Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО




/. История становления теории правового государства

Современные правоведы и политологи Российской Федерации и других стран полагают, что оптимальное согласование интересов гражданского общества, личности и государства достигается в усло­виях правового государства. Основы учения о правовом государстве были созданы И. Кантом в конце XVIII в., а зачатки этого учения в виде отдельных положений-принципов можно найти у мыслителей Древней Греции и Древнего Рима.

Так, Платон в своих «Диалогах», посвященных проблемам устрой­ства государства и роли права в жизни общества, неоднократно выс­казывал мысль о том, что неукоснительное исполнение законов го­сударством является необходимым условием его сохранения и дли­тельного существования. Спасение государства и все блага, которые могут даровать государствам боги, полагал Платон, имеют место там, где закон является владыкой над правителями, а они его рабами. И наоборот, там, где закон не имеет силы и находится под чьей-то властью, гибель государства становится неизбежной.

Развивая идеи Платона, Аристотель считал, что «не может быть делом закона властвование не только по праву, но и вопреки праву; стремление же к насильственному подчинению, конечно, противо­речит идее права». Поэтому страна, в которой закон не имеет власти, не имеет и какой-либо формы государственного устройства.

И. Кант,основываясь на прогрессивных идеях своих предшествен­ников о политико-правовом устройстве общества, создает целостное учение о правовом государстве.Он полагал, что источником развития общественно-исторического процесса как совокупности всех извес­тных действующих государств, а не одного, отдельно взятого госу­дарства является социальный антагонизм. Его суть выражается в том,

что люди склонны вступать в общение друг с другом, жить сообща. Однако в силу присущей людям недоброжелательности, эгоизма они оказывают друг другу противодействие и тем самым разрушают об­щество, создают реальную угрозу его распада, уничтожения.

Разрешение противоречия между социальной природой человека и его эгоистическими интересами, обеспечение реального равнопра­вия всех его членов, по мнению И. Канта, становится возможным лишь в условиях всеобщего правового гражданского общества, уп­равляемого правовым государством.

Право понимается И. Кантом как единство трех элементов -есте­ственного и позитивного права, а также справедливости.В основе ес­тественного права лежит категорический императив — действуй так, чтобы правило твоих действий могло быть правилом для всех. Право имеет место там, где люди могут свободно следовать этому импера­тиву, не встречая каких-либо препятствий со стороны других лиц и государства. Все, что ограничивает произвол одного человека по от­ношению к другому, в соответствии с изложенным императивом и является подлинным правом.

Проведение категорического императива в жизнь обеспечивает­ся позитивным правом, устанавливаемым и закрепляемым государ­ством. В условиях правового гражданского состояния государство призвано служить личности, охранять ее от любого произвола, в том числе и от произвола государственных органов. Изложенная задача успешно решается в случаях, когда источником власти выступает народ. Поэтому правовое государство представляет собой державное соединение воли всех лиц, образующих народ. Им же формируется законодательная власть. Исполнительная власть подчиняется зако­нодательной и в свою очередь назначает судебную власть. Такой спо­соб организации власти, по мнению И. Канта, должен обеспечить не просто разделение властей, но и их равновесие.

Правовое государство должно создавать необходимые условия для реализации правового императива. Его реальное проявление стано­вится возможным лишь в обществе, обеспечивающем с помощью государства равноправие всех его членов, а также свободу всех и каж­дого. При этом свобода понимается как право лица подчиняться толь­ко тем законам, на которые это лицо дало согласие.

На протяжении двух веков идеи правового государства, сформу­лированные И. Кантом, постоянно привлекали внимание философов, юристов и государствоведов. В центре поисков буржуазных идеологов лежало реальное право, способное связать государство, гарантировать гражданское общество от произвола государства. Поиски права как основы и пределов деятельности государства по существу оставались в границах права, сформулированного И. Кантом. Различие между авторами виделось лишь в том, что признавалось правом, призван­ным ограничивать произвол государства: естественное право, пози­тивное право или нравственность.

В конце XIX в. немецкий юрист Г. Еллинек выдвинул идею са­моограничения государства создаваемыми им законами. Свою по­зицию автор изложил следующим образом: «Издавая закон, госу­дарство юридически связывает его нормами не только индивидов, но и свою собственную деятельность. Законом оно обязывает и тех лиц, которые служат его органами, сообразовывать их волю с веле­ниями государства. Но так как воля органа есть воля государства, то государство, обязывая свои органы, связывает само себя. Госу­дарство едино, и потому законность органов исполнительной влас­ти и суда отражается в то же время и на единой государственной власти. Эта связанность имеет не этический, а правовой характер. ...Обязывание собственной волей служит юридическим признаком государства».

Бесспорно, государство связывает себя и свои органы принимае­мыми законами и иными нормативно-правовыми актами. Однако это еще не гарантирует гражданское общество от произвола государ­ства. Оно может быть связанным в равной степени как демократи­ческими, так и авторитарными законами, возводящими в ранг права произвол и насилие, как это имело место неоднократно в истории государства и права. Фашистская Германия 30-40-х гг. признавала себя правовым государством, связывала себя издаваемыми законами, не­укоснительно их выполняла и тем не менее представляла собой ти­пичную авторитарную, основанную на насилии и произволе власть.

Оригинальное решение проблемы связанности государства пра­вом дал французский юрист Л. Дюги, по мнению которого истинной основой права является социальная солидарность, соединяющая людей в общество. Поэтому «самой силой вещей для человека в об­ществе делается обязательным правило поведения, которое может быть сформулировано следующим образом: не делать ничего, что наносит ущерб социальной солидарности.., и делать все, что в состо­янии осуществить и развить социальную солидарность. Все объек­тивное право реализуется в этой формуле, и положительный закон, чтобы быть правомерным, должен быть выражением, развитием или применением на практике этого принципа». По мнению Л. Дюги, по своей природе право, основанное на со­циальной справедливости, стоит над государством и вместе с тем необходимо связывает его. Но эта связанность не является благим пожеланием в виде моральной заповеди, а обеспечивается реально и весьма действенно правом народа на восстание. Всякая власть, ко­торая постоянно издает законы, нарушающие высшее право, обяза­тельное для государства, которая совершает или дает возможность совершать нарушения законов, является тиранической, и «народ, осу­ществляющий революции, чтобы ниспровергнуть эту власть, совер­шает, разумеется законный акт».

Значительный интерес к теории правового государства был про­явлен и российскими правоведами в конце XIX — начале XX в., ког­да на повестку дня политического строя России была поставлена про­блема перехода от феодального, полицейского государства к буржу­азному, основанному на лозунгах братства, равенства и свободы. Наиболее интересные работы по этому направлению были подготов­лены такими известными русскими правоведами, как Н.И. Палиен-ко, С.А. Котляревский, Б.А. Кистяковский, В.М. Гессен. Они, как и их зарубежные коллеги, основное внимание уделили поискам содер­жательных принципов правового государства и его отличий от иных форм государства.

Так, В.М. Гессен полагал, что отличительным признаком право­вого государства является не наличие в обществе правопорядка, а подчинение исполнительной и судебной властей законодательной.

Б.А. Кистяковский признавал правовое государство как «наибо­лее совершенный тип государственного бытия», поскольку государ­ство не подавляет индивидуальность отдельного лица, а наоборот, развивает ее. Основной же признак правового государства он видел в ограничении власти, поскольку в правовом государстве положены известные пределы, которых она не должна и правовым образом не может переступать.

По мнению С.А. Котляревского, суть правового государства вы­ражается в его справедливости. Государство, полагал он, должно быть правовым, потому что оно должно быть справедливым. «Искание правового государства приводит нас к справедливости: если призрач­на последняя, то нет смысла и в первом».

Иной источник связанности государства правом находит Н.И. Палиенко. Это — признание государства и его велений со сто­роны подвластных. «Мы полагаем, писал он, что законы, устанавли­ваемые государством, являются внешними императивными нормами

 

также и для него самого, поскольку обязательность их для государ­ства зиждется на том психологическом факторе, который в значи­тельной мере обусловливает и саму силу государства, его власть,— признанием со стороны подвластных».

У теории правового государства были не только сторонники, но и противники (О. Майер, Б.Н. Чичерин, Б. Шмидт и др.), которые скептически относились к предложениям связать государство пра­вом, поскольку, полагали они, закон, принимаемый государством, не может быть связан законом. Будучи творцом права, государство не может им же ограничивать само себя.

Несмотря на разногласия ученых, теория правового государства получила признание у политиков и была претворена в реальной жиз­ни. В частности, все политические режимы, которые были присущи Германии за последнее столетие, неизменно присваивали себе ста­тус «правового государства». Соблазна присвоить себе такой статус не избежал даже фашистский режим Гитлера. В настоящее время идеи правового государства прямо или косвенно признаются конститу­циями Германии, Франции, Австрии, Болгарии, Греции и некоторых других государств. Правовым государством действующая Конститу­ция РФ признает и Российскую Федерацию.

2. Основные принципы современного правового государства

Современная теория правового государства объединяет в себе все те ценные, позитивные результаты, которые были достигнуты ее сто­ронниками на протяжении последних двухсот лет и которые подтвер­дили свою высокую действенность, эффективность в деятельности государств, конституировавших себя в качестве правовых. В настоя­щее время правовое государство понимается как демократическое государство, в котором обеспечивается господство права, верховен­ство закона, последовательно проводится принцип разделения влас­тей, а также признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина.

Правовое государство может быть только демократическим,осу­ществляющим народовластие не формально, а реально. Это озна­чает, что принцип народовластия не только закрепляется в действу­ющей конституции, иных законах, но и постоянно последователь­но проводится в жизнь, обеспечивает действенное участие гражданского общества в деятельности государства и принимаемых им решениях. Во-первых, народ является действительным источником всей той власти, которая выражается и проводится правовым государством. Народовластие характеризуется прежде всего правом населения фор­мировать представительные органы государства, наделенные правом готовить и принимать законы как акты высшей юридической силы, закрепляющие права и законные интересы всех членов общества и устанавливающие гарантии от посягательств на эти права других лиц, в том числе и государства.

Во-вторых, конституция содержит действенный механизм, позво­ляющий гражданскому обществу оперативно и своевременно пресе­кать любые попытки государства, его органов узурпировать государ­ственную власть, права народа, превратиться из друга в его тирана и поработителя. Гражданскому обществу предоставляется право пуб­лично критиковать политику государства, принимаемые им реше­ния, беспрепятственно организовываться в политические партии и иные общественные объединения, досрочно прекращать полномо­чия государственных органов и должностных лиц, не способных пол­но и последовательно проводить интересы гражданского общества и его членов в реальной жизни.

Всеобщая декларация прав и свобод человека, иные акты между­народного права весьма глухо говорят о праве гражданского обще­ства на восстание против тиранического, авторитарного государства. Действующие конституции правовых государств и вовсе умалчива­ют об этом праве. Однако изложенное обстоятельство не означает, что естественное право народа на восстание против тирана, которое единодушно признавалось буржуазными идеологами и оправдывало буржуазные революции, в настоящее время не действует, перестало быть легитимным. Наоборот, оно было и остается действенной га­рантией гражданского общества против произвола государства. Од­нако в условиях правового государства действие демократических институтов позволяет исправить ошибки власти значительно рань­ше, чем государственная власть может превратиться в авторитарную, тираническую. Именно они и составляют основную гарантию на­родовластия, но не исключают в виде потенциальной возможности и такую крайнюю меру, как насильственное ниспровержение авто­ритарной, тиранической власти.

Принцип господства праваозначает, что гражданское общество и государство в ранг общеобязательных правовых норм, позитивных законов возводят только право. В условиях правового государства исключаются какие бы то ни было попытки государства установить субъективные, авторитарные предписания, противоречащие прин­ципам права, конституционным правам и свободам граждан и иных лиц. Этому препятствует прежде всего демократический режим правления, возможность гражданского общества потребовать от го­сударства отмены актов, нарушающих его права. Кроме того, пра­вовое государство предоставляет возможность каждому граждани­ну обжаловать в суд любые действия и решения органов исполни­тельной власти, которыми нарушаются его конституционные права и свободы.

Если положение о необходимости реализации принципа господ­ства права в условиях правового государства является очевидной и бесспорной истиной, то отнюдь не очевидной является проблема понимания права и критериев его отличения от произвола, субъек­тивистских и авторитарных установлений. Полемика юристов отно­сительно вопроса о том, чтб есть право, ведется постоянно, а ее ре­зультаты за последние сто пятьдесят лет несущественно отличаются от положений, сформулированных еще И. Кантом, Г. Гегелем, дру­гими юридическими авторитетами XIX века. История исследований проблемы понимания права напоминает историю разработки веч­ного двигателя. Исследователей проблемы и выдвигаемых ими идей в теории права предостаточно (см. разд. VII), но ни одна из концеп­ций правопонимания не способна назвать критерии, позволяющие сколько-нибудь удовлетворительно отличить подлинно правовой за­кон от неправового.

Таким образом, основной недостаток теории правового государ­ства конца XIX — начала XX вв. — неясность в вопросах о том, какое конкретно право должно связывать государство, кто является источ­ником такого права, каков механизм связанности государства пра­вом, остается неустраненным и по настоящее время. Поэтому часть современных, в том числе и российских, исследователей пытается обойти этот неприятный вопрос, подменив принцип господства права принципом верховенства закона.

Бесспорно, верховенство закона играет важную роль в формиро­вании и деятельности правового государства. По существу этот прин­цип являет лишь юридическим выражением принципа народовлас­тия. Члены (депутаты) представительного органа государства при­званы выражать в законах волю избравшего их населения, и в силу этого законы признаются актами высшей юридической силы, наде­ляются атрибутом верховенства. Как уже говорил ось ранее, это свой­ство означает, что:

законы как акты высшей юридической силы содержат исходные, первичные нормы, имеющие обязательное значение для всех орга­нов государства, должностных лиц, организаций, предприятий и граждан;

действуя на основе и в рамках, установленных законом, органы исполнительной власти призваны обеспечивать неукоснительное действие закона в реальной жизни, принимать все необходимые меры к устранению всех и всяческих препятствий на пути их реализации. При этом государственные органы могут делать лишь то, что им пря­мо и непосредственно разрешено законом;

все нормативно-правовые акты, принимаемые в развитие и на основе законов, не могут им противоречить. В случае противоречия подзаконного акта закону действует закон как акт высшей юриди­ческой силы.

Поэтому ни одно правовое государство не может обходиться без реального воплощения в политико-правовой практике страны прин­ципа верховенства закона. Однако этот принцип сам по себе не га­рантирует того, что исполняющее его государство обязательно явля­ется правовым. Как справедливо замечают В.В. Лазарев и В.Д. Горо-бец, по содержанию законы могут быть прогрессивными и отсталыми, логичными и противоречивыми, справедливыми и не­справедливыми. Верховенство закона — важная, но все же внешняя, формальная сторона правового государства. Внутреннее, содержа­тельное свойство правового государства есть качество, сущность са­мого закона. В подлинно демократическом правовом государстве закон должен соответствовать праву.

Таким образом, принцип верховенства закона прямо и непос­редственно зависит от принципа господства права, и всякие попыт­ки подменить им принцип господства права являются несостоятель­ными. Правовое государство должно непременно соответствовать праву, а его критерии пока что недостаточно ясны и определены. И в этом видится определенная слабость теории правового государ­ства.

Необходимым принципом правового государства является и принцип разделения властей.Его реальное и последовательное про­ведение обеспечивает согласованное взаимодействие органов госу­дарства и в то же время надежно гарантирует гражданское обще­ство от всяких попыток отдельного органа под тем или иным пред­логом взять на себя все полноту власти, установить в стране авторитарный, антидемократический режим. Установление такого

режима повлекло бы грубейшее нарушение такого принципа пра­вового государства, как признание и гарантированность прав и сво­бод человека и гражданина.

В реальном обеспечении конституционных прав и свобод граждан видится конечная цель и непосредственный результат деятельности правового государства. Как орган управления делами общества оно формируется и действует для обеспечения интересов гражданского общества и каждого из его членов. И о правовой природе государ­ства судят вовсе не по тем лозунгам, которые оно пропагандирует, а по тем конкретным результатам, которые характеризуют деятельность государства в сфере охраны и реального обеспечения прав и свобод граждан.

3. Формирование правового государства в Российской Федерации

Действующая Конституция РФ, принятая в ходе референдума 12 декабря 1993 г., конституирует Российскую Федерацию в качестве демократического правового государства с федеративной формой государственного устройства. Тем самым был завершен процесс ста­новления основ правового государства, начало которому было поло­жено решениями XIX Всесоюзной конференции КПСС, состоявшей­ся 28 июня — 1 июля 1988 г. Именно на этой конференции была по­ставлена задача формирования правового государства как дела принципиальной важности.

