Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Средства передачи эмотивности в языке. Основные подходы к классификации эмотивной лексики.




Отсутствие единой психологической концепции эмоций затрудняет лингвистические изучения эмотивности и составление единой типологии языковой вербализации эмоций. В нашей работе мы рассмотрим несколько существующих на данный момент классификаций, помогающих более системно подойти к рассмотрению категории эмотивности. Однако, несмотря на трудности, возникающие при определении содержательных признаков эмоций, большинством исследователей признается функциональная характеристика эмоции – ее знак (положительный или отрицательный) (Кондаков 2007). Появляется некий конкретизатор эмоции, выраженный в оппозиции «одобрение» / «неодобрение».

А.С. Илинская развивая семиотическую концепцию эмоций, предлагает делить знаки на эмотивные, способные непосредственно выражать эмоции и сигнализировать о переживании и другие знаки, неэмотивно представляющие эмоции в языке через номинацию, описание и метафорическое представление (Илинская 2006). Номинация и описание эмоций несет чисто символический характер. Еще один способ существования эмоций в языке заключается в эмоциональных концептуальных метафорах, за счет уподобления эмоциональных явлений и их косвенных признаков физиологическим или физическим признакам (to go dark with anger, to brighten up with joy, to be hit by grief). Подобной классификации придерживается и Н.Ф. Ежова, выделяя номинацию, дескрипцию, метафоры и выражение (Ежова 2003).

Также стоит отметить исследовательскую работу Л.Г. Бабенко, посвященную классифицированию эмотивной лексики по классам. Л.Г. Бабенко выделяет следующие группы слов: 1) эмотивы-номинативы; 2) эмотивы-номинативы с включенными смыслами; 3) эмотивы-экспрессивы с сопутствующими смыслами (Бабенко 1989).

На наш взгляд классификация, предложенная В.И. Шаховским, наиболее детально объясняет особенности классов эмотивной лексики. Лингвист для обозначения эмотивной лексики водит понятие «эмотива» - языковой единицы, главной функцией которой является передача эмоций (Шаховский 1987). Согласно В.И. Шаховскому, лексический фонд эмотивных средств составляют: 1) эмотивы – аффективы (эмотивное значение выступает единственным лексическим значением) и коннотативы (эмотивная семантика имеет статус коннотации); 2) нейтральная лексика, способная становится эмотивной в речи (потенциально эмотивная). Остальная же лексика, номинирующая или описывающая эмоции, по мнению ученого не относится к эмотивной. Рассмотрим более подробно средства передачи эмотивности в языке и, соответственно, в тексте.

Основной группой слов, способных непосредственно передавать эмоциональное переживание говорящего, являются эмотивы, чья первичная функция – эмоциональное самовыражение. Вместе с этим, эмотив может оказывать воздействие на реципиента (читателя) или нет. Поскольку для нас представляет интерес именно эмотивно-прагматический аспект авторского отношения и восприятия, то мы будем учитывать и экспрессивно-воздействующую сторону эмотивов, чтобы определить, что стремился донести автор до своих читателей. Эмотив выступает в качестве гиперонима по отношению к аффективу – «эмотиву», значение которого для данного слова является единственным способом означивания отраженной эмоции, без ее названия» (Шаховский 1987: 25). К аффективам принято относить междометия, междометные слова, бранные слова и ругательства, т.е. те лексемы, которые служат лишь для непосредственного выражения эмоции и не имеют логико-предметного значения. Главной особенностью аффективной лексики является то, что она не описывает эмоции, в отличие от других эмотивных слов, а сообщает о непосредственном эмоциональном состоянии субъекта. При этом эмотивное значение таких лексем может представлять собой как обобщенное отражение определенной эмоции, так и личностно-индивидуальное, за счет нарастания в семантике слова дополнительных смыслов в контексте.

Другой подгруппой эмотивов являются коннотативы, чья эмотивная доля значения сопутствует основному логико-предметному значению. Коннотативы по сравнению с аффективами характеризуют большую осознанность выражаемых эмоций. Это словообразовательные дериваты разных типов: зоолексика, сравнения и метафоры с анималистическим компонентом, оценочные лексемы, эмоционально окрашенная лексика, разговорная лексика архаизмы, поэтизмы, диминутивы, цветообозначения др.

Особо подчеркнем важность сравнительного и метафорического процессов, вербализованных в тексте в роли коннотативов. Вся структура сравнения служит для того, чтобы усилить или подчеркнуть какой-либо признак. Метафора и сравнение – это два когнитивных механизма, которые тесно пересекаются взаимопроникают в структуру друг друга. Обе ментальные операции служат для обработки информации, ее структуризации. Принято считать, что сравнение более эксплицитно, чем метафора, и его языковые формулы легче распознаются в тексте, благодаря особым компаративным операторам («as», «like», «словно», «как» и другие); в свою очередь, метафора представляет собой свернутое, имплицитное сравнение (Балашова 2011: 20).

Сравнение может использоваться для построения новых ассоциативных связей и образов или для укрепления уже имеющихся. Единицами сравнения выступают не лексические единицы и их дефиниции, а образы, ментальные концепты, объединяющие в себе весь набор признаков и характеристик. Сравнение концептов позволяет высвечивать необходимые элементы, задавая ракурс, глубину развертывания смысла, отчетливость объектов, связей и отношений сравнения (Денисова 2010). В.П. Москвин, исследуя семантические особенности метафоры, выделяет анималистический/зооморфный тип метафоры, когда вспомогательным субъектом для сравнения выступает животное (Москвин 2006). Зоометафоры играют очень значимую роль в языковой реализации категории эмотивности в тексте сказки.

Зоонимы, зоолексемы, анималистическая лексика – это «лексические единицы, являющиеся прямыми наименованиями животных» (Располыхина 1984). Как в русском, так и в английском языке большая часть зоолексем может использоваться для выражения оценочной характеристики человека и эмоционального отношения к объекту оценки. (Сагитова 2014). Зоометафора является языковой характеристикой человека и формируется на основе различных образов. В ее основе лежит некий стереотип, наиболее яркий и отчетливый признак, характеризующий какое-либо животное. Этот признак обычно легко осмысливается в сознании говорящих, поэтому является ведущим при сравнении человека с животным.

Мы видим, что не все лингвисты одинаково подходят к определению эмотивной лексики. Таким образом, существует две основные трактовки эмотивности. Согласно первой (Л.Г. Бабенко, Е.М. Галкина-Федорук) категория эмотивности включает в себя и названия эмоций, и чистые эмотивы, и потенциально эмотивные слова. Согласно другой позиции (В.И. Шаховский, И.В. Арнольд, А.С. Илинская) исключают из состава эмотивов слова, называющие эмоции и чувства, поскольку, по их мнению, эти слова несут лишь мысль о переживании, но не непосредственное его выражение. В нашем исследовании целесообразно изучить все виды лексики, способной быть маркерами эмоции, потому что с функциональной точки зрения подобная лексика имеет большое значение в тексте сказки для упрощения декодирования эмоции и обозначения авторской интенции.

 







Дата добавления: 2015-08-31; просмотров: 1554. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.086 сек.) русская версия | украинская версия