Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Понятие и правовые основы защиты трудовых прав работников




Вопрос защиты трудовых прав работников входит в число тех научных проблем, которые никогда не останутся без должного внимания теоретиков и практиков, по той простой причине, что работодатель и работник вступают, состоят и будут вступать в трудовые отношения, где, безусловно, имеется существенный перевес в сторону работодателя. И, конечно же, будет существовать определенная опасность использования этого неравенства в ущерб правам работника.

В процессе перехода к рынку возникло немало сложных проблем, связанных с правовым регулированием общественных отношений. Рынок не может существовать без рынка труда, а рыночная экономика - без применения этого труда. Все остальное зависит и производно от эффективности этого применения. Непонимание этого создает почву для социальных конфликтов в основной сфере человеческой деятельности [8, с.32].

Как отмечает, Д.А. Аишев, среди всего спектра массовых акций протеста часто наиболее многочисленными и организованными являются акции протеста в сфере трудовых отношений, прежде всего, - это забастовки. Активные выступления людей труда за свои, экономические права обозначают не только наличие крайне острых проблем в сфере трудовых отношений, но и как бы передают назревшие в обществе настроения [9, с.43]. Вопрос причин возникновения социальных конфликтов на сегодняшний день актуален для современного казахстанского общества, свидетельством тому могут являться повсеместные забастовки, о которых в последнее время все чаще стали озвучивать средства массовой информации.

Возможно, это стало следствием отсутствия должного внимания со стороны государства представителям рабочего класса, нехваткой понимания и поддержки представителей бизнес структур, которые, в свою очередь, являются работодателями в трудовых отношениях. Они в большей степени озадачены вопросами, связанными с конкурентоспособностью национальных товаропроизводителей, а также перспективами развития экономики страны, вступлением РК во Всемирную торговую организацию (далее - ВТО). Безусловно, вхождение Казахстана в ВТО вопрос, требующий серьезной адаптации, а кое-где и модернизации казахстанской экономики, законодательства к новому уровню конкуренции, к более высокой степени открытости национального рынка труда. Поэтому предстоящее присоединение РК к ВТО ставит перед законодателем целый ряд актуальных вопросов, решать которые предстоит в ближайшее время, т.е. до и после вступления в ВТО.

Оценивая ситуацию, сложившуюся после вступления Российской Федерации (далее - РФ) в ВТО 22 августа 2012 г. экономисты и правоведы этой страны дают различные и не самые позитивные заключения, с которыми в ближайшее время может столкнуться или сталкивается российский рынок труда, что и для Казахстана имеет свою определенную ценность.

По прогнозу С.Ю. Головиной ожидается закрытие убыточных российских предприятий вследствие неконкурентоспособности, соответственно, последует сокращение числа рабочих мест и резкий рост безработицы, особенно в таких отраслях, как животноводство, сельхозмашиностроение, автомобилестроение, легкая и пищевая промышленность, а также в регионах со слабо диверсифицированной экономикой, в частности в моногородах. В свою очередь, рост безработицы может привести к ухудшению условий найма, снижению заработной платы работников, понижению уровня гарантий, например, таких как стабильность трудового договора. Кроме того, принципы свободной торговли призваны обеспечить движение не только капиталов, но и рабочей силы. Прогнозируется повышение мобильности трудовых ресурсов как одно из последствий вступления в ВТО, причем речь идет не только и не столько об усилении миграционных потоков в Россию (хотя и здесь существует опасность замещения рабочих мест за счет низко квалифицированных мигрантов), сколько об увеличении оттока квалифицированной рабочей силы из России в страны ВТО. В условиях глобализации и ужесточения конкуренции работодатели вновь и вновь поднимают вопрос о пересмотре базовых ценностей трудового законодательства, отмене норм, ограничивающих их свободу действовать в своих экономических интересах [10, с.63].

Как передает News.kz со ссылкой на исследование компании «Студия Аналитические Решения», с мая текущего года в Казахстане в малом бизнесе идет снижение работающих компаний. За пять месяцев малых юридических лиц стало меньше на 4 тысячи. По итогам октября 2013 года работающих компаний в малом бизнесе всего 100 962. За месяц активность приостановили 468 компаний. «Малый бизнес снизил обороты в 9 регионах. Самый большой отток в Алматы. Количество работающих малых компаний сократилось на 580 (на 2,6%) до отметки в 21,9 тыс.» [11].

Если малый бизнес с той же активностью будет «сворачивать» свою деятельность, т.е. еще до вступления Казахстана в ВТО, то соответственно уровень безработицы может резко возрасти. В то же время, по официальным данным Агентства РК по статистике вI квартале 2014 года численность безработных составляла 464 тыс. человек, а уровень безработицы – 5,1%, в сравнении с данными за I квартал 2013 года этот показатель снизился на 10,4 тыс. человек, уровень безработицы меньше на 0,2% [12].

Согласно оперативным данным указанного Агентства в октябре 2014 года на крупные и средние предприятия и организации принято 82,3 тыс. человек, выбыло по различным причинам 78,4 тыс. человек. Среди выбывших работников уволившиеся по причинам текучести составляют 85,5%, в связи с сокращением численности персонала или ликвидацией предприятия – 3,1%, по другим причинам – 11,4%. В октябре т.г. коэффициент оборота по приему составил 2,5%, оборот по увольнению – 2,4%, коэффициент текучести рабочей силы – 2,1%. Коэффициент замещения рабочей силы за данный период составил 105,1% [13]. Эксперты Международной организации труда (далее - МОТ) утверждают, что тенденция к росту безработицы на мировом рынке труда в 2014 году сохранится: только за 2013 год количество безработных возросло на 5 миллионов человек, а к 2016 году эта цифра приблизится более чем к 200 миллионам [14]. Эти шокирующие на первый взгляд цифры могут являться своего рода предсказанием МОТ о росте сокращений рабочих мест, расторжений трудовых договоров в будущем, и, следовательно, может возрасти количество нарушений трудовых прав работников. Потому как сокращение рабочих мест идет в ногу с незаконным расторжением трудового договора по инициативе работодателя, следует заключить: идет сокращение «не - угодных» работодателю работников.

Нельзя не согласиться с мнением А.М. Куренного, который считает, что нормальная предпринимательская деятельность граждан и иных ее субъектов, цивилизованные отношения в сфере труда возможны лишь при наличии определенных традиций в этой сфере и при условии взвешенного подхода государства к решению возникающих в этой сфере проблем, что в немалой степени определяется состоянием правовой культуры всех участников этой деятельности [8, с.240].

Современные работодатели Казахстана в большей степени озадачены вопросами, связанными с усилением конкурентной борьбы предпринимателей за охват и расширение рынка сбыта, что порой негативно отражается на защищенности работников, ослабляя ее. Стремление работодателя к росту экономических показателей бизнеса и естественно минимизации его издержек, как правило, приводит к пренебрежению интересами работников. Эти пренебрежения в основном связаны с урезанием принадлежащих работнику социальных благ, сокращением переменной части заработной платы, незаконным расторжением трудовых договоров по инициативе работодателя, не соблюдением установленного трудовым законодательством РК норм рабочего времени и времени отдыха и т.д. Все это сказывается на увеличении числа нарушений трудового законодательства, следовательно, нарушений трудовых прав и увеличивается количество лиц, нуждающихся в защите своих трудовых прав.

Как отмечают Т.М. Абайдельдинов и Б.Т. Жумагулов, «последние изменения, происходящие в трудовом законодательстве РК, вызванные, в первую очередь, с принятием Трудового кодекса РК (далее - ТК РК) и некоторых отдельных нормативных правовых актов в сфере регулирования социально трудовых отношений, обусловлены, прежде всего, объективными потребностями общества в регламентировании отношений с наймом рабочей силы в условиях рыночной экономики». Так же авторы указывают, что «принятие законодательным органом Республики Казахстан ТК РК, а также является важным шагом в деле построения демократического, светского, правового и социального государства, так как Трудовой Кодекс РК определил не только цели и задачи трудового законодательства в современных экономико-политических условиях становления рыночных отношений, но и провозгласил приоритетные принципы, отражающие международные стандарты в сфере труда, установил новые положения и институты, ранее не имеющие место ни в Законе Республики Казахстан «О труде в Республике Казахстан», ни в иных нормативных правовых актах» [15, с.10,11]. Представляется верным выводы авторов.

Конституционные права и свободы в сфере труда работников и работодателей являются объектом защиты. Для защиты экономических прав от государства требуются активные действия: принятие и реализация социально-экономических программ, проведение эффективной социальной политики. В наибольшей степени в защите нуждаются социально-трудовые права, которые стороны реализуют, вступая в трудовое правоотношение. Государство не должно снимать с себя обязанности по разработке и реализации государственной политики в области труда и занятости в форме национального проекта [6, с.93]. Ведь одним из фундаментальных направлений деятельности государства является совершенствование его социальной политики [17, с. 1].

Так, в 2011 году Правительством РК была разработана и утверждена программа «Дорожная карта занятости-2020». Основанием для ее разработки послужило Послание Президента Республики Казахстан народу «Стратегия Казахстан – 2050». В нем глава государства назвал безработицу одной из главных угроз и прямо указал на меры, которые необходимо предпринять для решения этой проблемы в Казахстане. В частности, Нурсултан Назарбаев отметил: «Фактическое трудоустройство должны обеспечивать все программы, реализуемые в стране, – и государственные, и отраслевые, а не только какая-то их часть. Поэтому поручаю Правительству и акимам уже в 2013 году интегрировать все ранее принятые программы по развитию предпринимательства и поддержке бизнеса, разработать механизмы выделения бюджетных средств в те регионы, где наблюдается высокий процент безработных и людей с низкими доходами» [18].

В ходе реализации задач, поставленных в «Дорожной карте занятости-2020», к 2016 году планируется достижение следующих результатов: уровень бедности должен быть не выше 6%; уровень безработицы – не выше 5%; доля продуктивно занятых в общем числе самостоятельно занятого населения должна увеличиться до 64,5%. Данная программа включает в себя необходимые в современных условиях оперативные меры реагирования в случае ухудшения ситуации в мировой экономике, а также системные меры по обеспечению продуктивной занятости казахстанцев.

Реализация «Дорожной карты занятости-2020», в первую очередь, направлена на повышение эффективности казахстанского рынка труда, обучение, трудоустройство, содействие в открытии и расширении собственного дела по месту жительства, а в случае отсутствия таких возможностей - на содействие добровольному переезду из населенных пунктов с низким экономическим потенциалом в населенные пункты с высоким экономическим потенциалом и центры экономического роста с целью расширения доступности продуктивной занятости. «Дорожная карта» является логическим продолжением «Программы занятости-2020», принятой в 2011 году [18]. В настоящее время необходимо наличие активной позиции государства в сфере защиты трудовых прав, в том числе и для эффективного существования рыночной экономики.

Е.Н. Нургалиева отмечает, что регулируя волевые общественные отношения, государство воздействует на волю субъектов права строго ограниченным числом приемов и способов, которые в свою очередь определяются характером подвергающихся правовой регламентации общественных отношений, т.е. предметом регулирования [19, с.3].

Трудовое право с самого своего появления имело социальное назначение. Это объясняется тем, что задачей этой отрасли права изначально являлось такое правовое регулирование отношений, связанных с применением наемного труда, которое обеспечило бы, с одной стороны, равенство сторон при заключении соответствующих договоров и учет их интересов, а с другой – необходимость защиты экономически более слабого работника от экономически более сильного работодателя [6, с.241]. Государство в свою очередь гарантирует каждому, чьи права и свободы были нарушены, право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено официальными лицами [20, с.422].

