Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Пауза логическая и психологическая. Темп и ритм речи




Осмысленное произношение предложения требует пра­вильного членения его на звенья, такты. Но «... в обыкно­венной связной речи нет четкой делимости на слова, так что промежутки, белые пространства, отделяющие слова друг от друга в писаном или печатном тексте, не всегда являются показателями членения речи в произношении»1. Знаком, сигналом остановки служит смысловая закончен­ность такта или синтагмы.

При выразительном чтении группировка слов по синтаг­мам облегчает чтецу анализ текста, а слушателям—пра­вильное восприятие его на слух. Объединение слов по логическим группам придает предложению звуковую цель­ность, законченность. Восприятие читаемого текста, рас­члененного на синтагмы, с обозначением синтагматического (фразового) ударения, гораздо легче уже потому, что при, таком чтении вы устанавливаете смысл всех логических связей в предложении и далее—в тексте, а тем самым даете истолкование текста, обеспечивая убедительную и правильную его передачу.

Членение речи обозначается паузами. Пауза объединяет слова в непрерывный ряд звуков, но в то же время и разде­ляет группы слов, ограничивает их. Это логическая пауза. Паузы могут быть разной длительности в зависимости от высказываемой мысли, от содержания читаемого. Чтец, соблюдая логические паузы, произносит слова, заключен­ные между ними, слитно, как одно слово. В предложении: Ячмень сеют, \ когда молодой скворец | головку в окошке по­казывает \\— паузы разной длительности: самая длитель­ная в конце предложения, пауза короче —после слова сеют, на стыке главного и придаточного, очень короткая — после слова скворец. Пауза членит фразу на звенья. Слова в пределах такта произносятся слитно: ^чменьсеют...

При неверной паузе нарушается смысл, содержание предложения становится неясным, извращается содержа­ние мысли.

С. Волконский приводит пример, когда неверная поста­новка паузы нарушает смысл предложения: «Я кудри чер­ные до плеч. Остановитесь после черные,— совершенно по­нятно: кудри до плеч...

Теперь остановитесь после кудри,— бессмыслица; чер­ные до плеч (а ниже плеч другого цвета?)»2.

Известен также пример предложения, в котором от пере­несения паузы меняется основной смысл утверждения.

Они кормили его \ мясом своих собак. Они кормили его мясом | своих собак.

Иногда место логической паузы определяется знаками препинания:

1. Хотя услуга нам \ при нужде дорога, \

Но за неё не всяк умеет взяться. || (И. Крылов).

2. К собакам подскакали \ два охотника: | один в русской шапке, другой, \ чужой, \ в зеленом кафтане (Л. Тол­стой).

Надо научиться хорошо слышать паузу и соблюдать ее при чтении. Прочтите:

1. Разгульный и бодрый, | едет он на вороном коне, \ моло­децки подбоченившись и заломив шапку (Н. Гоголь).

Пауза выделяет обособленное определение разгульный и бодрый, краткая пауза отмечает начало обособленного деепричастного оборота подбоченившись и заломив.

2. А она, рыдая, бежит за ним, / ловит его за удила, \хватает его за стремя (Н. Гоголь).

Во второй фразе паузами отмечается перечисление (од­нородные члены); слитно произносится 1-я часть фразы: аонарыдаябежитзанйм...; самое сильное ударение перено­сится на 3-й член перечисления, ослабляются тем самым предыдущие ударения; соединяется в сплошной звуковой поток первая часть предложения.

Логические паузы оформляют речь, придают ей закон­ченность. Иногда логическая пауза переходит в психоло­гическую. Логической паузе «отведено более или менее определенное, очень небольшое время длительности. Если это время затягивается, то бездейственная логическая пауза должна скорее перерождаться в активную — психологиче­скую» '.

Психологическая пауза—это остановка, которая уси­ливает, выявляет психологическое значение фразы, от­рывка. Она богата внутренним содержанием, активна, так как диктуется отношением чтеца к событию, к действую­щему лицу, к его поступкам. Она отражает работу вообра­жения читающего, сама тотчас же отражается на интонации, иногда даже меняет логическую группировку слов, так как проистекает из внутренней жизни, из жизни воображения. Значение ее характеризуется В. Аксеновым так:

«Психологическая пауза может возникнуть в начале фразы перед словами, внутри фразы — между словами и в конце фразы — после прочитанных слов. В первом слу­чае она предупреждает значение слов предстоящих; во втором—проявляет психологическую зависимость (объе­диняющую или разъединяющую) высказанной мысли от мысли последующей, подчеркивая значение этих мыслей и отношение к ним; в третьем случае она задерживает вни­мание на отзвучавших словах и образах, как бы продлевая в молчании глубину их значения. Воздействие психологи­ческой паузы в последнем случае огромно» \

Вот одна из заключительных сцен «Тамани», где Лермон­тов описывает борьбу девушки-контрабандистки с русским офицером, случайно попавшим «в мирный круг честных контрабандистов».

