Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тема 1. Научные дисциплины социально-гуманитарного цикла. Предмет социально-гуманитарных наук. Философия - интегральная форма социально-гуманитарного знания.




Все науки имеют и социальный, и гуманитарный аспекты, поскольку любая наука производится человеком или группой ученых, научными сообществами и т.д., а потому так или иначе связана с обществом и обусловлена социально-культурными детерминантами. Кроме того, все науки имеют общую направленность на изучение законов или природы, или общества, человеческой истории, культуры, или самого познания, мышления. В любом случае речь идет о законах реального мира (а не трансцендентного, потустороннего), отражающих сущность вещей и явлений, устойчивые связи, существующие в мире между ними. Во всех науках создаются теории, выдвигаются гипотезы, применяются общенаучные и специальные методы, используются факты и т.д.

Когда мы говорим об изучении социально-культурных процессов и явлений (общество, культура, человек), мы можем зафиксировать следующие общепринятые в современном научном сообществе отличия социально-гуманитарного знания от естественнонаучного:

1. Законы общества, в отличие от законов природы, создаются самими людьми в процессе их жизнедеятельности в обществе, они связаны с повседневной жизнью людей и общества (хотя могут и не осознаваться людьми, восприниматься как слепые, стихийные силы).

2. Законы общества и культуры менее долговечны, чем законы природы: они «историчны». Особенно хорошо это видно на примере экономических, правовых, политических законов.

3. Поскольку люди не только изучают общество и культуру, но и творят их, невозможно «убрать» личностное отношение исследователя к предмету его исследования. В социально-гуманитарном познании, гораздо более, чем в естественнонаучном, прослеживаются ценностные установки ученого, его социальный статус, конфессиональные и моральные предпочтения, эмоциональный склад личности, влияние политики государства, интересов разных слоев общества, амбиции авторитетов отдельных ученых и научных сообществ и т. д. Содержание социально-гуманитарного знания, его идеи и теории непонятны вне контекста общественных интересов тех слоев общества, которые являются главными социальными объектами этих теорий и гипотез.

4. Социально-гуманитарное знание пользуется методами, которые «не работают» в естественных науках.

5. Социально-гуманитарное познание носит ценностно-оценочный характер: объект не только познается, но и оценивается субъектом. Критерий оценки социальных теорий всегда различен, но всегда связан с неким образцом, нормой или идеальным состоянием общества. Так, в качестве критерия оценки значимости социальной теории могут выступать степень свободы общества и личности, устремленность к демократии, коммунизму, «граду Божьему», развитие интеллектуально-моральных качеств личности, развитие производительных сил общества и пр. Обычно такое идеальное состояние общества определяет понимание «прогресса» и «регресса» и служит мерой оценки движения общества к желаемой цели.

Эти и другие особенности социально-гуманитарного знания влияют на понимание предмета социально-гуманитарных наук. Разные мыслители по-разному определяют этот предмет. Так, отечественный философ и культуролог М.М. Бахтин считал, что предметом социально-гуманитарных наук являются «общество, история, культура, личность», Гегель относил к этому предмету «целесообразную деятельность людей», а Г. Риккерт—«процессы культуры», «культурное человечество». Здесь необходимы некоторые пояснения. Помимо вышеназванных мыслителей практически все выдающиеся философы (Ф. Энгельс, М. Вебер, Т. Адорно, Р. Рорти, И. Пригожин, В. Соловьев и мн. др.) рассматривали проблему предмета социально-гуманитарных наук. Рассмотрим тот аспект предмета социально-гуманитарных наук, который связан с исследованием человека и который признается большинством ученых. Для того чтобы выяснить, в каком ракурсе человек является предметом социально-гуманитарных наук, воспользуемся методом исключения: (а) социально-гуманитарные науки не изучают биологический организм человека. Этим занимаются биология, медицина и другие науки; (б) индивидуальные особенности психики человека, особенности индивидуального мышления, восприятия, обучения и воспитания уже относятся, несомненно, к социально-гуманитарному знанию (психология, педагогика, этика и др.), но не являются ядром социально-гуманитарных наук; (в) социально-гуманитарное знание концентрируется в области рассмотрения отношений внутри системы «человек—общество», где человек изучается как социокультурный феномен в контексте культуры, а также экономических, политических, правовых, религиозных, экологических и других социальных явлений. Предметом социально-гуманитарного знания является не просто человек, а связка «человек и мир», «человек и общество».

Философия с момента своего возникновения и по сегодняшний день выступает как интегральная (обобщающая) форма социального и гуманитарного знания. Достаточно указать, что большинство социальных наук (политология, социология, теоретическая экономика, теория права и др.) и большинство гуманитарных наук (психология, педагогика, культурология, искусствоведение и др.) «вышли» из философии, т. е. зародились и развивались в рамках философского знания, впоследствии отделившись от него; этот процесс «отделения» происходит и сегодня. Примером могут служить такие современные науки, как конфликтология, философия права и др.

Философия с начала своего возникновения, являясь теоретической формой человекознания, т.е. знания о человеке как социокультурном феномене, неизбежно берет на себя функции синтеза социально-гуманитарного знания. Если конкретные социально-гуманитарные науки дают локальное понимание мира и человека в нем («человек политический», «человек экономический», «человек обучаемый», «человек производящий», «человек творящий» и т.д.), то философия способна дать понятие «человека вообще», определить, что есть человек вообще, построить общенаучную картину мира, выходящую за рамки предмета отдельных наук. Более того, философия способна создать такую картину мира, в которой кроме научных знаний учитываются знания, создаваемые религией и искусством, т. е. предельно общую картину мира. Сейчас, в начале XXI века, когда мы фиксируем противостояние между великими религиями и культурами Запада и Востока, философия может выполнить функцию синтеза знаний и культур, показать возможность ценностного и мировоззренческого единства современной цивилизации, что сможет удержать духовную культуру человечества от опасности распада на множество враждебных идей, ценностей и мировоззрений.

В чем главное отличие философии от конкретных наук, как естественных, так и социально-гуманитарных?

1. Конкретные науки, определив собственный объект исследования, рассматривают его вне системы присущих ему связей и отношений (например: человек как биологическое существо, или человек как субъект права). Этим достигаются предметная точность, строгость понятийного аппарата, доказательность и т.д. Философия к такой однозначности и точности не стремится. Понятия философии более гибкие, так как ими определяются наиболее общие, предельные законы бытия, общества и мышления, чего нет в конкретных науках.

2. Познание в философии носит специфический характер, оно выступает как понимание смыслов, заложенных в исследуемых явлениях. Философ изучает не столько сами явления, сколько смысл этих явлений для человека. Именно так понимал философию выдающийся отечественный мыслитель М.М. Бахтин: «Место философии. Она начинается там, где кончается точная научность и начинается инонаучность. Ее можно определить как метаязык всех наук (и всех видов познания и сознания)». Философия опирается на весь познавательный опыт человечества, а не только на опыт одной или нескольких наук, она выступает как самосознание теоретической деятельности в целом, а потому не абсолютизирует ни одну научную методологию. Никакая другая наука на это не способна. Эта особенность философии ставит ее выше ограниченности и относительности любого конкретно-научного знания. Как форма ценностного сознания философия может обобщить и предложить человеку и человечеству системы ценностей, выработанные культурой. Свобода же человека во многом зависит от возможности выбора той системы ценностей, через которую он себя самореализует в мире. Именно поэтому многие великие ученые видели в философии «путь к свободе».

Философия — интегральная форма социально-гуманитарного знания. Она занимает в системе наук (и в культуре человечества в целом) особое положение, в силу того, что способна синтезировать данные наук и вненаучных форм знания (религия, искусство) в целостное мировоззрение и целостную картину мира, дать человеку и человечеству в целом рациональные и ценностные ориентиры.

Отметим, что исциплинарная структура социально-гуманитарного научного знания и ее социокультурная обусловленностьоказали значительное влияние на дальнейшее строение и структуру наук социально-гуманитарного профиля. Аристотель предложил различать науки по той цели, которую они преследуют. Получилось три типа наук. (1) теоретические (математика; науки о живой и неживой природе); (2) практические (для управления поведением людей: этика, политика, экономика); (3) технические (для руководства по созданию предметов. Впервые Аристотелем была предложена схема научных дисциплин, в том числе предметов искусства, а также их использованию или художественному созерцанию: эстетика, риторика.

Отдельно стоят такие теоретические дисциплины, как (а) логика, которая рассматривалась как «органон» (орудие) науки, позволяющий изучать законы и формы мышления людей, и (б) «первая философия», она же «метафизика», которая в отличие от «второй философии», или физики, изучающей природу во всех ее проявлениях, нацелена на изучение вечных нематериальных первоначал и первопричин всего существующего. В названиях и содержании трудов Аристотеля уже были представлены классификация и структура тех социально-гуманитарных наук, которые существуют и поныне. Это — философия, политология, экономика, филология (риторика), искусствоведение, история, этика, психология, логика. Разумеется, содержание, методы и формы указанных выше дисциплин кардинально изменились, но по-прежнему они составляют костяк социальных и гуманитарных наук в XX — начале XXI века.

Современная система социально-гуманитарных наук сложилась в конце XIX — начале XX века. Она позиционирует себя как «комплексное человекознание». Несколько обособленно стоят науки, изучающие организм человека: медицина, биология, физиология, физиология высшей нервной деятельности и др. Обычно выделяют фундаментальные и прикладные дисциплины социально-гуманитарного профиля, но при этом следует отметить, что каждая фундаментальная дисциплина включает в себя дисциплины прикладного характера. Приведем таблицу примеров, поясняющих сказанное.

Фундаментальные дисциплины. Дисциплины прикладного характера

1. Философия 1.1. Этика, формальная логика и др.

2. Экономика 2.1. Менеджмент, эргономика и др.

3. Социология 3.1. Конфликтология, микросоциология и др.

4. Правоведение 4.1. Административное право, уголовное право и др.

5. Психология 5.1. Психология труда, семейной жизни и т.д.

 

Эти примеры можно продолжить. Важно отметить, что науки социально-гуманитарного цикла не имеют непроницаемых границ. Например, экономический анализ общества предполагает знание политических, культурных, правовых и других аспектов изучаемого явления.

Количество и содержание дисциплин зависит от уровня развития общества, его потребностей, уровня культуры и степени развития всей системы науки и образования конкретного общества.

Социально-гуманитарные науки в своем развитии прошли несколько этапов. Принято выделять классический, неклассический, постнеклассический этапы.

Классический этап в развитии социальных и гуманитарных наук трактуется учеными неоднозначно. Если понимать гуманитарные науки как науки, изучающие продукты любой деятельности человека, прежде всего, продукты духовной, творческой деятельности, а социальные науки как науки, изучающие социальные институты общественно-политической, экономической и правовой и других форм жизнедеятельности человека, то к классическому этапу их развития следует отнести время от возникновения философии в Древней Греции (VI век до н.э.) до немецкой классической философии (XIX век) включительно.

Другая точка зрения на классическую науку в целом и ее социально-гуманитарную составляющую ограничивает классический этап развития периодом с XVI века по вторую половину XIX века. При этом выделяется Новое время с XVII по XVIII век как время закладки фундаментальных основ, идей, принципов науки. Есть различные модификации в понимании сущности, границ, содержания, методов классического этапа в развитии науки, изложенные в трудах Р. Мертона, А. Койре, Т. Куна, К. Поппера, П. Фейерабенда, М. Полани и других теоретиков, исследовавших эту проблему. При рассмотрении этой проблемы следует учитывать и труды отечественных ученых: С.С. Аверинцева, Б.М. Кедрова, П.В. Копнина, JI.M. Косаревой, А.П. Огурцова, A.JI. Никифорова, Л.А.Микешиной, B.C. Степина и др.

Во время классического этапа в развитии социально-гуманитарного знания развитие математики и механики создало эталон научного знания, идеал, к которому стали стремиться науки об обществе. С XVIII века этот идеал научного знания был еще более упрочен физическими науками, а потому стремление реализовать этот идеал стало проявляться даже в философии. Яркий пример - великий труд Б.Спинозы «Этика, доказанная в геометрическом порядке...», где философ, опираясь на законы механики, математики, формальной логики, попытался обосновать законы человеческой морали, религии, психологических явлений и т.д. Другой пример - теория права Гуго Гроция, где все государства и люди (субъекты права) выступают как абсолютно одинаковые объекты, подчиняющиеся «правильным» законам. «Правильные» же законы являются всеобщими, а в качестве их образца выступают законы природы, которые в итоге предстают как общие для всех сфер жизни человека. Такая позиция не вступала в противоречие с религиозными принципами, согласно которым Бог «любит» только «правильные» законы, так как именно они положены Им в основу существования Вселенной. Придерживались ориентации на всеобщие «правильные» законы и другие философы, например, Т. Гоббс и И. Кант. Позиция, когда социально-гуманитарные науки подражают в своей методологии естественным наукам, называется натурализмом. Суть его в том, что природные закономерности принимаются за универсальный принцип объяснения всех явлений, происходящих в обществе и связанных с человеческими формами бытия. Даже мораль, красота в контексте натурализма объясняются с помощью законов природы. Так, есть теории, в которых законы общества объяснялись условиями климата, расовыми особенностями людей и другими природными факторами; мораль сводилась к биологическим особенностям организма человека, ее законы отождествлялись с физиологическими и психологическими законами «человеческого естества», а красота и право выводились из космических законов и т.д. Стремление следовать принципам и методам естественных наук в изучении общества, духовной жизни человечества породило вытекающие из «натурализма» принципы жесткой причинно-следственной связи в изучении духовных явлений, строгой количественной оценки в изучении социума, стремление к созданию единственно верной науки о человеке и обществе и т.д.

Неклассический этап в развитии социальных и гуманитарных наук, который начинается с середины (особенно последней четверти) XIX века, характеризуется тем, что в общественных науках происходит переход от натурализма к антинатурализму. Возникают новые подходы к пониманию сущности социально-гуманитарного знания, его предмета и методов. Быстрый рост с конца XIX века экономических, политических, социологических, психологических, философских и особенно культурологических знаний привел большинство исследователей к мысли о принципиальном отличии социально-гуманитарных наук от физико-математических и, шире, естественных наук, о невозможности использовать в социально-гуманитарных науках методологические установки наук естественных. Идею об особом статусе наук о «душе человека» отстаивали уже А. Шопенгауэр, С. Кьеркегор, Н.А. Бердяев и многие другие философы XIX—начала XX века.

Но специально проблему особого статуса социально-гуманитарных наук рассматривали В. Дильтей, Г. Зиммель, А. Бергсон, Г. Риккерт, В. Виндельбанд, Э. Гуссерль и другие. В трудах этих ученых появились новые идеи, противоположные натурализму и составившие теоретико-методологический «костяк» неклассического этапа в развитии социально-гуманитарных наук. Неклассический этап развития характерен тем, что стала доминировать направленность знания на изучение жизни людей, а не жизни природы. Эта направленность натолкнула исследователей на ряд теоретических и методологических установок, обобщений, имеющих значимость и в сегодняшней социально-гуманитарной науке.

Во-первых, в отличие от природы, о которой мы не можем сказать, с какой целью она возникла и есть ли эта цель, где границы природы и есть ли они вообще, почему законы природы именно такие, а не другие, границы, цели, законы культуры гораздо более понятны с точки зрения исторического происхождения конкретного содержания явлений, их целенаправленности.

Во-вторых, в деятельности людей и продуктах этой деятельности (т. е. в культуре) нет таких же всеобщих, устойчивых «вечных» законов, какие мы открываем в природе и используем для объяснения соответствующих природных явлений и процессов. Поэтому социально-гуманитарные науки не столько вскрывают законы общества и духа, не столько описывают и систематизируют факты, сколько выявляют их смысл и ценность. Они не могут использовать метод беспристрастного анализа и изложения, так как огромное значение приобретает личный опыт ученого.

В-третьих, явления духа, социальные явления поддаются количественным методам изучения только в ограниченном виде, применение этих методов не дает того гносеологического эффекта, который присущ им в естественных науках. Цифровые данные и факты всегда интерпретируются и оцениваются в социально-гуманитарных науках неоднозначно. Например, рост рождаемости или ее падение интерпретируются по-разному в теориях Мальтуса и Маркса, а приверженность идее монетизации экономики по-разному оценивается не только в различных политических, но и в экономических теориях, и т.д.

В-четвертых. Социально-гуманитарные науки включают в процесс познавательной деятельности диалог как методологический прием. Кроме того, в этих науках нет и не может быть одной общепризнанной всем мировым научным сообществом теории: споры, дискуссии выражают сущность «человекознания» в большей степени, чем согласие. Фундаментальные основы философии, культурологии, экономики, политики и др. имеют ярко выраженный дискуссионный характер. Консенсус общества достигается уравновешиванием мнений спорящих сторон. Но все же социально-гуманитарное знание не является абсолютно релятивным и не может быть сведено к простой сумме мнений. В социально-гуманитарных науках возможно существование объективной истины, поскольку объект познания все же отличен от субъекта познания, а выводы наук могут быть опровергнуты, не выдержав фактической или логической проверки.

Социально-гуманитарные науки на этапе неклассики используют такие методы изучения процессов и явлений культуры, истории, духовной сферы жизни человека и общества, которых не было на этапе классики. Это, прежде всего, феноменологический и герменевтический методы. Указанные методы способны прояснить индивидуально-личностные, неформализируемые и даже интуитивно выражаемые стороны социального. Ученые, разрабатывавшие и применявшие эти методы (Бергсон, Гадамер, Ясперс, Хайдеггер, Ортега-и-Гассет), выдвигают проблемы «понимания», «здравого смысла», «интерпретации» как главные для социально-гуманитарного знания.

Социально-гуманитарное знание не общезначимо, поскольку в общезначимом знании нет души человека, чувства человека, личности человека. Общезначимое знание синоним научного, рационального и (к сожалению) «оторванного» от личности знания. Основа «истинного» «человекознания» — это понимание и здравый смысл, которые позволяют сохранить человеческое в человеке. Понимание и здравый смысл связаны с мировым человеческим моральным опытом и потому — человечны. Понимать, иметь здравый смысл иногда важнее, чем знать. Ученый-естествоиспытатель знает, а философ, психолог понимают. Например, законы войны показывают необходимость уничтожения «живой силы» противника в первую очередь. Однако во всех даже самых непримиримых войнах здравый смысл заставляет противников предлагать варианты примирения, сдачи в плен, сохранения жизни людей. Знание биологических законов жизни человека позволяет нам вторгаться в генетические структуры человека. Однако понимание аморальности такого вторжения заставляет остановиться перед возможностью изменения генетического кода людей, клонирования людей и т.п.

