должность, профессию, чин, звание, возникающие в речи затруднения объясняются особенностями этой группы слов. Каковы они?

Во-первых, в русском языке существуют названия мужского рода и отсутствуют к ним параллели женского рода или (значительно реже) существуют только названия женского рода. Например: ректор, бизнесмен, финансист, парламентер и прачка, няня, модистка, маникюрша, пови­туха, бесприданница, кружевница, швея-мотористка.

Во-вторых, существуют названия как мужского, так и женского рода, оба они нейтральны. Например: спортсмен — спортсменка, поэт — поэтесса.

В-третьих, образованы обе формы (и мужского рода и женского), но слова женского рода отличаются значением или стилистической окраской. Так, слова профессорша, докторша имеют значение «жена профессора», «жена доктора» и разговорный оттенок, а как названия должности становятся просторечными. Родовые параллели кассирша, сторожиха, бухгалтерша, контролерша, лаборантка, вахтерша, билетерша квалифицируются как разговорные, а врачиха — как просторечная.

Затруднения возникают в том случае, когда необходимо подчеркнуть, что речь идет о женщине, а нейтральная па­раллель женского рода в языке отсутствует. Случаи такие все увеличиваются. По свидетельству ученых, число наименований, не имеющих женской родовой параллели, с каждым годом увеличивается, например: космофизик, телекомментатор, телерепортер, бионик, кибернетик и др., в то время как эту должность может занимать женщина.

Какой же выход находят пишущие и говорящие?

Как отмечают лингвисты, не только в устной речи, но и в газетных текстах, деловой переписке все чаще и чаще используется синтаксическое указание на пол называемого лица, когда при существительном мужского рода гла­гол в прошедшем времени имеет форму женского рода. Например: врач пришла, филолог сказала, бригадир находилась, мне посоветовала наш библиограф. Такие конструкции в настоящее время считаются допустимыми, не нарушающими норму литературного языка.

Употребление существительных мужского рода, не име­ющих словообразовательной параллели женского рода как наименования женщин, привело к тому, что усилились колебания в формах согласования. Стали возможными та­кие варианты: молодой физик Яковлева — молодая физик Яковлева.

В частотно-стилистическом словаре вариантов «Грам­матическая правильность русской речи» относительно та­кого употребления определений сказано: «В письменной строго официальной или нейтрально-деловой речи принята норма согласования по внешней форме определяемого существительного: выдающийся математик Софья Кова­левская; новый премьер-министр Индии Индира Ганди».

Наиболее часты грамматические ошибки, связанные с употреблением рода имен существительных. Можно услышать неправильные словосочетания: железнодорожная рельса, французская шампунь, большой мозоль, заказной бандероль. Но ведь существительные рельс, шампунь — мужского рода, а мозоль, бандероль — женского рода, поэтому следует говорить: железнодорожный рельс, французский шампунь, большая мозоль, заказная бандероль.

Нарушение грамматических норм нередко связано с употреблением в речи предлогов. Так, не всегда учитывается различие в смысловых и стилистических оттенках между синонимическими конструкциями с предлогами из-за и благодаря. Предлог благодаря сохраняет свое пер­воначальное лексическое значение, связанное с глаголом благодарить, поэтому он употребляется для указания причины, вызывающей желательный результат: благодаря помощи товарищей, благодаря правильному лечению. При резком противоречии между исходным лексическим зна­чением предлога благодаря и указанием отрицательной причины употребление этого предлога нежелательно: не пришел на работу благодаря болезни. В данном случае правильно сказать - из-за болезни.

Предлоги благодаря, вопреки, согласно, навстречу по современным нормам употребляются только с дательным падежом.

Синтаксические нормы.Иногда пишущие не учитывают порядок слов и создают предложения, которые имеют два смысла. Например, как понять фразу Хозяин дома спал? То ли речь идет о спящем хозяине дома, то ли о том, где спал хозяин? В предложении В древних документах подобного рода термин отсутствует сочетание подобного рода может относиться к сочетанию древних документах или к слову термин.







Дата добавления: 2015-10-18; просмотров: 1134. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.009 сек.) русская версия | украинская версия