Ты видел,отвечала она: ты донесешь! и сверхъ­естественным усилием повалила меня на борт; мы оба по пояс свесились из лодки; ее волосы касались воды; минута была решительная. Я уперся коленкою о дно, схватил ее одной рукой за косу, другой за горло, она выпустила мою одежду, || и я мгновенно сбросил ее в волны. ||

Было уже довольно темно; голова ее мелькнула раза два среди морской пены, и больше я ничего не видал. ||

При чтении этого отрывка первая психологическая пауза перед словами и я мгновенно сбросил ее в волны — пауза ожи­дания, ожидания исхода борьбы; в то же время эта пауза — знак перелома: быстро сменяющиеся действия, напряжен­ность этих действий должны же привести к какому-то концу. Вот он, конец: я мгновенно сбросил ее в волны. Что будет? Каково последствие этого действия? Верно, утонет? Таково содержание второй паузы. Эпизод закончен. Голова ее (девушки) мелькнула раза два среди морской пены, и больше я ничего не видел. Третья пауза наполняется тоже значительным содержанием: гибель девушки случайна, бессмысленна. Пауза в данном случае заставит слушателя осмыслить прочитанное, задуматься над ним.

Психологическая пауза — выразительное средство при чтении произведения. По выражению К- С. Станислав­ского, «красноречивое молчание и есть психо­логическая пауза. Она является чрезвычайно важ­ным орудием общения»1. Пауза дополняет слова «взгля­дами, мимикой... намеками, едва уловимыми движениями и многими другими сознательными и подсознательными средствами общения. Все они (паузы.— Л. Г.) умеют доказать то, что недоступно слову, и нередко действуют в молчании гораздо интенсивнее, тоньше и неотразимее, чем сама речь. Их бессловесный разговор может быть интересен, содержателен и убедителен не менее, чем словес­ный»2. «Пауза —важный элемент нашей речи и один из главных ее козырей»3.

Произнесите какую-то фразу или ряд фраз. Самое про­изнесение займет определенное время. Чем же заполнилось это_время? Звуками самой разнообразной длительности. 'Звуки речи слагаются в слоги и слова, т. е. в ритмические части и группы. Одни ритмические части или группы тре-'буют отрывистого произношения, другие—плавного, растя­нутого, певучего; одни звуки притягивают ударение, дру­гие лишены его и т. д. Между потоками этих звуков имеются паузы—тоже разной длительности. Таким обра­зом, в устной речи мы замечаем определенный темп и ритм.

«Темп есть быстрота чередования условно принятых за единицу одинаковых длительностей в том или другом размере».

«Ритм есть количественное отношение действительных длительностей (движения, звука) к длительностям, услов­но принятым за единицу в определенном темпе и раз­мере» *.

«Размер есть повторяемая (или предполагающаяся повторяемой) сумма одинаковых длительностей, условно принятых за единицу и отмечаемых усилением одной из единиц (длительность движения звука)»5.

 

Так определяет К. С. Станиславский понятия темпа, ритма и размера, необходимые нам для изучения устной выразительной речи. Эти понятия очень близки, а самые явления почти неразделимы в речи. К- С. Станислав­ский, мастер звучащей речи, объединяет темп и ритм в одно понятие — «темпо-ритм».

«Буквы, слоги и слова,— говорит он,— это музыкаль­ные ноты в речи, из которых создаются такты, арии и целые симфонии. Недаром же хорошую речь называют музыкальной»1.

Речь учителя должна быть в одних случаях плавной, слитной («слиянной»), в других — быстрой, легкой, четкой, чеканной. Такая гибкость речи приобретается сознатель­ным стремлением выработать в себе чувство темпа и ритма. Темп и ритм в свою очередь определяются смы­словой стороной читаемого и намерениями читающего или рассказывающего.

Для овладения «музыкальной» речью К- С. Стани­славский советует: «Берите за образец подлинных певцов и заимствуйте для своей речи их четкость, правильную размеренность и дисциплину в речи. Передавайте пра­вильно длительность букв, слогов, слов, остроту ритма при сочетании их звуковых частиц, образуйте из фраз речевые такты, регулируйте ритмическое соотношение целых фраз между собой, любите правильные и четкие акцентуации (ударения.— Л. Г.), типичные для пережи­ваемых чувств, страсти или для создаваемого образа»2.

Эти советы молодым актерам как нельзя более пригодны и для чтеца, и для учителя, желающего совершенствовать речь, добиваясь ее большей выразительности.

Не только в стихотворной, но и в прозаической речи есть ритм. В этом можно убедиться, слушая хорошее чтение произведений Пушкина, Гоголя, Тургенева и других. Даже в деловой речи — в выступлениях на собрании, по радио, при чтении газетной статьи—отмечается ритмическое про­изнесение. Самый четкий ритм ощущается при произнесении стихов, т. е. в мерной речи.

На протяжении предложения темпо-ритм меняется в зависимости от смысла. Если вы хотите привлечь внимание слушателя, вы произнесете фразу или ее часть замедленно, с напором, подчеркнуто; вводные же слова или предло­жения, мысли второстепенные, высказываемые между прочим, произнесете в среднем' или даже быстром темпе. Темп речи является характерным признаком разных стилей произношения. Л. В. Щерба различает два стиля произношения: «полный»—с преувеличенной отчетливостью и замедленйостью—и «разговорный»—с нормальной отчет­ливостью и средним или быстрым темпом. При ускоре­нии темпа в речи наблюдается редукция гласных, а при очень быстром темпе-—дальнейшее упрощение звукового состава, включая выпадение звуков и слогов.

Упражнение 23

а) Прочтите вслух стихотворение в медленном темпе, тихо отстукивая рукой (дирижируя себе) ударные слоги.

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера...

Где бодрый серп гулял и падал колос,

Теперь уж пусто все — простор везде,—

Лишь паутины тонкий волос

Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

Но далеко еще до первых зимних бурь —

И льется чистая и теплая лазурь

На отдыхающее поле...

Ф. Тютчев

б) То же стихотворение прочтите в среднем (умеренном) темпе, четко соблюдая ритм и размер.

в) Прочтите предложенный текст в быстром темпе притех же требованиях и при легком и четком произношении.

Выберите из предложенных темпов один, более всего от­вечающий содержанию. Прочтите стихотворение в этом темпе.

 

4. Мелодика тона

Кроме ударения, темпа и ритма, в понятие интонации входит также мелодика тона. Движение голоса вверх и вниз по звукам разной высоты называют мелодией речи. Задайте громко вопрос: И всё?— вы услышите подъем голоса на звуке о.

Ответ: Да, всё— падение на звуке о. Схематически движение голоса можно обозначить следующим образом.

j< - Подъем
И все?-Да,все. -^

—"""* ч».- Падение

Вот еще мелодический рисунок фразы:

По ниве прохожу я узкою межой, I

Поросшей кашкою и цепкой лебедой.

^~------- <* ----- ■------- Ч

Здесь намеренно обеднена мелодия фразы, чтобы легче было записать движение ее тона. На самом деле мелодия речи гораздо разнообразнее, богаче. Повышение и пони­жение тона может совпадать с фразовым или с логичес­ким ударением, как в наших примерах, но это совпадение не обязательно. Мелодия образуется независимо от логи­ческого ударения. Ударение выдвигает на первый план •нужное слово, а мелодия окрашивает это слово самыми разнообразными оттенками чувства и мысли: осуждение, разочарование, злоба, ненависть или одобрение, восхи­щение, уважение, любовь.

Каждому говорящему свойственно большее или мень­шее разнообразие мелодии речи. Однако существуют в речи постоянные, закрепившиеся мелодии: мелодия вопро­сительного, восклицательного и повествовательного пред­ложений, мелодия перечисления, утверждения или отрицания, мелодия вводных слов и предложений, пери­одической речи, прямой речи и проч.

[Знаки препинания оказывают большую услугу чтецу, давая" соответствующие сигналы для выполнения мелоди­ческих заданий: Ба! Ба! Знакомые все лица! Ну, Софья Павловна! Срамница! Бесстыдница! Или: Ну, Митро­фанушка, ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин. Или: Кого? За что? В день моего сговора? Я прошу тебя, сестрица, отложить наказание до завтра (Д. И. Фон­визин, Недоросль). Восклицательные, вопросительные знаки, точки, запятые — все это указатели не только пауз, но и мелодических рисунков предложений. Эги рисунки можно назвать фигурами мелодии.

Существуют-различные мелодические фигуры. Оконча­ние мысли и вместе с тем завершение фразы требует понижения голоса (нисходящая фигура). Развитие мысли вместе с развитием,- высказывания требует повышения голоса (восходящая фигура). В одном и том же предло­жении мелодия может идти сначала в качестве восходя­щей, а затем— нисходящей, где-то в середине фразы будет перелом — после кульминационного пункта. Воз­можна также монотонная мелодия фразы.