Программа КПСС, принятая на XXVIII съезде КПСС, состояв­шемся 2—13 июля 1990 г., полно и всесторонне закрепила основные принципы правового государства как формы подлинного народов­ластия. В частности, в Программе КПСС говорилось, что партия выступает за:

- формирование гражданского общества, в котором не человек существует ради государства, а государство ради человека; все соци­альные группы и общности имеют гарантированное законом право и фактическую возможность выражать и отстаивать свои интересы; — упрочение правового государства, в котором исключается дик­татура какого-либо класса, партии, группировки, управленческой бюрократии, обеспечивает всем гражданам доступ к участию в госу­дарственных и общественных делах, к занятию любых должностей; государство и граждане связаны взаимной ответственностью при бе­зусловном верховенстве закона и равенстве всех перед законом;

— свободное соревнование общественно-политических организа­
ций в конституционных рамках;

- воплощение принципов всеобщего, прямого, равного избира­тельного права.

Разделение властей на законодательную, исполнительную и су­дебную создаст гарантии от узурпации неограниченных полномочий, злоупотреблений властью, позволит четко разграничить сферы ком­петенции и ответственности. Партия выступает за:

— демократичность и открытость законодательного процесса; пол­
ноту нормотворческих и контрольных функций Советов всех уров­
ней, формирование их надежной финансовой и материальной базы;

-ежегодные отчеты о деятельности исполнительно-распоряди­тельных органов перед Советами; общественный контроль в рамках закона за деятельностью исполнительной власти;

—независимость суда и прокуратуры, повышение их статуса в об­
ществе, совершенствование процессуального законодательства, стро­
гое соблюдение презумпции невиновности, норм правосудия и пра­
ва на защиту; действенность исправительно-трудовой системы; от­
мену актов необоснованного лишения советского гражданства;

—создание динамичного, современного государственного аппа­
рата, формируемого на конкурсной основе, подконтрольного в рам­
ках закона представительным органам и общественности.

Значительная часть мер по формированию правового государства, предусмотренных Программой КПСС, была проведена в Российс­кой Федерации до принятия Конституции РФ 1993 г. В частности, в соответствие с нормами международного права были приведены пра­ва и свободы граждан, проведены всеобщие, прямые и равные выбо­ры Съезда народных депутатов РСФСР и иных представительных органов, сняты все ограничения на создание политических партий, ежегодно проводились отчеты исполнительно-распорядительных органов перед Советами. Для обеспечения реального действия прин­ципа верховенства Конституции РФ и законов был образован Кон­ституционный Суд РФ.

Продолжая курс на формирование правового государства, Кон­ституция РФ упразднила Советы. С учетом зарубежного опыта госу­дарственного строительства в РФ был последовательно проведен принцип разделения властей, исполнительная власть получила ббль-шую автономию и независимость от органов представительной вла­сти, нежели в условиях советского государства. Качественно изме­нилась и роль Президента РФ. Конституция РФ 1993 г. наделила его

функциями главы государства, значительно расширив компетенцию и существенно усложнив порядок отрешения от должности.

Таким образом, Конституция РФ 1993 г. представляет собой пра­вовую основу деятельности органов государственной власти и граж­данского общества по формированию правового государства. В стра­не сохраняются демократический режим и его основные институты, закрепляется принцип верховенства Конституции и законов, после­довательно проводится принцип разделения властей, а права и сво­боды граждан РФ формулируются в соответствии с нормами между­народного права.

Процесс формирования правового государства в Российской Фе­дерации пока что сталкивается со значительными трудностями, идет весьма медленно и достаточно противоречиво. В ежегодном Посла­нии Федеральному Собранию (февраль 1995 г.) Президент РФ отме­чал, что в прошедшем году «Россия продолжала жить в разреженном правовом пространстве. Число законов, в которых нуждается стра­на, многократно превышает количество принятых. Законодательный процесс нередко подминается политической борьбой. Не сложились новые правовые обычаи, низка правовая культура. Важно сознавать, что уважение к праву в обществе укоренится только тогда, когда пра­во будет уважаться властью. Судебная система еще не стала равно­правной ветвью власти, по настоящему независимой и авторитетной... почти не реализуется принцип прямого действия Конституции». (Рос­сийская газета. 1995, 17 февраля.)

В Российской Федерации пока что не удалось реализовать в пол­ной мере ни один из основных принципов правового государства. Конституция РФ сделала шаг назад по сравнению с Программой КПСС и ранее действовавшей Конституцией в части развития и уп­рочения принципа народовластия, демократии. Законодательный процесс вновь стал недоступен для граждан, поскольку прекратилась телевизионная трансляция не только заседаний Государственной Думы, но и развернутых отчетов о ее деятельности. Население ли­шилось права отзывать депутатов Государственной Думы, предста­вительных органов субъектов РФ, не оправдавших их доверия, Пре­зидента РФ и глав исполнительных органов субъектов РФ. Деятель­ность исполнительной власти оказалась выведенной из-под общественного контроля.

Грубо нарушается принцип верховенства закона. Пример не­уважительного отношения к федеральным законам подает сам Президент РФ, принимая нормативные указы по вопросам, отнесенным к компетенции законодательной власти и внося суще­ственные изменения в действующие федеральные законы, а в ряде случаев и ограничивающие конституционные права граждан. Так, одним из указов Президента РФ разрешалось компетентным го­сударственным органам задерживать граждан по подозрению в совершении тяжких преступлений на срок до одного месяца, тог­да как действующее законодательство запрещает задерживать лиц по этому основанию на срок более 48 часов. Достаточно распрос­траненной является практика принятия представительными и ис­полнительными органами субъектов РФ нормативно-правовых актов, противоречащих федеральным законам. Значительная часть норм, закрепленных федеральными законами, по тем или иным причинам не реализуется в конкретных отношениях, действует лишь формально.

Принцип разделения властей проведен таким образом, что зако­нодательная власть не способна организовать действенный парла­ментский контроль за деятельностью исполнительной власти по орга­низации и обеспечению действия федеральных законов.

Провозглашенные Конституцией РФ экономические, социально-культурные права и свободы для значительной части населения дей­ствуют лишь формально. Эта часть населения лишена возможности иметь работу, получать достойное вознаграждение за свой труд, по­лучать квалифицированную помощь от медицинских учреждений, пользоваться благами цивилизации в целях развития личности и при­менения ее способностей в практической или научной деятельнос­ти. Примерно треть населения имеет среднедушевые денежные до­ходы ниже прожиточного минимума, т.е. находится за чертой бедно­сти. При этом бедность значительно помолодела и переместилась в город.

Бесспорно, сложности переживаемого Россией периода, затянув­шийся экономический кризис негативно влияют на процессы реа­лизации конституционных прав и свобод граждан. Правовое госу­дарство РФ оказывается неспособным не только развивать и приум­ножать права и свободы своих граждан в сфере образования, науки, искусства, социального обеспечения, но и даже удерживать уровень, достигнутый авторитарным, «неправовым»советским государством. Кризис во многом осложняется непродуманной экономической по­литикой, активизацией организованной преступности и распрост­раненностью коррупции среди работников государственной служ­бы, в том числе и должностных лиц.

Таким образом, правовое государство в Российской Федерации мо­жет стать реальностью в той мере, в какой гражданское общество и орга­ны государства смогут покончить с остатками правового нигилизма, не­уважением действующих законов, грубейшим нарушением прав и сво­бод человека, а также создать эффективно действующее законодательство и систему органов исполнительной власти, способ­ную обеспечить реальное действие законов.

Проведению последовательной и целенаправленной деятельнос­ти по формированию правового государства с учетом современных политических, экономических и иных реалий и предпринимаемых мер по выводу страны из кризиса могла бы способствовать специ­альная комплексная программа. Ее разработка предусматривалась Указом Президента РФ от 6 июля 1995 г. «О разработке концепции правовой реформы в Российской Федерации». К сожалению, и по настоящее время указ остается невыполненным. Ни концепции, ни правовой реформы пока что не имеется. Соответственно и процесс формирования правового государства до сих пор не составляет стра­тегически важной, магистральной и целенаправленной деятельнос­ти государства и гражданского общества.

РАЗДЕЛ СЕДЬМОЙ
УЧЕНИЯ О СУЩНОСТИ
И ПРИРОДЕ ПРАВА___________







Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 1453. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия