Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Профессиональной рефлексии




Модернизация образовательной системы, меняющиеся в связи с этим профессиональные установки, отсутствие установившихся требований к результатам деятельности школы, к профессиональным качествам учителя вынуждают его постоянно выбирать между естественным стремлением личности к стабильности и необходимостью ломки старых представлений, смены ценностной системы.

Современное состояние системы образования объективно актуализировало потребность в ценностном самоопределении у педагогов.

Ценностно-смысловая сфера личности – это функциональная система, формирующая смыслы и цели жизнедеятельности человека и регулирующая способы их достижения. С одной стороны, ценностно-смысловые ориентации прививаются человеку социумом, но, с другой стороны, и сам человек активно формулирует и конкретизирует их, принимая, изменяя или отвергая ценности и смыслы, предлагаемые социумом. На каждом этапе жизни у человека, исходя из социальных ценностей или биологических потребностей, должны появиться некие цели жизнедеятельности, для реализации которых необходимо понимание (или даже ощущение) их смысла. Именно такая осмысленность цели дает человеку энергию для ее реализации, делая ее приоритетной.

Психологической основой ценностно-смысловой сферы личности является многообразная структура потребностей, мотивов, интересов, целей, идеалов, убеждений, мировоззрения, участвующих в создании направленности личности, выражающих социально детерминированные отношения личности к действительности.

По мнению большинства авторов (Б.Г. Ананьев, К.А. Альбуханова-Славская, А.В. Брушлинский, Л.Ф. Вязникова, А.А. Деркач, Д.А. Леонтьев, В.Д. Ольшанский, И.Г. Петров, С.Л. Рубинштейн, А.В. Серый, В.А. Ядов и др.), ценностно-смысловая сфера, определяя центральную позицию личности, оказывает влияние на направленность и содержание социальной активности, общий подход к окружающему миру и самому себе, придает смысл и направление деятельности человека, определяет его поведение и поступки. Человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию или экзистенциальный вакуум, если это стремление остается нереализованным.

«Ценности как феномен идеального обладают энергетической активностью и «существуют» в деятельности. Иначе говоря, идеальные образы реализуются в деятельности.

Категория ценности, ценностных ориентаций, является одной из самых сложных в философии, социологии, культурологии и психологии. Ценности выступают основанием для осмысления, познания и конструирования целостного образа социального мира, для регуляции человеческого поведения во всех его проявлениях при принятии решений в ситуации выбора» [40, c. 48].

Как отмечал Б.Г. Ананьев, изучение личности начинается с определения ее статуса, при этом сама личность рассматривается как совокупный эффект социальных ситуаций развития. Деятельная, субъективная сторона выступает в рамках определенного статуса. Позиция личности представляет сложную систему отношений личности к обществу в целом, различным общностям и сообществам (в том числе и профессиональным), к которым она принадлежит или стремится принадлежать, к профессиональной деятельности, к самой себе. Кроме того, в эту систему входят установки и мотивы, которыми личность руководствуется в своей деятельности, а также цели и ценности, на которые направлена эта деятельность.

Все эти различные характеристики личности составляют существенные моменты ее внутреннего мира и общественного поведения, направленного на освоение, переживание и воспроизводства ценностей жизни.

Б.Г. Ананьев акцентировал внимание на том, что «имеется общий центр, в котором сходятся исследования социологов, социальных психологов и педагогов. Этим общим центром являются ценностные ориентации групп личности, общность целей деятельности, жизненная направленность или мотивация поведения людей» [4, с. 299-300].

Поэтому, подчеркивал Б.Г. Ананьев, психологические исследования личности невозможны без социально-философского (аксиологического) и социально-психологического изучения этих ценностей [4].

С.Л. Рубинштейн, анализируя деятельность, указывает, что действие человека включает цели, к которым он стремится, учет (восприятие и осмысление) условий, в которых должна быть осуществлена деятельность, мотив, который побуждает к этому действию. В качестве мотива или побуждения к действию обычно выступает переживание чего-то личностно значимого для индивида. Обращая внимание на то, что каждое действие человека и, следовательно, его деятельность выражают отношение действующего субъекта к окружающему миру, другим людям, самому себе, С.Л. Рубинштейн подчеркивает, что деятельность, таким образом, имеет как внешнее, так и внутреннее содержание. Одним из фрагментов внутреннего содержания деятельности выступают ценности [167], [168].

Продолжая эту мысль, Б.Ф. Ломов выделяет в качестве основных образующих деятельности мотив, цель, планирование деятельности, разработку текущей информации, оперативный образ, принятие решения, действия, проверку результатов и коррекцию действий. Указывая, что процесс целеобразования носит личностный характер, автор прямо не указывает, какие еще факторы, помимо мотивов, влияют на выбор субъектом цели, средств желаемого результата [110]. Однако, как утверждает А.А. Деркач, профессиональные ценности субъекта деятельности существенно влияют на этот выбор [51, с. 588].

В психологических исследованиях обнаруживается использование других понятий, сходных по содержанию с ценностями: Б.Г. Ананьев (основная жизненная направленность), С.Л. Рубинштейн (динамическая тенденция), А.Н. Леонтьев (смыслообразующий мотив), В.Н. Мясищев (доминирующие отношения), Д.Н. Узнадзе (установка), В.А. Ядов (диспозиция), Б.С. Братусь (смысловые ценности), Д. А. Леонтьев (смысл), В. Франкл (смысл жизни) и другие. [104, с. 50].

В.А. Ядов считает, что ценности реализуются в ценностных ориентациях и представляют собой элемент диспозиционной структуры личности. Установки, аттитюды и ценностные ориентации личности регулируют реализацию потребностей человека в различных социальных ситуациях.

В.Я. Ядов объединяет все описанные выше регулятивные образования как диспозиции, т. е. «предрасположенности». В своей «диспозиционной концепции регуляции поведения личности» он аргументирует иерархическую организацию системы диспозиционных образований. В разработанной им схеме на низшем уровне системы диспозиций располагаются элементарные фиксированные установки, носящие неосознаваемый характер и связанные с удовлетворением витальных потребностей. Второй уровень составляют социально фиксированные установки, или аттитюды, формирующиеся на основе потребности человека во включении в конкретную социальную среду. Третий уровень системы диспозиций – базовые социальные установки – отвечает за регуляцию общей направленности интересов личности в тех или иных конкретных сферах социальной активности человека. Высший уровень диспозиций личности представляет ее систему ценностных ориентаций, соответствующую высшим социальным потребностям и отвечающую за отношение человека к жизненным целям и средствам их удовлетворения. Каждый уровень диспозиционной системы оказывается задействованным в различных сферах и соответствующих им ситуациям общения: в ближайшем семейном окружении, малой контактной группе, конкретной области деятельности и, наконец, в определенном типе общества в целом. Отдельные уровни диспозиционной системы отвечают при этом за конкретные проявления активности: за отдельные поведенческие акты в актуальной предметной ситуации; за осуществляемые в привычных ситуациях поступки; за поведение как систему поступков; за целостность поведения или деятельность человека.

Таким образом, можно сделать вывод, что уровни регуляции поведения в диспозиционной концепции В.Я. Ядова различаются долей биологических и социальных компонентов в их содержании и происхождении. Ценностные ориентации как высший уровень диспозиционной системы, тем самым полностью зависят от социальной общности, с которой себя идентифицирует личность [212].

Уровни диспозиционной системы личности отличаются также степенью осознанности описанных регулятивных образований.

Б.С. Братусь, рассматривая категорию «ценности», делает особый акцент на том, что нравственная позиция влияет на психику человека, его эмоции, мотивы, мышление и восприятие. Он подчеркивает особую значимость данного феномена в структуре личности, определяя ценности личности как «осознанные и принятые человеком общие смыслы его жизни или осознанные смысловые образования – основные конституирующие единицы личности». Основа личности – нравственно-ценностная; личность – это «не способ осуществления позиции, а сама позиция человека в этом сложном мире, который задается системой общих смысловых образований»[32, с. 128].

Б.С. Братусь впервые раскрывает понимание того, что ценности дают основу оценке и регуляции деятельности (другие авторы обычно приписывают данную функцию мотивам, ставя ценности в ряд с другими, более значимыми факторами). Он подчеркивает, что для того, чтобы сформировались нравственное сознание, его устойчивые смысловые структуры и ценности, необходимо их деятельностное закрепление. В работах Б.С. Братуся четко фиксируется влияние деятельности на становление ценностей, но в то же время недостаточно прослеживается обратный процесс – влияние ценностей на деятельность. Он проводит разделение личных ценностей как осознанных смыслов жизни и декларируемых, «называемых», внешних по отношению к человеку ценностей [32].

В.Б. Ольшанский дает следующее определение ценностей: «Ценности – своеобразные маятники, помогающие заметить в потоке информации то, что наиболее важно для жизнедеятельности человека, для его поведения. Что противоречит ценностям, будет неизбежно игнорировано – либо невниманием, либо невосприятием, либо неразделением информации». «Субъект избирает материал в соответствии с уже имеющейся у него точкой зрения» [цит. по 178].

Ценностные ориентации, определяющие жизненные цели человека, выражают, соответственно, то, что является для него наиболее важным и обладает для него личностным смыслом. К.А. Альбуханова-Славская и А.В. Брушлинский описывают роль смысловых представлений в организации системы ценностных ориентаций, которая проявляется в следующих функциях: принятии (или отрицании) и реализации определенных ценностей; усилении (или снижении) их значимости; удержании (или потере) этих ценностей во времени [1], [33].

Рассматривая понятие ценности в пространстве оппозиций, Д.А. Леонтьев выделяет несколько подходов к трактовке этого понятия:

– ценность как атрибут чего-либо;

– ценность как особая реальность, не выводимая из потребностей. Данная позиция в свою очередь представлена двумя разными точками зрения (ценность как сугубо индивидуальная реальность и ценность как надындивидуальная реальность). [104, с. 16-18].

Ряд авторов полагают, что ценностные образования являются базой для формирования системы личностных смыслов. Так, по В.Франклу, «человек обретает смысл жизни, переживая определенные ценности» [197, с. 122-125]. Концепция личности В. Франкла, сложившаяся в рамках экзистенциальной психологии, по многим своим положениям близка гуманистической психологии. Созданная В. Франклом теория логотерапии и экзистенциального анализа представляет собой сложную систему философских, психологических и медицинских воззрений на природу и сущность человека, механизмы развития личности. Центральным звеном этой системы выступает понятие «смысл жизни». В. Франкл считает, что «важен не смысл жизни вообще, а скорее специфический смысл жизни данной личности в данный момент» [197, с. 123]. Согласно В. Франклу, смысл жизни можно обнаружить тремя путями:

1) совершая дело (подвиг);

2) переживая ценности;

3) путем страдания.

Исходя из этого, им выделяются три группы ценностей – смысловых универсалий, кристаллизовавшихся в результате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться в истории.

Первую группу составляют ценности творчества – наиболее естественные и важные, но не необходимые. Основным путем их реализации является труд. Смысл труда заключается в том, что человек привносит в свою работу как личность.

Вторая группа – это ценности переживания. По В. Франклу, богатым ценностным потенциалом обладает любовь. «Любовь является единственным способом понять другого человека в глубочайшей сути его личности». [197, с. 124].Однако любовь не есть необходимое условие для осмысленности жизни.

Наиболее значимыми, по мнению В.Франкла, являются ценности отношения. «Как только список категорий ценностей пополняется ценностями отношения, становится очевидным, что человеческое существование по сути своей никогда не может быть бессмысленным» [197, с. 174]. Эта группа ценностей заключается в отношении человека к факторам, ограничивающим его жизнь. Ценности отношения делятся на три категории: осмысленное отношение к боли, вине и смерти. В отличие от экзистенциализма, В. Франкл рассматривает эти категории с оптимистической позиции: «...нет трагических и негативных аспектов, которые не могли бы посредством занимаемой по отношению к ним позиции быть превращены в позитивные достижения» [197, с. 302].

Ф.Е. Василюк пишет, что смысл является пограничным образованием, в котором сходятся идеальное и реальное, жизненные ценности и возможности их реализации. Смысл, как целостная совокупность жизненных отношений, у Ф.Е. Василюка является своего рода продуктом мотивационно-ценностной системы личности. Функцией мотива является смыслообразование, и, тем самым, направление и побуждение поведения человека. Система ценностей выступает в данном случае как «психологический орган» измерения и сопоставления меры значимости мотивов, соотнесения индивидуальных устремлений и «надындивидуальной сущности» личности. Ф.Е. Василюк полагает, что в ходе развития личности ценности претерпевают определенную эволюцию. Первоначально они существуют только в виде эмоциональных реакций на их утверждение или нарушение. Впоследствии ценности последовательно приобретают форму «знаемых» мотивов, мотивов смыслообразующих и, наконец, одновременно смыслообразующих и реально действующих. Одновременно в процессе приобретения новых мотивационных качеств происходит своего рода скачок в степени осознанности ценностей, в результате которого «ценность из «видимого», из объекта превращается в то, благодаря чему видится все остальное, во внутренний смысловой свет» [35, с. 127].

Таким образом, ценность, став реальным мотивом и являясь источником осмысленности бытия, ведет к личностному росту и совершенствованию – «ценность внутренне освещает всю жизнь человека, наполняя ее простотой и подлинной свободой» [35, с. 125].

Аналогичную точку зрения в своем исследовании отстаивает и А.В. Серый. Ценности, по его мнению, – это социальный феномен, существующий в диалектическом отношении субъект – объект, который является важным связующим звеном между личностью, ее внутренним миром и окружающей действительностью. Ценности носят двойственный характер, они социальны, поскольку исторически обусловлены и индивидуальны, поскольку в них сосредоточен опыт конкретного субъекта. Социальные ценности определяются как некое данное, имеющее эмпирическое содержание, доступное членам какой-то социальной группы или общества в целом, значение, соотносимое с чем-то, являющимся объектом деятельности. Ценности конкретной личности формируются под влиянием социальной среды, особенностей тех социальных групп, в которые она входит. Индивидуальные ценности являются важнейшим компонентом структуры личности, они выполняют функции регуляторов поведения и проявляются во всех областях человеческой деятельности [178].

Рассматривая проблему ценностей, нельзя не обратиться к проблеме смысла. В психологии понятие «смысл» неразрывно связано с гармонично развивающейся личностью. Личностный смысл принято определять как «индивидуализированное отражение действительного отношения личности к тем объектам, ради которых развертывается ее деятельность, осознаваемое как «значение-для-меня» усваиваемых субъектом безличных знаний о мире, включающих понятия, умения, действия и поступки, совершаемые людьми, социальные нормы, роли, ценности и идеалы» [цит. по 178].

В теории личности В. Франкла смысл представлен как жизненная задача. В качестве ведущей движущей задачи поведения он постулирует стремление человека найти и исполнить свой смысл жизни. «Для того чтобы активно действовать, человек должен верить в смысл, которым наделены его поступки» [197, с. 10]. Падение старых идеалов, отсутствие смысла означает экзистенциональную фрустрацию, которая порождает у человека состояние, названное В. Франклом экзистенциальным вакуумом. Именно экзистенциальный вакуум является причиной, порождающей в широких масштабах специфические «ноогенные неврозы». Необходимым же атрибутом психологического здоровья и атрибутом человечности является «здоровая доля напряжения, такого, например, которое порождается смыслом, который необходимо осуществить» [197, с. 66].

Смысл, по мнению Франкла, не абстрактен, он тесно связан с конкретными ситуациями. Каждая отдельно взятая ситуация несет в себе свой смысл, различный для различных людей, но одновременно истинный для каждого. Смысл меняется не только от личности к личности, но и от ситуации к ситуации. Смысл объективен, человек не изобретает его, а находит в мире, в реальной действительности, именно поэтому он выступает для человека как данность, требующая своей реализации. Правильной постановкой вопроса, однако, является не вопрос о смысле жизни вообще, а вопрос о конкретном смысле жизни данной личности в данный момент.

В. Франкл считает, что обретение и реализация смысла выступают как встающая перед человеком задача, на решение которой он направляет все свои усилия, причем неудача в ее решении приводит к объективным нарушениям личностного развития. Экзистенциальная фрустрация влечет за собой ноогенный невроз. Как средство лечения данных видов неврозов В. Франклом был предложен метод «логотерапии». Центральной проблемой этого метода является проблема ответственности. При любых обстоятельствах человек способен занять осмысленную позицию по отношению к ним и придать своему страданию глубокий жизненный смысл. Таким образом, жизнь человека никогда не может оказаться бессмысленной. Найдя смысл, человек несет ответственность за осуществление этого уникального смысла; от индивида требуется принятие решения относительно осуществления смысла в данной ситуации [197].

В отечественную психологию впервые понятие «личностный смысл» было введено А.Н. Леонтьевым, по словам которого, «личностные смыслы как и чувственная ткань сознания, не имеют своего «индивидуального», своего «не психологического» существования. Если внешняя чувственность связывает в сознании субъекта значения с реальностью объективного мира, то личностный смысл связывает их с реальностью самой его жизни в этом мире, с его мотивами. Личностный смысл и создает пристрастность человеческого сознания» [105, с. 153]. То есть, личностные смыслы всегда носят субъективный характер.

Анализируя структуру человеческой деятельности, устанавливая объективные отношения между ее компонентами, А.Н. Леонтьев показал, что смысл создается в результате отражения субъектом отношений, существующих между ним и тем, на что его действия направлены как на свой непосредственный результат (цель). Именно отношение мотива к цели, указывает А.Н. Леонтьев, порождает личностный смысл, подчеркивая при этом, что смыслообразующая функция в этом отношении принадлежит мотиву. Возникая в деятельности, смысл становится единицами человеческого сознания, его «образующими». В рамках сознания смысл вступает в отношения с другими его образующими, в частности со значениями, выражаясь через последние [105].

Б.С. Братусь считает, что человек имеет дело не с одним смыслом, а со сложной иерархией динамических смысловых систем. По его мнению, смысловая сфера личности имеет следующие уровни:

- Нулевой уровень – это собственно прагматические, ситуационные смыслы, определяемые самой предметной логикой достижения цели в данных конкретных условиях. Такой смысл вряд ли можно назвать личностным, настолько он привязан к ситуации, выполняя служебную регулятивную роль в ее осознании.

- Первый уровень личностно-смысловой сферы – эгоцентрический уровень, в котором исходным моментом являются удобство, личная выгода, престижность и т. п. При этом все остальные люди ставятся в зависимость от этих отношений, рассматриваются как помогающие (удобные, «хорошие») либо как препятствующие «плохие», враги) их осуществлению. Необходимо отметить, что этот уровень иногда может представляться как весьма привлекательный и даже иметь возвышенные намерения, такие как самосовершенствование. Однако оно может оказаться не больше, чем эгоцентризм, если направлено только на благо себе.

- Второй уровень – группоцентрический; определяющим смысловым моментом отношения к действительности на этом уровне становится близкое окружение человека, группа, которую он либо отождествляет с собой, либо ставит ее выше себя в своих интересах и устремлениях. Отношение к другому человеку существенно зависит при этом от того, является ли он членом «своей» или «чужой», «дальней» группы.

- Третий уровень, который включает в себя коллективистскую, общественную и, как свою высшую ступень, общечеловеческую (собственно нравственную) смысловые ориентации, можно назвать, используя принятый в психологии термин, просоциальным. В отличие от предыдущего, где смысловая личностная направленность ограничена пользой, благосостоянием, укреплением позиций относительно замкнутой группы, подлинно просоциальный уровень характеризуется внутренней смысловой устремленностью человека на создание таких результатов (продуктов труда, деятельности, общения, познания), которые принесут равное благо другим, даже лично ему незнакомым, «чужим», «дальним» людям, обществу, человечеству в целом. Если на первом уровне другой человек выступает как вещь, как подножие эгоцентрических желаний, а на втором уровне другие делятся на круг «своих», обладающих самоценностью, и «чужим», ее лишенных, то на третьем уровне принцип самоценности становится всеобщим, определяя собой главное и, как мы считаем, единственно верное направление приобщения к родовой человеческой сущности, без которого невозможно нормальное развитие личности [32].

Глубокий дифференцированный анализ разных подходов к смыслу и разного его понимания осуществил Д.А. Леонтьев в своей работе «Психология смысла». «…Понятие личностного смысла воплощает принцип единства деятельности, сознанияиличности, находясь на пересечении всех трех фундаментальных психологических категорий». [104, с. 19].

Определение Д.А. Леонтьева смысла как «структурного элемента процессов сознания и деятельности человека» [104, с. 50], на наш взгляд, имеет то или иное отношение ко всем вышеперечисленным понятиям.

Многообразие аспектов смысла и соотнесения его с разными сторонами человеческого бытия объясняет отсутствие устойчивого определения, используемого реально на уровне термина «смысл». Многие исследователи, однако, идентифицируют смысл с ценностями. В частности, И.Г. Петров считает, что «смысл – это субъектное бытие ценностей, то есть это ценности, как бы помещенные в субъект посредством переживания и опыта, включенные в его жизнедеятельность» [139, с. 29], а ценностные ориентации, по его мнению, выражают отношение людей к ценностям.

Как пишет Л.Ф. Вязникова, «с таким пониманием взаимоотношения смысла и ценностей, можно согласиться. Вспомним Сартра: «Ценность есть ни что иное, как выбираемый вами смысл» [40, с. 54].

В психологии понятие «смысл» тесно связано с осмысленностью жизни, выступающей одной из важнейших потребностей человека, удовлетворение которой определяется способность взять на себя ответственность, верой в собственную способность осуществлять контроль над своей судьбой.

Осмысленность жизни определяется как осмысленность прошлого, настоящего и будущего, как наличие цели в жизни, как переживание индивидом онтологической значимости жизни. Д.А. Леонтьев понимает под осмысленностью жизни три конкретные смысложизненные ориентации и два аспекта локуса контроля:

1. «Цели в жизни». Характеризует целеустремленность, наличие или отсутствие в жизни испытуемого целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу.

2. «Процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность жизни». Определяет удовлетворенность своей жизнью в настоящем, восприятие процесса своей жизни как интересного, эмоционально насыщенного и наполненного смыслом. Содержание этой шкалы совпадает с представлением о том, что единственный смысл жизни состоит в том, чтобы жить.

3. «Результативность жизни или удовлетворенность самореализацией». Измеряет удовлетворенность прожитой частью жизни, оценку пройденного отрезка жизни, ощущение того, насколько продуктивна и осмысленна была прожитая ее часть.

4. «Локус контроля – Я (Я – хозяин жизни)». Характеризует представление о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле, контролировать события собственной жизни.

5. «Локус контроля – жизнь или управляемость жизни». Отражает убежденность в том, что человеку дано контролировать свою жизнь, свободно принимать решения и воплощать их в жизнь, убежденность в том, что жизнь человека подвластна сознательному контролю [103].

Осмысленность жизни является необходимым и достаточным условием развития гармоничного человека, непрерывно и творчески развивающейся (самоактуализирующейся) личности.

Самоактуализация – стремление человека к более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей, которое является высшей ступенью в иерархии потребностей, в теории личности А. Маслоу является центральным звеном.

Исследователи выделяют различные аспекты понимания механизмов функционирования ценностно-смысловой сферы:

- относительно жизнедеятельности в целом (А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь);

- относительно контекста жизнедеятельности (Б.С. Братусь, Д.А. Леонтьев, Ф.Е. Василюк);

- относительно деятельности (Д.А. Леонтьев);

- в зависимости от качественных состояний ценностно-смысловой сферы (А.Н. Леонтьев, Ф.Е. Василюк, А.В. Петровский).

Ценности и смыслы непостоянны: они изменяются во времени в результате деятельности людей, как изменяются и сами люди. Вследствие накопленного жизненного опыта то, что было для индивида центральной ценностью, может превратиться в периферийную или даже изменить свою полярность.

Ценностно-смысловая сфера развивается или деформируется в процессе трудовой деятельности. По словам Б.Г. Ананьева, с началом самостоятельной общественно-трудовой деятельности строится собственный статус человека [4]. Этот статус преемственно связан со статусом семьи, из которой человек вышел. В частности, это касается ценностей профессионального самоопределения.

Другим таким фактором является трудовая деятельность как составная часть целостного жизненного самоопределения. Е.А. Климов отмечает, что основным видом деятельности человека является социально обусловленный, осознанный, целенаправленный труд, главные характеристики которого присущи и профессиональной (предметной) деятельности [87].

В процессе профессиональной деятельности человек неизбежно вступает в определенные общественные отношения с другими людьми. Профессиональная деятельность стимулирует развитие личности и ее ценностных ориентаций через новые связи, сосредоточением которых является, прежде всего, коллектив. Индивидуальные ценностные ориентации взаимодействуют и воздействуют на коллективные в основном через межличностные взаимоотношения. В этих взаимоотношениях, наряду с ценностными ориентациями, проявляются и разные стороны психологии взаимодействующих лиц, поскольку любой акт человеческой деятельности имеет для данного индивида или группы психологическую окраску. Иными словами, участие людей в профессиональной деятельности, обладающей общими признаками, ведет к формированию у них сходных черт личности, обусловленных профессиональными требованиями к психическим и психофизиологическим особенностям человека.

По мнению Е.А. Климова, для каждой определенной профессиональной группы характерен свой смысл деятельности, своя система ценностей [86]. Если избранная профессия и реализуемый жизненный смысл, достигаемая жизненная ценность составляют деятельностно-смысловое единство для субъекта, то профессиональная деятельность приобретает сущностный, смысложизненный характер.

Отсутствие осмысленности целей дезорганизует всю систему ценностей, делая поведение человека или «автоматизированным», основанным на ожиданиях окружающих, или нецеленаправленным, зачастую противоречивым, девиантным. Неопределенность личностных смыслов мешает человеку занять свое место в профессиональной системе, что, в свою очередь, еще более дезорганизует их.

Исследуя механизмы функционирования ценностно-смысловой сферы, авторы делают акцент на изучении ее содержательного аспекта и природы, как целостной системы, при этом прямо или косвенно, отмечается основополагающая роль рефлексии, которая направлена на оформление и изменение ценностно-смысловой сферы и разворачивается непосредственно в активности человека.

Как способность к ценностной самоориентации И.Н. Семенов рассматривает рефлексивность [175].

Принимая за основу данный методологический подход, немаловажно обозначить понятие профессиональной рефлексии, которая включает полифонию символов, образов, смыслов, столкновение и взаимовлияние разных планов, идей, подтекстов. Благодаря рефлексии человек мечется в поисках смысла бытия, жизни, деятельности: находит, теряет, заблуждается, снова ищет, создает новый и т.д. <…> Именно рефлексия, способствуя обновлению ценностных ориентаций, устремлений, способов деятельности, представлений о себе, отношения к себе, становится важнейшим механизмом саморазвития человека, его движения к субъектности» [69, с. 81].

Говоря о профессиональной рефлексии педагога, которая оформляет и консолидирует его «Я-концепцию», способствуя, с одной стороны, динамичности ее содержания, а с другой, поддерживая ее стабильность, следует указать, что «рефлексивному анализу и осмыслению подлежат профессиональные установки учителя, его профессионально-личностные свойства, ценностные ориентации, личностные смыслы и способы практической деятельности» [40, с. 117].

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

Ценностно-смысловая сфера личности включает в себя ценности, понимаемые как личностные смыслы, самоактуализацию, как стремление личности к саморазвитию, осмысленность жизни, как продуктивный, эмоционально насыщенный осмысленный процесс жизни в прошлом, настоящем и будущем и представляет собой динамичную систему, функционирование которой происходит за счет определенных механизмов.

Нарушения развития ценностно-смысловой сферы человека влечет некий субъективный дискомфорт, который В. Франкл называет «экзистенциальной фрустрацией», в ответ на которую должна появляться какая-либо реакция компенсации, защиты.

Для каждой определенной профессиональной группы характерен свой смысл деятельности, своя система ценностей, потребностей, профессиональных смыслов. В процессе профессиональной деятельности, при положительной мотивации, формируется профессиональная пригодность, которая накладывает заметный отпечаток на весь облик человека, его психомоторику, на образование стереотипов речи и мышления, а также на его установки и ценностные ориентации.

Ценностная сфера педагога играет ключевую роль в ходе профессионального становления учителя, задавая направление профессионального развития и способы достижения жизненных и профессиональных целей.

Из этого можно сделать выводы, что:

Профессиональная рефлексия – интегральная характеристика человека-профессионала, проявляющаяся в деятельности и общении, определяемая как процесс самопознания субъектом внутренних психических актов и состояний. Являясь фундаментальной способностью человека к самоанализу, к осмыслению и переосмыслению своих предметно-социальных отношений с окружающим миром в процессе профессиональной деятельности, она «рождает» личностные и профессиональные смыслы и представляет собой составную часть развитого интеллекта человека.

Профессиональная рефлексия – многомерное психологическое образование, проявляющееся в наличии профессиональной ценностной позиции, в сформированной смысловой сфере, реализации ценностей и личностных смыслов субъекта в профессиональной деятельности, результатом чего является понимание себя, адекватность самооценки, готовность к личностному и профессиональному саморазвитию, самоопределению, самоактуализации и т.д.

Профессиональная рефлексия педагога оформляет и консолидирует его Я-концепцию, способствуя, с одной стороны, динамичности ее содержания, а с другой, поддерживая ее стабильность. В случае заниженной самооценки учителя, негативной Я-концепции, деструктивно влияющей как на его профессиональное «самочувствие», так и на характер его взаимодействия с учениками, рефлексивный самоанализ становится важнейшим коррекционным инструментом.

Профессиональная рефлексия педагога – важнейшее профессионально-значимое качество, заключающееся в оценочном осмыслении педагогом себя как профессионала, деятельности как формы творческого самовыражения и взаимодействия с учащимися как способа управления учебно-воспитатель-ным процессом на личностном, деятельностном и интерактивном уровнях и которое определяет уровень его профессиональной пригодности.

Взаимоотношения личности и профессиональной деятельности носят сложный и неоднозначный характер. Наряду с позитивным воздействием профессиональной деятельности на личность, возможно и негативное влияние. В частности, существует проблема профессиональных деформаций личности, отражающая процессы неблагоприятных личностных изменений в связи с профессиональной деятельностью. Профессиональные деформации проявляются, в первую очередь, в профессиональной среде «человек-человек», к которой относится профессия педагога.

Многие психологические проблемы в профессиональной деятельности учителя особенно обостряются в периоды возрастных кризисов, когда идет переоценка собственных ценностей и целей жизни. Сначала происходят скрытые, а затем явные существенные перестройки в картинах мира, в системах ценностей, в том числе – профессиональных, на фоне которых происходит потеря личностных смыслов, которая влечет за собой тревожность, беспокойство, раздражительность, депрессивность, агрессивность, явные ограничения в профессиональной деятельности.

Профессиональная деформация личности педагога может проявляться в виде авторитарности по отношению к учащимся, ригидности по отношению к деятельности, некритичности по отношению к педагогическим поступкам. Из-за отсутствия или низкого уровня профессиональной рефлексии, являющейся механизмом осознания собственных действий на личностном, деятельностном и интерактивном уровнях у учителей происходит развитие профессиональной деформации, которая оказывает негативное влияние на профессиональную деятельность педагога, а также на развитие его личности.

Ценностно-смысловая сфера личности включает в себя ценности, понимаемые как личностные смыслы, самоактуализацию, как стремление личности к саморазвитию, осмысленность жизни, как продуктивный, эмоционально насыщенный осмысленный процесс жизни в прошлом, настоящем и будущем и представляет собой динамичную систему, функционирование которой происходит за счет определенных механизмов.

Для каждой определенной профессиональной группы характерен свой смысл деятельности, своя система ценностей, потребностей, профессиональных смыслов. В процессе профессиональной деятельности, при положительной мотивации, формируется профессиональная пригодность человека, которая влияет на его установки и ценностные ориентации.

Ценностная сфера педагога играет ключевую роль в ходе профессионального становления учителя, задавая направление профессионального развития и способы достижения жизненных и профессиональных целей.

 


 







Дата добавления: 2015-10-18; просмотров: 1655. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.024 сек.) русская версия | украинская версия