П ример ы:

Ты пойдешь? (восходящая фигура мелодии)

Пойду, (нисходящая фигура мелодии)

Запомни раз и навсегда... (внушение, монотонная мело­дия).

Ты опять уснешь! (полная фигура: повышение, куль­минация, понижение голоса).

Как видите, каждое предложение может иметь свой мелодический рисунок. Надо стремиться, чтобы повыше­ние и понижение тона происходило не резко.

Соединяясь с ударением, особенно с логическим, мело­дия оформляет фразу, способствует донесению ее до слушателя, окрашивает чувством.

Что же дает мелодия при чтении всего произведения или определенной его части? Мы уже заметили, как чутко отзывается мелодия фразы на замысел чтеца. Мело­дия согревает речь, отражает состояние, настроение, намерение читающего или говорящего, облегчает восприя­тие речи слушателем, воздействует на его волю и настроение, возбуждает в нем чувство. Мелодия речи используется как выразительное средство при чтении и рассказывании. Какое мелодическое разнообразие можно дать в следующем диалоге Онегина и Ленского!

\

«Прощай, Онегин\ \мне пора». | —

/ /

«/Я не держу тебя; \ но где ты \

Свои проводишь вечера?»

\ ....... "

«У Лариных». | — «Вот это чудно\ \\

Помилуй и тебе не трудно\ /

 
 

 


Там каждый вечер убивать?»

\ / \

«Нимало» || — «Не могу понять...

Разнообразие мелодии в этом диалоге естественно отражает психологическое состояние спорящих.

Взволнованной речи присущи смелые подъемы и пони­жения (падения) мелодии. Вспомним отрывок из произве­дения А. Гайдара «Чук и Гек», в котором изображается отчаяние матери. Вернувшись домой, в сторожку, она не нашла сына. Гек пропал...

Мать выбежала на дорогу, зарядила ружье и выстре­лила. Прозвучал ответный выстрел.

У крыльца раздался гром и стук. Распахнулась дверь. В избу влетела собака, а за нею вошел окутанный паром сторож.

—Что за беда? Что за стрельба?—спросил он, не здороваясь и не раздеваясь.

—Пропал мальчик,—сказала мать. Слезы ливнем хлынули из ее глаз, и она больше не могла сказать ни слова.

—Стой, не плачь! — гаркнул сторож. — Когда пропал? Давно? Недавно?.. Назад, Смелый! — крикнул он собаке.—Да говорите же, или я уйду обратно!

— Час тому назад,—ответила мать.—Мы ходили за водой. Мы пришли, а его нет. Он оделся и куда-то ушел...

Слова пропал мальчик... надо дать с мелодией неза­конченности предложения, в восходящей мелодии (см. контекст). Повелительный смысл речи сторожа, добива­ющегося решения загадки, и настойчивое его требование ответить на вопросы: Давно? Недавно? Да говорите же! — обусловлены обстановкой и создавшимся состоянием тревоги. Ударную силу приобретает фраза Да говорите же, или я уйду обратно!, которую следует прочесть в сильной, почти прямой восходящей, а после перелома в сильной нисходящей мелодии.

Да говорите же или я уйду обратно|

Успокаивающие слова сторожа порождают и соответ­ственное понижение тона. Мелодия становится более спокойной:

Ну, за час он далеко не уйдет, а в одежде и в валенках сразу не замерзнет (в речи нет резких подъемов и падений).

Обращаясь к собаке и побуждая ее к действию, сторож говорит:

Ко мне, Смелый! На, нюхай! (калоши и башлык Гека). Прочесть эти слова надо более высоким голосом, твердо, спокойно, в тоне команды, подкрепляя тон уравновесившимся, размеренным темпом.

Более или менее спокойно звучит повествовательная речь. Мелодия такой речи условно может быть выражена прямой линией с незначительными подъемами и паде­ниями—отклонениями от среднего тона:

И тогда все люди встали,| еще раз поздравили друг друга с

______________ ____________ *

Новым годом | и пожелали всем счастья.

Лирическая, мечтательная окрашенность фразы диктуется контекстом: перед этим идут строчки: Это в далекой-дале­кой Москве, под красной звездой, на Спасской башне звонили золотые кремлевские часы. И этот звон перед Новым годомсейчас слушали люди и в городах, и в горах, в степях, в тайге, на синем море.

