Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Радикальная криминология




Развитие конфликтологических теорий девиации, политико-экономических идей и социально-классового подхода к пониманию преступности неомарксистами, а также рост популярности критических положений, выдвигаемых теоретиками стигматизации, дали мощный импульс концептуализации более радикальных взглядов на проблемы девиантности и преступности в современном обществе.

Кроме того, на становлении теории радикальной криминологии сказалось развитие социологии права в США, позволившей дать углубленный анализ социально-политической системы американского общества и норм права, которые она устанавливает. Право стало, прежде всего, рассматриваться как инструмент, выражающий интересы не среднего класса, а господствующего меньшинства, наделенного властью разрабатывать законодательные нормы и применять их на практике.

Теория криминализации О.Терка. Основы радикальной криминологии состоялись в теории криминализации известного американского социолога и криминолога, профессора калифорнийского университета Остина Терка. Главные положения своего подхода он изложил в книге «Преступность и законный порядок»(1969).

Терк отверг идею криминализации, то есть становления человека на путь криминальной карьеры, с социально-психологических позиций, как это отчасти делали Э.Сатерленд, И.Най и другие теоретики. Подобно некоторым сторонникам теории стигматизации, он рассматривал криминализацию как обретение статуса в рамках взаимодействия между теми, кто создает уголовное право, интерпретирует и применяет его нормы (законодатели, полиция, судебная система) и населением. Для Терка было важно выяснить то, каким образом люди могут быть подвергнуты криминализации, как они приобретают статус преступника.

Анализируя правосудие и политическую систему американского общества, исследователь пришел к радикальному выводу, что криминализация - следствие социального конфликта между теми, кто обладает и не обладает политической властью. Причем чем больше политические различия между власть имущими и подвластными группами, тем больше вероятность противостояния между ними.

Следовательно, важный элемент теории криминализации Терка - это понятие политической власти. Преступность есть отражение борьбы за власть, в ходе которой отдельным социальным группам удается закрепить определенные нормы и ценности в праве. Поэтому нарушение существующих законов подпадает под дефиницию уголовно наказуемого деяния. Девианты относятся к социальным группам, не обладающим политической властью.

Социолог-функционалист Нейл Смелзер лаконично поясняет это положение Терка следующим образом: «Полиция в первую очередь применяет законы, направленные против бедняков и не причастных к власти, тех, кого можно подавлять, не встречая сопротивления».[209]

Вместе с тем теория О.Терка дает достаточно противоречивое понимание и объяснение криминализации. Например, она не объясняет, почему большинство людей, не обладающих властью, не демонстрирует преступного поведения, направленного против властных структур, почему различны уровни криминализации в различных социальных группах, не обладающих властными полномочиями (например, детей, женщин или стариков). Кроме того, она не учитывает наличие в современном демократическом обществе нескольких центров власти (судебной, исполнительной и законодательной). Поэтому с позиций Терка и его последователей (У.Чемблисса, Э.Макгарелла и других) можно объяснить лишь узкий круг девиаций, совершаемых по политическим мотивам.

Неомарксистская теория Р.Куинни (р.1934). Дальнейшее развитие радикальная криминология находит в теоретических работах американского социолога Ричарда Куинни. Он еще более радикально подчеркивает влияние политического конфликта между господствующим классом и неимущими на формирование девиантного поведения.

В своей книге «Социальная реальность и преступление» (1975) Куинни критически оценивает капитализм, считая его классовую природу общей причиной современной преступности.

Логика его анализа состоит в следующем: «Криминальная реальность в обществе основывается на определении преступного и не преступного... В основе процессов криминализации - классовые конфликты... В качестве преступных определяются деяния, противоречащие интересам господствующих в экономике классов... Будет ли то или иное деяние оценено в качестве преступного или непреступного, определяет класс, имеющий власть и доступ к правотворчеству».[210]

Следовательно, по его мнению, уголовное законодательство и правоприменение в современном рыночном обществе рассчитаны на обеспечение господства класса капиталистов, это инструменты эксплуатации угнетенных социальных групп и слоев.

В работе «Класс, государство и преступность», вышедшей в 1980 году, Р.Куинни предлагает свою типологию преступного поведения.

Так, «преступность приспособления» в виде краж, грабежей, убийств и изнасилований распространена в среде рабочих, пострадавших от капиталистической системы.

«Преступность сопротивления», по его мнению, включает бессознательную реакцию против эксплуатации.

Для правящих классов, по оценке Куинни, характерна «преступность доминирования и подавления» - преступность белых воротничков и элиты.

В другой своей книге «Критика узаконенного порядка: контроль преступности в капиталистическом обществе»(1994) Куинни подчеркивает, что противозаконное поведение власть предержащих во многом не пресекается правосудием. В сфере экономики, управления и контроля это касается, в частности, таких деликтов, как: сокрытие доходов от налогообложения, обман потребителей, коррупция и злоупотребление политической властью. Причем по отношению к люмпенизированным слоям населения уголовное преследование за преступления распространяется в полной мере.

Работы Куинни поставили криминологическую проблематику в жесткую зависимость от других - более сложных социально-политических вопросов современного социального устройства. Это принципиально отличает радикальную криминологию от иных подходов и теорий, принятых в социологии девиантного поведения. Так, например, в отличие от представителей теорий конфликта, общество в понимании социологов-неомарксистов рассматривается не как плюралистическое отражение социальных групп, а как отражение политической системы, должной обеспечить и защитить экономические капиталистические отношения и структуры. Уголовно-правовые нормы в этой связи не есть результат достигнутого социального консенсуса, поскольку они направлены на укрепление политической и экономической власти лишь господствующего класса.

Неомарксистские подходы к развитию радикальной криминологии в Европе активно развивали немцы Георг Руше, Отто Хирхаймер. Интересный труд «Преступность и экономический порядок» опубликовал современный сторонник радикальной криминологии Уильям Бонжер. В центре внимания исследований этих социологов-неормарксистов по-прежнему находится деятельность экономических структур, классов и институтов социального контроля.

Вместе с тем следует заметить, что современные американские исследователи, разделяющие основополагающие положения радикальной криминологии, в отличие от Куинни и его сторонников, весьма широко опираются на выводы не только неомарксистских теорий, но и идей модернизма и постмодернизма. Так, определенный взнос в развитие современной радикальной криминологии был сделан в 80-е и 90-е годы известными американскими социологами Энтони Платом, Яном Тейлором, Джоном Янгом, Девидом Гринбергом, Марком Колвином и многими другими. К их наиболее заметным теоретическим находкам можно отнести миротворческую и конституитивную криминологию, а также леворадикальную теорию.[211]

Радикальные взгляды Куинни и его последователей в значительной мере подвергались критике со стороны Айкерта, Терка и других специалистов за максимализм и упрощенчество, эмпирическую недоказуемость, переоценку классовых и экономических детерминант девиации.

Для многих современных социологов очевидно, что марксовская концепция классового конфликта и борьбы в интерпретации Куинни не достаточно состоятельны хотя бы потому, что многие рабочие по уровню жизни в развитых странах принадлежат к среднему слою, а уровни преступности в некоторых из них отличаются разительно (например, в США и Японии).

Тем не менее, конфликтологические теории девиации, несомненно, имеют важное методологическое и практическое значение, так как они не только указывают на пороки современного общества и его системы социального контроля и правоохранительной системы в частности, но и повышают уровень критичности научного сообщества по отношению к социуму в целом, радикализируют реформы во всех сферах общественной жизни и меры по борьбе с преступностью. Совершенно очевидно, что сторонники радикальной криминологии дали мощный импульс современному развитию социоцентрических, социологических подходов и концепций к пониманию девиаций.

Размежевавшись с учеными-функционалистами, придерживающимися традиционных, конформистских взглядов, социологи конфликтологической ориентации продолжают делать немало оригинальных и смелых теоретических обобщений, разоблачающих различные аспекты скрытого социального контроля, осуществляемого институтами права и массовых коммуникаций в современном западном обществе. В частности, теоретики радикальной криминологии поставили весьма актуальный вопрос о преступности в смысле «артефакта», обратив внимание на безнаказанность преступников из высших социальных слоев. Впоследствии это позволило изменить законодательство некоторых развитых стран, повести более эффективную борьбу с коррупцией. В отношении многих высокопоставленных должностных лиц стали проводиться расследования и возбуждаться уголовные дела (например, уголовное разбирательство и отставка президента Никсона в результате уотергейтского скандала в США, расследование против бывшего федерального канцлера Г.Коля и партии христианских демократов в объединенной Германии). Стало меняться в лучшую сторону отношение правосудия к девиантам - выходцам из низших социальных страт.

Вместе с тем нужно отметить, что этот вопрос весьма актуален и для российского общества. Действительно, многие крупные чиновники, разворовав национальные богатства в 90-е годы, избежали уголовной ответственности. Те же, кто соответствовал общепринятым криминальным стереотипам и не имел отношения к власти (представители социального дна), постоянно оказывались и оказываются за решеткой, образуя, по выражению Куинни, «преступность приспособления».

 







Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 547. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия