Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

РАЗВИТИЕ КАТЕГОРИИ ОДУШЕВЛЕННОСТИ В ДРЕВНЕРУССКОМ ЯЗЫКЕ




 

В древнерусском языке в единственном числе формы имен. пад. (падежа субъекта) и вин. пад. (падежа объекта) исконно не различались в словах муж. р. с основой на о (ср. имен. пад. — столъ, конь и вин. пад. — вижоу столъ, конь), с основой на й (ср. имен. пад. — сынъ и вин. пад. — имамь сынъ), а также с основой на ǐ (ср. имен, лад.— гость и вин. пад.— встретили гость). В то же время в словах жен. р. с основой на а такого совпадения форм не было (ср. имен. пад. — жена, сестра и вин. пад. —женоу, сестроу). В силу этого для женского рода не существовало трудностей в разграничении субъекта и объекта действия, тогда как для слов мужского рода эти трудности существовали в силу совпадения падежа субъекта с падежом объекта. Подобные трудности могли бы быть более или менее легко разрешимыми, если бы в русском языке был твердый порядок слов, при котором, например, существительное, стоящее на первом месте, всегда бы выражало субъект действия, а стоящее на втором месте — объект действия, или наоборот. Однако в действительности этого нет, и поэтому, напри-. мер, в древнерусском предложении отьць любить сынъ нельзя точно установить, где субъект и где объект действия (ср. то же самое в современном мать любит дочь). Именно поэтому с развитием языка, с развитием дифференциации в выражении субъектно-объектных отношений вставала необходимость найти средства разграничения действующего субъекта с объектом, который подвергается действию,— и вставала эта необходимость как раз для одушевленных существительных, которые прежде всего и могли обозначать действующий субъект,

Вследствие того что при помощи порядка слов русский язык не мог разграничить субъект и объект действия, разрешение данной задачи должно было быть связано с выражением необходимых отношений в падежных формах. Оно и было найдено путем использования формы родительного падежа в значении винительного при обозначении одушевленного объекта. Начало этого процесса, как видно, относится еще к праславянской эпохе. Уже в тот период в определенных случаях установились новые грамматические категории: категория слов мужского рода, обозначающих одушевленные предметы, у которых форма родительного падежа была использована для обозначения винительного, и категория слов мужского рода, обозначающих неодушевленные предметы, у которых винительный падеж по-прежнему остался равен по форме именительному падежу. Первоначально форма род.-вин. пад. установилась лишь для собственных имен — названий лиц; так, например, в Остромировом евангелии встречается оузьрэ. Иисуса, где Иисуса выступает в форме вин. пад., равной форме род. пад. Или примеры с именами собственными и нарицательными: а сынъ посади Новегородэ Всэволода;

 

Прежде всего важно понять, почему именно родительный падеж, а не какой-то иной был использован в значении винительного для выражения категории одушевленности. Это объясняется, как видно, близостью синтаксических связей указанных падежей. Известно, что в некоторых конструкциях родительный и винительный падежи употребляются параллельно, создавая определенные отличия этих конструкций, тесно связанных в то же время между собой. Так, например, форма вин. пад. выступает в конструкции выпил воду, существующей параллельно с конструкцией выпил воды, где употребляется форма род. пад. Едва ли нужно доказывать общность этих двух сочетаний с одним и тем же глаголом. Их отличие друг от друга связано лишь с тем, что винительный падеж обозначает объект, полностью охваченный действием, тогда как родительный — объект, лишь частично подвергающийся действию. С другой стороны, винительный падеж употребляется как дополнение к глаголу параллельно с родительным, выступающим также в качестве дополнения с тем же глаголом, но имеющим при себе отрицание: ср, читал книгу и не читал книги. Ср. в „Русской Правде":

в ид ока емоу не искати и привести емоу в и д о к ъ. Подобная близость синтаксических связей, по-видимому, и определила тот факт, что именно форма родительного падежа была использована для обозначения винительного падежа одушевленных существительных.

 

 

Если начало развития категории одушевленности относится, как уже говорилось, к праславянской эпохе, то основные процессы в ее становлении — уже к эпохе существования древнерусского языка, причем окончательное укрепление данной категории произошло в поздний исторический период.

Относительно причин медленности протекания процесса становления категории одушевленности высказывалось предположение, что форму родительного-винительного падежа раньше всего получили слова мужского рода, обозначающие лиц в единственном числе, причем это были лишь те слова, которые обозначали социально полноправных людей (типа князь, господин и т. п.); и в то же время старая форма винительного падежа сохранялась у существительных мужского рода, обозначавших зависимых людей, куда относились и дети (типа отрок, тиун, раб и даже сын). Ср. такие формы в памятниках: а сынъ остави Новегородэ (Новг. лет.), посла к нимъ сынъ свои (Ипат.лет.),

 

Однако теперь эта точка зрения не принимается, и ныне постепенность установления категории одушевленности объясняется не социальными, а языковыми, грамматическими причинами. Впрочем, уже А. А. Шахматов называл среди факторов, способствовавших сохранению старой формы винительного падежа от одушевленных существительных, например, такие, как соединение с местоимением свой — это было указанием на то, что в данном случае не может идти речи об именительном падеже, например: посла отрокъ свои (Лавр, лет.), по-сади по с ад н и къ свои (Ипат. лет.) и т. п.; как употребление в виде приложения к другому существительному, имеющему уже новое окончание, например: оубиша npyci Овстрата и сынъ его Лоуготоу (Новг. лет.) и др.; как закрепление этой формы в некоторых определенных выражениях, например: а поиде за моужь, въезде на конь и т, п., и др. Подобную же роль мог сыграть и факт употребления существительного в винительном падеже с предлогом, когда наличие предлога само указывало на то, что здесь не может идти речи об именительном падеже (например, поимемъ женоу его Вольгоу за кнл.зь нашь за М а л ъ — Лавр, лет.)

 

В XIV в. категория одушевленности проникает во множественное число, где приблизительно к ХIII в. в словах мужского рода уже стираются различия между именительным и винительным падежами, исконно различавшимися . Однако и во множественном числе процесс охватил первоначально лишь слова мужского рода, обозначавшие лиц, например: пожа-ловалъ есмъ соколниковъ (Гр. Ив. Калиты XIV в.), победита д е р е в ля нъ (Лавр, лет.) н др. Несколько позже (приблизительно в XVI в.) категория одушевленности укрепилась во множественном числе и для слов женского рода, обозначающих лиц, у которых исконно во множественном числе формы именительного и винительного падежей не различались, например: и рабынь наоучити, ж о н о къ и д э в а к ъ ноказуетъ (Домостр.) и др,

Наконец, только в XVIIв., да и то еще не окончательно, категория одушевленности охватила слова, обозначавшие и другие живые существа, и тем самым полностью укрепилась в русском языке, например: птицъ прикормитъ (Улож. 1649 г.) и др,

Следы старых отношений в современном языке очень незначительны. К ним относится наречие замуж, возникшее из сочетания предлога за с вин. пад., равным имен, пад., от муж (ср. выйти замуж и заступиться за мужа), а также такие конструкции, как выйти в люди, брать в жены, быть избранным в депутаты и под.

 

 







Дата добавления: 2015-08-12; просмотров: 1227. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.014 сек.) русская версия | украинская версия