Мелодия речи может сообщить словам противополож­ный смысл, например: А наши умники-то что придумали... Слову умники придается иронический смысл особым образом окрашенной мелодией. Продолжите теперь рас­сказ о том, что же такое сделали упомянутые «умники»,— и вся последующая речь окрасится иронией, например (продолжаю в том же тоне): Книги в сарай снесли, бумаги в печку! Хорошо! Никакой заботушки\ Заклю­чительное одобрение Хорошо! дано с неожиданным силь­ным повышением голоса на ударном слоге. Теперь весь смысл высказывания понимается не как одобрение, а как порицание, осуждение всех действий «наших умников».

Мелодия окрашивает все произведение, наделяя его бесконечно разнообразными оттенками. Чем, как не мело­дическими средствами, можно передать мысли, представ­ления, чувства от имени действующего лица, как бы «сквозь призму» его восприятия и оценки? Прочтите стихотворение «Машенька». Представьте пока еще огра­ниченный комнатой круг представлений Машеньки, и вы невольно в начале стихотворения примете тон нежной мамаши или нянюшки, нараспев произносящей одну из бесчисленных своих забавок, затем перейдете на точку зрения Машеньки и особой мелодией окрасите слова, которые передают мир ребенка, как он сам его представ­ляет.

МАШЕНЬКА


Кто, кто в этой комнате

Живет!

Кто, кто вместе с солнышком

Встает?

Это Машенька проснулась,

С боку на бок повернулась

И, откинув одеяло,

Вдруг сама на ножки встала.

Здесь не комната большая,

Здесь огромная страна,

Два дивана-великана,

Вот зеленая поляна —

Это коврик у окна.

Потянулась Машенька

К зеркалу рукой,

Удивилась Машенька:

«Кто же там такой?» '

Она дошла до стула,

Немножко отдохнула,

Постояла у стола

И опять вперед пошла...

А. Б а р т о


Ценным выразительным средством по воле чтеца может стать монотон, т. е. произнесение речи без подъемов и падений.

Слова военной присяги в произведении В. Катаева «Сын полка» должны произноситься в торжественном монотоне.

При переходе от одной части произведения к другой, иногда сильно отличающейся или даже противоположной по содержанию, чтец делает паузу, во время которой он как бы внутренне перестраивается на новый лад. Мело­дия, отзывчивая на психологические задачи, отразит этот переход. В данном случае мелодия укажет на компо­зицию произведения. Вспомните стихотворение Лермон­това «Смерть поэта». Первая часть этого стихотворения по своему основному тону должна быть прочитана в пло­скости «низа», вторая часть представляет контраст первой и читается в плоскости «верха», с экспрессией ярко выраженного негодования и угрозы по отношению к «над­менным потомкам известной подлостью прославленных отцов...». Так, при подготовке произведения к чтению учитывается и композиционная роль мелодии. Нужно не только упражняться в использовании интонации, но и постоянно наблюдать за интонацией речи других, осо­бенно мастеров художественного слова — артистов, чтецов, рассказчиков. Прислушивайтесь к ргчи самих детей. Безыскусственные интонации последних делают их речь предельно выразительной. «Наблюдайте жизнь, — говорит И. Я- Блинов, — и вы убедитесь, что человек без яркого темперамента, «бесчувственный», как принято говорить,

Звучит в своей речи монотонно, без активных и заметных мелодий. Педант говорит на «одной ноте». Чем ярче эмоциональная отзывчивость человека, тем богаче его речь мелодической выразительностью... Помните: речь, лишенная должных мелодических акцентов,—бесчув­ственна!»1.

* * *

Все элементы интонации действуют объединен но, согласованно, поддерживая и укрепляя друг друга. Взволнованность речи требует не только повышения тона, но и одновременно ускорения или замедления темпа и ритма, удлинения пауз и насыщения их психологи­ческим содержанием. Повествовательность рассказа обус­ловливает спокойные интонации с незначительными от­клонениями от среднего тона, размеренным темпом и уда­рениями средней силы. Одновременно с усилением ударения вы можете наблюдать повышение тона. Желая поставить логическое ударение, вы можете, не усиливая выдыхания, сделать паузы до и после ударного слова и т. д.

Все сказанное заставляет нас работать над интона­цией своей речи, развивая способность своего голоса отражать эмоциональное содержание читаемого текста или сообщаемого слушателям материала. Дети — малень­кие слушатели учителя — очень чутки к речи. С помощью правильной интонации можно достигнуть больших успе­хов в воспитательном воздействии слова на детскую ауди­торию.







Дата добавления: 2015-03-11; просмотров: 1816. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.03 сек.) русская версия | украинская версия