Постнеклассический этап в развитии социально-гуманитарного знания связан с именами известных западных (преимущественно французских и американских) мыслителей Р. Барта, Ж. Батая, Ж. Делеза, Ж. Деррида, Ж. Лиотара, М. Фуко и др., расцвет творчества которых пришелся на период 50—70-х гг. XX века. Этот этап в специальной литературе называют также постмодернизмом и постсовременной философией. Идеи и труды мыслителей постмодерна чрезвычайно многообразны и можно охарактеризовать только главные черты постнеклассического социально-гуманитарного знания.

Новые явления в развитии культуры общества после 60-х гг. XX века в области искусства, информации, науки,социально-политических процессов породили новые варианты осмысления мира и новое выражение самоощущения человека современной эпохи. Выдвигается идея ценности хаоса и «беспорядочного мира». На смену идее упорядоченности мира приходит идея «привнесения хаоса в порядок». Мир теряет свой стержень, теряет свой смысл, теряет порядок и разумность. В мире все больше информации и все меньше смысла, говорил Ж. Бодрийяр, философ постмодерна. Отсюда в культуре современного мира теряется «вера в смысл», и сознание общества выступает как продукт осмысления хаоса — «бессмысленного бытия». Поскольку смысл связан с порядком, утрата смысла означает и утрату порядка.

С вышесказанным связано новое понимание свободы как «свободы от чего бы то ни было», т.е. свободы от всяких норм и традиций жизни общества, от любых авторитетов и, прежде всего, авторитета государства, религии, этики. В ряду таких принципов свободы стоит и свобода от любой общепринятой научной методологии, а также «свобода от разума». Такая «свобода» якобы избавит человечество от всякого диктата, что является «главной целью человечества», по мнению теоретиков постмодерна. Отказ от разума, естественно, есть отказ признавать ценность познавательной истины, сама проблема которой объявляется бессмысленной. Поскольку деятельность разума проявляется с помощью вербального языка, постмодернисты предлагают преодолеть диктат законодательного (научного) разума посредством «деконструкции целостных текстов» и «языковой анархии». Деконструкция — это процедура расслоения, разборки, разложения лингвистических, этимологических, исторических и других структур высказываний и текстов с целью выявления существующей в скрытом виде «инаковости другого». Например, Деррида говорил о том, что любой текст может быть интерпретирован бесконечное число раз и каждый раз одинаково правильно или одинаково неправильно. Р. Барт предложил отказаться от твердых значений слов, называть одну и туже вещь разными именами, нарушать грамматические и стилистические нормы и тем самым избавиться от «диктатуры языка». Доминирующей становится идея «игры» с вербальными знаками, что на практике приводит к элиминации из текстов и рассуждений логики, к стремлению «жить не по правилам», ироническому и пародийному отношению к любому явлению человеческой культуры. Так, Лиотар считал, что любое знание есть «языковая игра», где действуют принципы свободы, воображения, где субъект принимает ответственность за правила игры, которые он же сам и вводит. Главное в знании — новизна говорения, которая способна принести наслаждение. Возникли даже идеи об эротической сути языка.

Разумеется, все попытки обнаружить суть бытия, законы природы, законы общества и человеческого мышления объявляются не имеющими смысла. Философы и ученые, занимающиеся этими проблемами, называются «маньяками», «шизофрениками» и «извращенцами» (интеллектуальными). Впрочем, Жиль Делез, давший такие характеристики гениям науки и философии, себя также относил к «извращенцам».

В целом, постнеклассический этап в развитии социально-гуманитарного знания к настоящему времени себя исчерпал. Главная идея постнеклассики—деконструкция не привела к созданию новых позитивных идей и выродилась в разрушение различных структур ради самого разрушения. Однако ряд тем и проблем, поднятых философами постмодерна, обратили на себя внимание ученых. В частности, идеи постмодерна были учтены в теории «нелинейной динамики культуры», теории катастроф Р. Тома, способствовали принципиально новой интерпретации феномена темпоральности в синергетике и т.д.







Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 1025. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.016 сек.) русская версия | украинская версия