Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Концепция аномии Р.Мертона




Аномическая теория, основы которой заложил социолог-функционалист Эмиль Дюркгейм, активно разрабатывается в течение XX столетия как современными представителями этого направления с позиций социоцентрической ориентации, так и сторонниками бихевиористско-психологической парадигмы в рамках индивидоцентризма.

Наиболее яркое и существенное развитие социоцентрический подход к концепции аномии получает в работах известного американского социолога-функционалиста Роберта Мертона (р.1910).

Под влиянием взглядов Э.Дюркгейма Мертон приходит к убеждению, что некоторые социальные структуры способствуют отклоняющемуся поведению отдельных членов общества. Подобно Дюркгейму, он видит в преступлении, нарушении «социального кодекса» «нормальную реакцию нормальных людей на ненормальные условия».[172]

Мертон анализирует аномию и девиации в широком социокультурном контексте, поэтому его теория считается более общей. Если у Дюркгейма аномия связывается лишь с разрушением или ослаблением нормативной регуляции поведения в условиях быстрых социальных изменений, то у Мертона она возникает в силу «особого структурного разлада культуры» и является постоянным фактором социопсихологического напряжения в социальной системе. Поэтому самоубийство, по Мертону, есть одна из возможных поведенческих реакций на аномию, в числе которых могут быть преступление, алкоголизм, наркотизм, ретретизм и иные формы девиантности.

Р.Мертон творчески применяет и развивает теоретическое наследие Дюркгейма к условиям стабильно развивающегося общества. Он описывает и объясняет конформизм и основные типы отклоняющегося поведения в контексте ролевой адаптации, исходя из анализа дисфункциональных отношений между социальной и культурной структурами современного общества на макросоциальном уровне.

Для удобства анализа Мертон аналитически разделяет культурную структуру общества на два элемента. Первый элемент состоит из целей, намерений, интересов личности, определяемых культурой. Второй - определяет, регулирует и контролирует институционально приемлемые способы достижения индивидом этих социально одобряемых целей.

Мертон обращает внимание на то, что, начиная с ранних этапов социализации, усиленно акцентируется внимание личности на богатстве и престиже. Эти цели, по его мнению, приобрели в американском обществе в высшей степени символическое значение, поскольку «система культурных ценностей превозносит, фактически превыше всего, определенные символы успеха, общие для населения в целом».[173] Одобряемое обществом стремление к материальному успеху, фетишизм денег столь распространены, что даже беднякам постоянно внушаются подобные планы: обязательно разбогатеть, сделать «деньги» и карьеру.

«Укоренение цели денежного успеха в американской культуре означает, по мнению Мертона, лишь, что американцы повсеместно подвергаются мощному натиску предписаний и правил, разрешающих право и даже обязывающих сохранять эту цель даже в том случае, если она ведет к частым разочарованиям. Престижные представители общества усиливают акцентирование целей культуры. Семья, школа и работа - основные факторы формирования структуры личности и целей американцев - также обеспечивают интенсивное воспитательное воздействие в этом направлении, столь необходимое в ситуации, когда индивиду приходится сохранять в неизменном виде постоянно ускользающую от него цель и довольствоваться невыполненным обещанием вознаграждения».[174]

При этом социальная структура общества жестко ограничивает или полностью устраняет доступ к законным, институциональным средствам овладения этими символами для большей части того же самого населения. Личности предлагается достаточно ограниченный набор таких средств и способов с целью достижения одобряемых культурой целей. Среди них: хорошее образование, устройство на высокооплачиваемую работу, удачная женитьба, спорт. Эти средства для большинства бедных людей фактически недоступны. В своей концепции Р.Мертон показывает, что «отклоняющееся от нормы поведение может быть расценено как симптом несогласованности между определяемыми культурой устремлениями и социально организованными средствами их удовлетворения».[175]

Следовательно, по Мертону, аномия - это рассогласование, разрыв между социокультурными целями личности (группы), одобряемыми в обществе (материальный успех, престиж), и возможностями их достижения законными (институализированными) средствами.

Аномия делает многих людей либо беспомощными, подавленными, либо подталкивает их к использованию незаконных средств достижения материальных целей. Словом, Мертон обращает внимание на корыстный во многом характер девиантного поведения. По его мнению, люди часто, даже имея таланты, прибегают к незаконным средствам (рэкет, спекуляция, мошенничество, сокрытие доходов от налогообложения, компьютерные преступления). Этот тезис во многом находит подтверждение и в современном российском обществе. Так, по данным уральского социолога В.Г. Попова, современная молодежь чаще всего «сталкивается» с корыстными преступлениями, такими, как воровство (45%), вымогательство денег (35%), разбой (15%), мошенничество (14%).[176]

Репрезентативный опрос, проведенный в апреле-мае 1999 года под руководством автора, показывает, что в Татарстане за год 13% взрослого населения (от 15 до 72 лет) оказались жертвами преступного поведения. С одной стороны, это свидетельствует о достаточно высоком уровне виктимизации, так как еще несколько лет назад, по результатам общероссийского исследования ВНИИ МВД РФ, только каждый десятый респондент заявлял о том, что стал жертвой преступления.[177]

С другой стороны, удалось оценить структуру преступности в республике с учетом латентной составляющей. Результаты уголовно-правовой регистрации за первое полугодие 1999 года по республике показывают, что наибольшую долю в структуре преступности занимают кражи (48,8%), факты хулиганства (8,3%), разбои и грабежи (6,1%). В целом аналогичные соотношения структура преступности имела и в 1998 году. Респондентам же было предложено вспомнить и уточнить, каким именно было совершенное против них преступление. В оценках потерпевших кражи составили 21,3%, факты хулиганства - 7,6%, разбои и грабежи - 31,6%. Как видим, в числе деяний, названных респондентами, фактически преобладают виды преступлений корыстного характера.

Анализируя способы преодоления аномической фрустрации, Мертон предложил свою типологию из 5 типов адаптивного поведения личности (конформизм, инноваторство, ритуализм, ретретизм и бунтарство). В таблице 1 показана приемлемость или недопустимость определяемых культурой целей и институализированных средств их достижения. Знак (+) означает принятие, (-) - отказ, (+-) - отступление или отказ с заменой старых целей и средств на их новые стандарты.

Таблица 1

  Определяемые культурой цели Институализированные средства
I.Конформизм + +
II.Инноваторство + -
III.Ритуализм - +
IV.Ретретизм - -
V.Бунтарство +- +-

Следует заметить, что Мертон рассматривает эту типологию не как набор личностных типов, а как перечень способов ролевой адаптации личности к специфическим социальным условиям. Рассмотрим ее подробнее:

Конформизм

наиболее распространенный и обычный тип ролевой адаптации личности. Он характерен принятием и социально одобряемых целей, и социально доступных, институализированных средств их достижения. Конформизм, считает Мертон, обеспечивает стабильность и преемственность в обществе. Поведение в рамках общепризнанной роли, ориентированной на достижение успеха, представляет собой правило, соответствует общественным ожиданиям и поэтому не считается девиантным.

К девиантным в широком смысле, то есть неадекватным по целям или способам приспособления личности к требованиям общества, следует отнести следующие четыре типа статусно-ролевой адаптации: инноваторство, ритуализм, ретретизм и бунтарство. В узком смысле, как считал Мертон, к девиации относится только инноваторство.

Инноваторство

состоит в принятии социально одобряемых целей с отказом от институализированных способов их достижения и внедрении новых приемов незаконного приспособления, в том числе криминальных: краж, разбоев, рэкета, беловоротничковой преступности и т.п. Криминальное инноваторство распространено, как правило, в среде необеспеченных, низших классов и состоит в стремлении достичь общепринятых целей незаконными средствами.

Ритуализм

проявляется в том, что социально-одобряемые цели подменяются или игнорируются как находящиеся за пределами достижимого, однако подчинение нравам, ритуалам продолжает поддерживаться с использованием институализированных средств. Ритуалы в этом случае выступают основой ролевой адаптации. Ритуализм обнаруживается в тех группах, где деятельность, первоначально задуманная в качестве средства достижения цели, становится самоцелью. Примером ритуализма является поведение махрового бюрократа.

Ретретизм

состоит в пораженчестве, самоустранении, квиентизме, бегстве от действительности. Ретретист, хотя номинально и находится в обществе, но, строго говоря, не принадлежит ему, так как не приемлет ни социально одобряемых целей, ни институализированных средств их достижения. Он уходит от борьбы за достижение социально одобряемого положения и материального успеха. Под этот тип приспособления подпадают отшельники, хронические алкоголики и наркоманы, бродяги (бомжи), праздношатающиеся, некоторые виды психоневротиков и психопатов.

Бунтарство

(мятеж) имеет место в случаях, когда происходит отступление или отказ от принятых целей и средств их достижения одновременно с попытками создать новые идеалы, цели и средства их реализации. Освобождение от общепринятых стандартов, как правило, является результатом неудачи или ограниченности перспектив, что подвигает бунтарей к попыткам ввести «новый социальный порядок». К этой категории Мертон относит мятежников и революционеров.

Таким образом, концепция Р.Мертона позволяет выделить 5 типов социального поведения, классификация которых определяется соотношением целей и средств, принятых или отвергнутых индивидами.

Как видим, Мертону принадлежит честь не только создания оригинальной функционалистской концепции аномии, но и существенного развития социологии девиантного поведения как специальной социологической теории с позиций структурно-функционалистской парадигмы.

Однако работа Р.Мертона была подвергнута основательной критике социологами за то, что была сориентирована на объяснение лишь ролевой адаптации личности в связи с достижением цели материального успеха. Поэтому, по мнению критиков, его концепция была не способна объяснить субкультурную преступность, групповую преступность несовершеннолетних, не учитывала процессы группового взаимодействия. Даже многие сторонники Мертона оспаривали наличие в американском обществе общей для всех слоев иерархии ценностей и норм.[178] В частности, социологи Э.Лемерт и Т.Селлин, анализируя множественность, конкуренцию и конфликтность социальных норм, обращали внимание на тот факт, что теория аномии не объясняет преступность в этнических меньшинствах по отношению к нормам господствующих этносоциальных общностей.

Следует подчеркнуть, что более поздние эмпирические исследования психических расстройств, алкоголизма и наркомании показали, что аномическая теория объясняет их частично и лишь на общесоциальном уровне. Критики Мертона в США также утверждали, что его теория аномии лучше объясняет поведение мужчин, чем женщин, так как мужчины имеют большую достижительную ориентацию на материальный успех.

Однако, несмотря на критику, работы Роберта Мертона являются классическими и вносят огромный вклад в социологию девиантного поведения. Конструктивное обсуждение его концепции аномии научной общественностью стимулировало дальнейшее теоретическое осмысление и исследование девиаций и проблем социального контроля.

 







Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 746. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.017 сек.) русская версия | украинская версия