Безусловно, было бы большой ошибкой рассматривать вопросы регулирования отношений в сфере труда в отрыве от общих проблем макро и микроэкономики, от социальных проблем. Любые проблемы могут и должны решаться лишь в комплексе. Тем не менее, каждая из отраслей законодательства имеет свои специфические методы воздействия на регулируемые ею общественные отношения. В этом плане трудовое право продолжает выполнять свою специфическую роль [8, с.32]. В юридической литературе не раз подчеркивалось, что возникновение трудового права, как самостоятельной отрасли, является следствием его социального предназначения, выражающим потребности защиты права на труд как естественного права человека. Но осознание этой сущности пришло к человечеству через сложные этапы формационного развития. Сама потребность объективирования естественных прав в сфере труда проявилась в условиях определенной стадии в эволюции общественного труда [21, с.17].

Современные исследователи проблем прав человека называют следующие этапы в их периодизации: первый - зарождение идеи (со второй половины 5 в. до н. э.) и формирование учения о правах человека (с Нового времени); второй - позитивное закрепление прав человека как системного образования (со второй половины 18 в.); третий - социализация прав человека (конец 19 начало 20 в.); четвертый этап - интернационализация прав (с середины 20 столетия); пятый этап - глобализация прав человека (на рубеже 20-21 вв.) [22, с.128]. На основании вышеуказанной периодизации, можно сделать вывод, что сама идея о защите трудовых прав зародилась в периоде социализации прав человека, т.е. в конце 19 и в начале 20 века.

Под влиянием стремительно нарастающих социальных конфликтов, преобразования идеи прав человека к середине 19 в. государство уже не могло безучастно созерцать бедственное положение рабочего класса и официально не реагировать на его выступления и требования. К этому времени для общества уже вполне прояснились все предпосылки защиты права на труд как самостоятельной имущественной и духовной ценности: наемный труд обособлялся в качестве отдельной экономической и юридической категории, признание его значимости связывалось с потребностями промышленного производства, объективировалась и главная угроза его неприкосновенности как следствие жесточайшей эксплуатации его носителей. Глубокая характеристика причин и следствий нещадного угнетения трудящихся масс при капитализме была дана в трудах теоретиков социалистической идеи. Исследуя статистические данные о положении рабочих середины 19 в., К. Маркс отмечал, что в Англии и Шотландии худшие из уголовных преступников - каторжники - работают гораздо меньше и питаются гораздо лучше, чем английские и шотландские сельскохозяйственные рабочие [23, с.6]. Протестуя против присвоения капиталистами прибавочного продукта непосредственных производителей, К. Маркс и Ф. Энгельс выступили за освобождение наемного труда с позиции теории социализма, доказывая, что губительное истощение духовной и физической энергии пролетариев может быть преодолено при переходе общества к новой формации, основанной на коллективной форме собственности на средства производства. При этом, по их мнению, было неизбежно изменение социального назначения труда [21, с.35].

Ф. Энгельс писал: возможен новый общественный строй, при котором средства для существования, пользования радостями жизни, получения образования и проявления всех физических и духовных способностей в равной мере, со все возрастающей полнотой будут предоставлены в распоряжение всех членов общества благодаря планомерному использованию и дальнейшему развитию уже существующих огромных производительных сил, при одинаковой для всех обязанности трудиться. Общеизвестными стали тезисы классиков социалистической демократии о том, что свободное развитие каждого является условием свободного развития всех. Французский социалист Шарль Фурье писал, что провозглашенные права в условиях господства частной собственности не станут реалиями, не будучи обеспеченными правом на труд. Зарождение и распространение в 19 в. марксизма во многом способствовало тому, что общество в этот период вплотную приблизилось к внедрению механизмов защиты права на труд, что в первую очередь проявилось в создании юридических регламентаций об отношениях по поводу применения наемного труда [21, с.36].

В странах Запада первые акты трудового законодательства начали приниматься еще в средние века, а уже вначале XIX в. в передовых европейских странах были легализованы профсоюзы, начали создаваться фабричные инспекции, вводилось законодательное ограничение применения детского и женского труда. В Конституции Франции 1848 г. уже провозглашалось право на труд [24, с.92]. Первые, хотя и очень робкие попытки государственного регулирования трудовых отношений были предприняты в Англии [25, с.16]. Е.Б. Хохлов справедливо полагает данный период весьма значимым для формирования трудового права как особой отрасли [26, с.18].

Принимая во внимание вышеуказанное можно сделать вывод, что трудовое право, как отрасль права, появилось именно с целью защиты прав трудящихся. Появилось и развивалось оно в рамках гражданского права, а главной причиной обособления трудового права и выделения его в качестве отдельной отрасли права является его главная функция необходимость реализации защитной функции трудового права.

В тоже время построение настоящего правового, социального государства невозможно без конкретных действий, направленных на совершенствование и реализацию юридических гарантий в сфере труда и применение новых, результативных способов и форм защиты, трудовых прав работников. Т.Ю. Коршунова отмечает, что, в частности они должны сочетаться с соответствующей юридической деятельностью негосударственных образований (адвокатов, профсоюзов, других общественных ассоциаций, трудовых коллективов, комиссий по трудовым спорам и т.д.), то есть в разрешении задач по защите трудовых прав должны быть включены и атрибуты гражданского общества, как устойчивой системы социальных связей, в которой оформляются и реализуются экономические, профессиональные, культурные и иные повседневные интересы людей [27, с.35,36].

Прежде всего, о защите права принято говорить при общей характеристике конституционного строя правового государства в связи с необходимостью признания, соблюдения и защиты прав личности как его главной задачи, при выяснении ценностных качеств права [28, с.53]. При этом под правовым государством подразумевается государство, которое опирается на право при регулировании отношений с участием, как своих подданных, так и внутренних организационных отношений, отношений между государством и его подданными [29, с.177].

Правовое государство не ограничивается принятием и провозглашением нормативных предписаний. Оно уделяет большое внимание обеспечению того, чтобы они в обязательном порядке претворялись в жизнь, чтобы они реально направляли действия и поступки всех физических и юридических лиц, государственных и общественных органов, предприятий, учреждений и организаций. Правореализующее направление деятельности государства относится к числу приоритетных, в связи с чем «бумажное», недействующее законодательство сведено к минимуму, тогда как в этатистском государстве его «завалы» никто не старается даже расчищать. Поскольку каждый субъект общественных отношений убежден, что действующие нормативные акты государственных органов надо обязательно выполнять (иное просто исключается), поскольку это способствует созданию особой обстановки незыблемости правопорядка и препятствует распространению юридического нигилизма в обществе и пренебрежительного отношения людей к праву [30, с.326,327]. В случае обнаружения нарушений правопорядка (особенно нарушений прав и свобод граждан) незамедлительно вводится механизм правового регулирования и правовой защиты [30, с.329].

Необходимость глубокого изучения защиты прав давно осознана учеными [31, с.150]. Как справедливо отмечает А.В. Яковлева, попытки основательно разобраться в его содержании предпринимались еще в советский период, но они не принесли результатов, которые бы поставили точку в научных поисках, - трудности в определении термина до сих пор имеют место. Советские ученые указывали на отсутствие определения понятия защиты трудовых прав работников, как в трудовом законодательстве, так и в научной литературе и, стремясь восполнить данный пробел, трактовали защиту трудовых прав с различных позиций. На современном этапе наука трудового права также не дает однозначного определения данному термину, а современные ученые, как и исследователи советского периода, не сходятся в едином понимании его основных характеристик [32, с.13]. Несмотря на множественность, а иногда и противоречивость научных взглядов на рассматриваемую проблему, науке трудового права советского периода все же удалось выработать более или менее правильное на наш взгляд представление о защите трудовых прав, сторонниками которого было большинство ученых вышеуказанного периода.

В советской науке трудового права, по нашему мнению, господствующей была концепция, которая четко разграничивала два понятия - защиту и охрану трудовых прав. Хотя некоторые ученые отмечали, что в юридической литературе они часто употреблялись как синонимы, тем не менее, выделение понятия защиты наряду с охраной трудовых прав представлялось им правильным [33, с.106]. Охрана прав, по мнению сторонников данной точки зрения, обеспечивается всей системой государственных и общественных органов, осуществляющих правоохранительные функции [34, с.3]. И представляет собой широкую систему мероприятий, включающих контроль и надзор со стороны компетентных органов [33, с.105]. Правоохранительная деятельность понималась советскими учеными как процесс, завершающий этап которого приходился на восстановление нарушенного права. Именно под восстановлением нарушенного права ученые и понимали защиту права [34, с.9].

Таким образом, основное назначение охраны прав советские ученые видели в предупреждении нарушений субъективных прав, а понятие защиты входило в понятие охраны трудовых прав работников. Следовательно, защита являлась одним из способов охраны трудовых прав работников.

Необходимость применения защиты, считали они, возникает всякий раз, когда налицо факт нарушения субъективного права, которое поэтому нуждается в восстановлении, ведь защита, в первую очередь, предполагает восстановление нарушенного права и применение мер воздействия к нарушителю [33, с.106]. Цель же защиты прав, по их мнению, состоит в обеспечении управомоченному субъекту реальной возможности осуществить в условиях нарушения, принадлежащие ему права, т.е. в предоставлении такой возможности, при которой субъект оказался бы в состоянии пользоваться социальным благом, выступающим объектом нарушенного права [35, с.44].

Особый интерес вызывает, смысл понятия защиты трудовых прав работников, который вкладывали ученые советского периода. Так, например, М.Е. Мариненко выделял защиту в широком и узком смысле. Защита трудовых прав в широком смысле - это деятельность компетентных органов, уполномоченных разрешать трудовые споры, которая охватывает все стадии процесса и направлена на пресечение трудовых правонарушений, восстановление нарушенных или оспариваемых прав. Защита же трудовых прав в узком смысле - непосредственное восстановление нарушенных или оспариваемых прав, осуществляемое уполномоченными органами в установленной процессуальной форме [34, с.5,6]. Этой позиции придерживались многие советские ученые, которые, в свою очередь, также выделяли широкий и узкий смысл понятия защиты трудовых прав работников, но уже в собственной интерпретации.

Наиболее верным, на наш взгляд, является мнение С.С. Алексеева, который считал, что правовой механизм регулирования трудовых отношений (исходя из основных функций права) включает в себя две составляющие: регулятивную и охранительную. В научной литературе защита субъективных прав (несмотря на многоплановость и многомерность данной категории) чаще всего рассматривается как одна из юридических гарантий осуществления прав в случае их нарушения. В этой связи теоретики права отмечают, что такая защита реализуется именно в рамках охранительного правоотношения, где главная цель обеспечивается осуществлением юридической обязанности и интересов управомоченного [31, с.98,99]. То есть речь идет об охранительном субъективном праве на защиту, которое включает в себя и характеристику способов подобной защиты. В науке трудового права также принято именно через охранительную функцию определять механизм защиты субъективных трудовых прав и свобод [36, с.48].

Если в советской науке трудового права было определенное понимание сущности защиты трудовых прав работника, то ученые нашего времени, к сожалению, не имеют определенного, общего понимания вышеуказанного термина. На наш взгляд, это связано с тем, что трудовое право, как отрасль права, претерпевает определенные изменения, т.е. изменения, связанные с экономикой, развитием и изменением общества в целом. Меняется общество, соответственно изменяется и законодательная база, а это, в свою очередь, приносит изменения в имеющиеся научные парадигмы. Как показывает практика, современное трудовое право активно реформируется, так ТК РК с момента принятия, т.е. 2007 года претерпел множество существенных изменений, а все это является причиной многочисленных вариантов разъяснения норм трудового законодательства.

Нельзя не согласиться с мнением С.Ю. Головиной, которая считает, что изменения в понятийном аппарате обусловлены возникновением новых явлений в правовой деятельности, ликвидацией или заменой устаревших понятий, изменениями в содержании понятий или уточнением значения терминов [37, с.30].

При определении понятия «защита» прав, свобод и законных интересов, употребляемого различными отраслями права, отсутствует единый подход, что является одной из предпосылок отсутствия единого представления об этой важной правовой категории и предопределяет различное толкование рассматриваемого понятия. Не останавливаясь подробно на значимости рассматриваемого явления, нетрудно заметить, что защита прав, свобод и законных интересов так же, как и охрана прав, неодинаково рассматривается специалистами не только в области различных отраслей права, но и внутри одной отрасли [38, с.130].

Так, трудовому праву также свойственно наличие различных позиций по вопросу, связанному с определением рассматриваемого понятия, его содержания. Диапазон их довольно широк (встречаются самые разнообразные определения). В частности, понятие «защита» трудовых прав работников определяется в широком и узком смысле слова [39, с.383]. В широком значении определение этого понятия, сформулированного В.Н. Толкуновой, «Это, установление на федеральном уровне высокого уровня условий труда, которое дополняются региональным трудовым законодательством и в договорном порядке коллективными договорами, соглашениями, трудовыми договорами, и активным развитием производственной демократии как непосредственной, так и представительской, широкая пропаганда трудового законодательства всеми способами через СМИ, лекции» и т.п. Наряду с этим, к ним отнесены обучение работодателей и их представителей с использованием практики и показа эффективных способов защиты от трудовых правонарушений, обучение трудящихся культурно бороться за свои трудовые права [40, с.251].

Не оспаривая важность самих элементов, включенных в содержание понятия, следует заметить, что в данном случае наблюдается смешение понятий «охрана», «защита» прав, свобод и законных интересов. В широком значении определение этого понятия, сформулированное В.Н. Толкуновой, представляет собой не что иное, как реализацию защитной функции трудового права. Справедливости ради следует признать, что В.Н. Толкунова, предложив перечень средств охраны права, свойственных трудовому праву, привлекла внимание ученых к необходимости постановки и разработки проблем, сопряженных с охраной правовых норм, изучению и анализу средств охраны с позиции ее эффективности. Однако с выводом, что перечисленные автором средства являются средствами защиты права, согласиться не представляется возможным, если оценивать его с позиции общей теории права, а также разработок, имеющихся в области гражданского и гражданского процессуального права [40, с.131].

В узком значении «защита», по мнению В.Н. Толкуновой, представляет собой не только «обеспечение соблюдения трудовых прав, защиту оберегание их от правонарушения, в том числе и их профилактику», но и «реальное восстановление незаконно нарушенных прав и установление трудовым законодательством и действиями соответствующих органов реальной эффективной ответственности работодателей и их представителей за нарушение трудового законодательства, его неисполнение, т.е. за нарушение трудовых прав работников» [40, с.251].

Принимая во внимание вышеупомянутое нельзя не согласиться с мнением И.А. Костян, которая в свою очередь считает, что предложенные определения В.Н. Толкуновой (как в первом, так и во втором случаях) вряд ли можно отнести к понятию «защита» в собственном смысле этого слова. В этом смысле есть основания утверждать, что приведенные элементы защиты трудовых прав, скорее всего, следовало бы отнести к средствам охраны права. Эти определения служат предпосылкой к смешению понятий «охрана» и «защита» прав, свобод и законных интересов и препятствует отграничению защиты трудовых прав от охраны права [38, с.132].

Интересными на наш взгляд являются еще несколько трактовок широкого понимания защиты трудовых прав работников российских ученых. Например, мнение Е.А. Федоровой, которая включает в него любую деятельность государства, общественных объединений и частных лиц, направленную на устранение препятствий в реализации и восстановлении прав человека и гражданина в сфере трудовых отношений, охватывающую правотворчество, применение права, контроль и надзор за соблюдением трудового законодательства, правовое просвещение работников, деятельность общественных объединений (прежде всего профсоюзов) и т.п. [41, с.46]

Так, например Г.П. Арефьев и В.А. Тархов придерживаются точки зрения, что термины защита права и охрана права являются синонимами. К примеру, В.А. Тархов считает, что субъективные права и охраняемые законом интересы охраняются постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Целью охраны является недопущение, предупреждение нарушений права, а к защите права появляется необходимость прибегнуть лишь при его нарушении, оспаривании или угрозе нарушения [42, с.259,260].

Так, Т.Ю. Барышникова не согласна с мнением Г.П. Арефьева, который в свою очередь считает, что рассматриваемые категории пересекаются, поскольку «при осуществлении защиты права присутствует элемент охраны, момент предупреждения правонарушений в будущем, а при осуществлении охранительных мероприятий возможно применение государственно - правового принуждения». Г.П. Арефьев пишет, что охрана осуществляется в рамках охранительных отношений, под которыми он понимает отношения по предупреждению нарушений права, возникающих до наступления правонарушений. Т.Ю. Барышникова не согласна с трактовкой, поскольку охранительное правоотношение возникает в момент нарушения права, и следовательно, применять общее понятие «охрана права», включающее в себя комплекс мер по предупреждению нарушений, в данном случае терминологически неверно [43, с.19,20].

Похожей точки зрения придерживаются А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой которые выделяют три значения термина «охрана прав»: 1) вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав, т.е. меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера; 2) правовые меры охраны в широком смысле, с помощью которых обеспечивается как развитие правоотношений в их нормальном, не нарушенном состоянии, например, закрепление гражданской праводееспособности субъектов, установление обязанностей и т.п., так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов; 3) охрана прав как синоним защиты прав, лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании [44, с.335].

Таким образом, в цивилистике защита прав отождествляется с их охраной только в самом узком смысле этого слова, исключающем понимание в качестве защиты прав применение штрафных санкций к их нарушителям и применение иных мер общепревентивного характера. С точки зрения доктрины частного права субъективное право вообще всегда конкретно и принадлежит конкретному лицу. Поэтому и защита субъективного права возможно только в качестве конкретного права в конкретном правоотношении – это относится как к судебной и административной защите права, так и к его самозащите [41, с.50].

Оригинальной точки зрения придерживается Т.А. Нестерова, которая по вопросу соотношения таких понятий как охрана и защита субъективных прав, придерживается иных позиций и, в первую очередь, обосновывает их самобытность, а во-вторых, по новому через понятие «результат» толкует рассматриваемые категории. По мнению Т.А. Нестеровой, охрана права – это результаты деятельности специальных органов, наделенных полномочиями по обеспечению устойчивости правовых отношений путем выявления, предупреждения, пресечения нарушений и ущемлений, в том числе естественных прав их участников, устранения и минимизации неблагоприятных последствий изменения их состояния, а защита - результат интеграции возможностей, находящихся в распоряжении субъекта права и обеспеченных силой государства, для отражения чужих притязаний, преодоления препятствий и сохранения естественного состояния права, протекающих в определенных стадиях, опосредованных степенью выражения угрозы права [45, с.16,17].

В данной трактовке мы видим, что рассматриваемые понятия представляются в полной мере автономными категориями. Так, сущность данных понятий связывается ученым с ее результатом, а такая категория, как «результат», на наш взгляд, характеризуется с таким качественным состоянием, которое приобретается после совершения некоторых специфических действий, таких как защита. Из вышеуказанных определений вытекает, что охрана является результатом деятельности определенных органов, направленная на предупреждение и пресечение правонарушений, а защита, в свою очередь, является деятельностью субъекта права.

Раскрывая понятие защиты трудовых прав работников, нельзя не согласиться с мнением Т.А. Нестеровой о том, что защита прав как правовое явление имеет множество измерений (например, как элемент субъективного трудового права, как универсальная межотраслевая правовая категория и т.д.) [45, с.6]. Вышесказанное стало причиной для рассмотрения защиты трудовых прав в научной работе А.В. Яковлевой лишь в тех аспектах, которые необходимы для комплексного уяснения научной проблемы, а именно: 1) как функция трудового права; 2) как деятельность уполномоченных субъектов; 3) как новый комплексный институт трудового права [32, с.21,22], что на наш взгляд является верным.

Хотя некоторые ученые зачастую употребляли понятия защиты и охраны как синонимы, некоторые из них все-таки выделяли понятие защиты по сравнению с охраной трудовых прав, имели место и высказывания вплоть до отрицания необходимости их существования. Примером может послужить мнение Т.Б. Шубиной, которая в свою очередь считает, что термин «охрана права» не нужен потому, что он подразумевает установление общего правового режима, который не может носить правоохранительный характер. Охранительные правоотношения не охватываются понятием «охрана», в связи с этим понятие «охрана» не имеет юридического значения и нецелесообразно его использовать для характеристики регулятивных отношений [46, с.17,18].

Противоположного мнения придерживается Е.Н. Нургалиева, которая считает, что охрана труда является одним из главных условий, обеспечивающих стабильную и успешную трудовую деятельность людей. Наемный труд, как совместная деятельность работников, протекающая в чужой хозяйственной сфере, осуществляемая под руководством собственника и в целях удовлетворения, прежде всего его экономического интереса, нуждается в охране: 1) от чрезмерной эксплуатации; 2) жизни и здоровья в условиях энергонасыщенного машинного производства. Охрана труда рассматривается ТК РК как комплексная система безопасности жизни и здоровья наемного работника в процессе его трудовой деятельности [47, с.514].

В публичном праве такие термины как охрана прав и защита прав используются в качестве синонимов, при этом охране подлежат права каждого лица, а не конкретное нарушенное право. Так, ст.7 Кодекса об административных правонарушениях называет задачей административного законодательства «охрану прав, свобод и законных интересов человека и гражданина…» [48]. Так, ст.3 ТК РК определяет целью трудового законодательства Республики Казахстан, правовое регулирование трудовых отношений и иных отношений, непосредственно связанных с трудовыми, направленное на защиту прав и интересов сторон трудовых отношений, установление минимальных гарантий прав и свобод в сфере труда [49].

В тоже время в ст.306 ТК РК установлены основные направления государственной политики в области безопасности и охраны труда, которые и заложили основные принципы института охраны труда в РК. Согласно п.1 ст.1 ТК РК, охрана труда - система обеспечения безопасности жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно - технические, санитарно-эпидемиологические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия и средства [49].

Указанные различия в применении терминов указывают на специфику охранительных отношений в публичном и частном праве. Если частное право направлено больше на восстановление нарушенного права, то публичное направлено больше на предупреждение правонарушений, т.е. на охрану прав не в отношении конкретного человека, а в целом общества. При этом речь идет о смысловых различиях, о преимущественном применении слова. Часто эти два термина используются в юридической науке в различных значениях.

Таким образом необходимо разграничить и определить соотношение терминов «охрана труда» и «защита трудовых прав»:

во-первых, термин «охрана труда» следует понимать в целом как характеристику отрасли трудового права, назначением которого является социальный характер, а с другой стороны как отдельный институт трудового права;

во-вторых, под определением «защита трудовых прав» понимается деятельность по реализации мер, направленных на восстановление нарушенного права, а также устранения препятствий к реализации субъективных трудовых прав субъектов трудового отношения. В последующем именно в этом смысле будет использован термин «защита трудовых прав».

В теории защиты трудовых прав работников как деятельности есть еще одна категория, которая ни советскими, ни современными исследователями не выделялась и не изучалась – виды защиты трудовых прав работников.

В зависимости от того, в какой степени в объективной деятельности выражено посягательство на трудовые права работника нами выделяются следующие виды защиты: 1) прямая (непосредственная) и 2) косвенная (опосредованная). Прямая защита начинается непосредственно после факта совершения правонарушения и выражается в мерах, применяемых для пресечения нарушения прав, их восстановления и привлечения виновных лиц к ответственности. Косвенную защиту мы соотносим с предупреждением нарушения трудовых прав, правозащитной деятельностью на стадии угрозы, то есть тогда, когда нарушения трудового права как такового нет [32, с.37].

Солидаризируясь с мнением А.В. Яковлевой, мы считаем, что защита на современном этапе берет свое начало уже на стадии профилактики (предупреждения) нарушения субъективного трудового права. В качестве профилактической меры может применяться посещение организаций государственными инспекторами труда или прокурорами, осуществление внутреннего контроля по безопасности и охране труда, осуществление общественного контроля за соблюдением трудового законодательства в организации, прохождение обучения работодателем или его представителем трудового законодательства и т.д.

Аналогичным образом защиту трудовых прав работников определяла А.И. Ставцева, понимая под ней «установленные государством, закрепленные в правовых актах средства и способы, при помощи которых осуществляется охрана трудовых прав и интересов. Сюда же отнесено принудительное восстановление их в случае нарушения и возмещения причиненного при этом материального ущерба и морального вреда в объеме, определенном законом» [50, с.14].

По мнению А.И. Ставцевой, защитная функция состоит из совокупности мер не только по предупреждению, предотвращению, но и устранению причин, которые и порождают нарушения законности, в том числе ответственность должностных лиц, нарушивших трудовые права или не исполнивших своих юридических обязанностей.

Свои выводы она аргументировала наличием в трудовом законодательстве правовых норм, которые обеспечивают защиту прав и интересов не только работника, но и организаций (объединений) работников (профессиональных союзов), представляющих и защищающих трудовые права и материальные интересы своих членов, заключения коллективных договоров и соглашений о труде на различных уровнях. Кроме того, она полагала, что защита прав обеспечивается также установлением на федеральном уровне социальных гарантий трудовых прав работников с учетом определенной дифференциации [50, с.14].

Такой трактовке возразила И.А. Костян, которая отмечает, что предупреждение правонарушения имеет место в отсутствие правонарушения, в отсутствие противоправного посягательства на подлежащие защите права, свободы и законные интересы (т.е. когда, по сути, нечего еще защищать). Это определение скорее характерно для понятия «охрана» права, сформулированного в собственном значении этого слова. Поэтому есть основания отнести перечисленные выше средства к средствам охраны права, охраны законности и правопорядка [38, с.134].

Следует согласится с позициями А.В. Яковлевой и А.И. Ставцевой, которые относят защитную функцию не только к мерам по предупреждению, предотвращению, но и мерам устранения причин, которые и являются первопричиной нарушения законности.

Одной из таких причин, на наш взгляд, является правовая безграмотность, недостаточность знаний в области трудового права работниками кадрового отдела или как их еще называют менеджеров по кадровому делопроизводству. Кадровик или менеджер по кадровому делопроизводству, отвечает за ведение всей кадровой документации, оформление трудовых книжек, составление трудовых договоров (заключение, расторжение), хранение и учет кадровой документации. В особенности, менеджер по кадрам должен хорошо разбираться в трудовом законодательстве, уметь определять стаж работы, разбираться в наименовании профессий и должностей, правильно определять размер компенсаций и льгот, правильно оформлять документацию, осуществлять контроль над состоянием трудовой дисциплины и соблюдением работниками организации (компании) правил внутреннего распорядка и т.д. Все это невозможно выполнять без соответствующих знаний не только национального трудового законодательства, но и сути международных норм, регулирующих трудовые отношения. К большому сожалению, практика свидетельствует о наличии проблем в кадровых отделах многих предприятий, где работниками данного отдела являются представители различных профессий, а самое нежелательное, они ими иногда руководят. Здесь же и возникают те самые нарушения прав работников, т.е. при расторжении трудового договора выбирают не то основание расторжения трудового договора или без оснований могут привлечь к дисциплинарной ответственности и т.д. Из этого также, возникает необходимость защиты трудовых прав работников.

В качестве подтверждения наличия вышеупомянутых проблем может свидетельствовать следующий случай, произошедший с 200 рабочими, занятых на строительстве трассы Западная Европа - Западный Китай в Кызылординской области.

Так по сообщению Tengrinews.kz, рабочие устроили очередную забастовку, поэтому группа партийного контроля НДП «Нур Отан» за ходом строительства дороги Западная Европа - Западный Китай выехала в область для встречи с руководством компании «Азер корп». По словам М. Абенова, возглавляющего эту группу по Кызылординской области, конфликт возник из-за недостатка в организации работы, слабого взаимодействия руководства компании и рабочих, нарушения трудового законодательства. "Катализатором конфликта выступило снижение администрацией компании дневных норм выдачи топлива для водителей. Основания такого решения не были правильно доведены до работников. Прозвучали и другие вопросы, связанные с правильностью оформления трудовых договоров. Ранее сообщалось, что рабочие компании "Азер корп" пожаловались на низкую зарплату и условия труда [51].

Как отмечает, А.К. Мамбетов, работодатель как субъект трудового правоотношения, обязан через своего представителя создать работникам условия труда, предусмотренные законодательством, коллективным договором и соглашением сторон; обеспечить соблюдение законодательства при решении вопросов, связанных с правом работника на свободный труд (прием, переводы, увольнения и т.д.). Если же работодатель нарушил свои обязанности, то он должен возместить работнику причиненный в связи с этим ущерб [52, с.108].

В качестве мер устранения данной причины мы предлагаем внедрить государственный стандарт профессиональной деятельности работников кадрового отдела или кадрового менеджера, а также внедрить систему обязательной сертификации специалистов кадрового отдела с обязательным подтверждением своего профессионализма каждые пять лет. Целью внедрения стандарта, будет являться повышение качества профессиональной деятельности специалистов кадрового отдела (кадрового менеджмента), формирование социальной ответственности специалистов кадрового отдела (кадрового менеджмента) и т.д.

При наличии желания у кандидата на должность специалиста кадрового отдела будет необходимо пройти соответствующее обучение в центре подготовки и повышения квалификации специалистов кадрового отдела. В данном центре можно получить или повысить знания в области трудового права РК, международного трудового права, HR менеджмента, кадрового делопроизводства и только после прохождения обучения может претендовать на эту должность. Тем самым, мы сможем существенно сократить количество нарушений трудовых прав работников, возникающих в результате действий или бездействий специалистов кадрового отдела, и избавиться от одной из причин нарушений конституционных трудовых прав работников.

Подобный опыт имеется в некоторых зарубежных странах, таких как: Германия, Канада, США, Великобритания. В Канаде общенациональные профессиональные стандарты специалиста в области кадрового менеджмента существует с 1997 года. В Германии специалисты Ассоциации управления персоналом DGFP, действующей с 1959 г., изучив системы профессиональных стандартов других стран, в 2003-м разработали свою национальную систему стандартов.

Американская модель профессиональных стандартов управления персоналом была разработана ведущей ассоциацией HR – менеджмента в США – Обществом управления человеческими ресурсами (Society for Human Resources Management – SHRM). Это крупнейшая в стране организация специалистов по кадровому менеджменту, членами которой сегодня являются 300 тыс. человек, в том числе значительное количество из-за рубежа. Общество создало собственный Сертификационный институт управления человеческими ресурсами (Certification Human Resources Institute - CHRI), который, в свою очередь, организовал тестовый центр, где и были разработаны стандарты деятельности HR – менеджера. Стандарты ориентированы в большой мере на практический опыт управления персоналом и разделены на три уровня:

1. Профессионал в управлении персоналом (Professional in Human Resources - PHR).

2. Старший профессионал в управлении персоналом (Senior Professional in Human Resources - SPHR).

3. Профессионал в области международного HR – менеджмента, или «глобальный» профессионал ( Global Professional in Human Resources - GPHR) [53].

Стандарты первых двух уровней (PHR и SPHR) были разработаны в конце 80-х гг. С тех пор они неоднократно обновлялись. Каждые пять лет CHRI проводит исследования, охватывающие все области кадрового менеджмента, в них принимают участие до 6000 специалистов по управлению персоналом. На основе полученных результатов разрабатываются и вносятся изменения в профессиональные стандарты. Стандарт третьего уровня (GPHR) появился лишь в начале нового тысячелетия. Тем не менее, из почти 83 тыс. членов Общества управления человеческими ресурсами, имеющих сертификат (по двум уровням), подобный документ, подтверждающий знание стандартов в сфере международного управления персоналом, получили уже более 35 тыс. человек. Это доказывает, что данная область профессии актуальна, а глобализация и рост числа международных компаний поддерживает спрос по кадровому менеджменту, умеющих работать в транснациональных организациях [53].

Особого внимания также требует вопрос о месте защиты трудовых прав в механизме правового регулирования трудовых отношений.

Интересным на наш взгляд является мнение Е.А. Федоровой, которая отмечает в своей научной работе о том, что: в сложившемся в теории права традиционном понимании механизма правового регулирования защите субъективных прав и, в частности, защите трудовых прав работников, не уделяется должного внимания. В случае правонарушения акцент делается не на защите нарушенного права, а на юридической ответственности. Это представляется неправильным, поскольку защита трудовых прав возможна с помощью средств правового принуждения, не являющихся ответственностью в строгом смысле этого слова (например: предписание инспектора об устранении нарушений трудового законодательства). В связи с этим ряд сложившихся теоретических положений относительно механизма правового регулирования требуют доработки, смещение акцентов с негативных правовых последствий (ответственности) к позитивным (восстановление правопорядка, защита нарушенных прав) [41, с.54].

Ответственность, как отмечает Е.А. Федорова, является лишь одним из способов восстановления правопорядка и даже не охватывает всех существующих форм защиты трудовых прав. Хотя при этом любая ответственность за нарушение трудовых прав работников может рассматриваться в качестве их защиты. Защита трудовых прав работников происходит в рамках охранительных правоотношений, возникающих в связи с совершением правонарушений. Эти правонарушения в рамках трудового права имеют ряд специфических особенностей, которые не характерны для иных отраслей права. Одна из этих особенностей – сочетание применения и использования права при осуществлении правового принуждения для защиты нарушенного права. При этом государство в лице судов и административных органов выполняет правоприменительную (юрисдикционную) функцию. Самозащиту права применением права в строгом смысле считать нельзя, это лишь использование права, хотя данная форма и имеет выраженный охранительный характер. При коллективной и общественной защите трудовых прав работников возможно как применение права уполномоченными юрисдикционными органами, так и использование прав, предоставленных трудовым коллективам и общественным объединениям. Причем использование права в такой ситуации ограничено правилами процедуры и тесно переплетено с его применением [41, с.55].

На наш взгляд, особенностью охранительных отношений, в которых осуществляется защита, является многообразие форм и способов защиты. К примеру, одно и то же нарушение трудовых прав может стать объектом, как судебного разбирательства, так, согласительной комиссии, рассматривающей трудовые споры. В тоже время может коллективно защищаться профсоюзом организации, (если имеется профсоюз), а также органами, осуществляющими контрольные и надзорные функции. То есть одно и то же дело может оказаться параллельно в производстве различных государственных и общественных организаций и к тому же, в большинстве случаев, движение дела не определяется единым решением, поскольку отсутствует согласованность друг с другом.

Использованные нами мнения являются свидетельством того, что еще в советский период ученые цивилисты признавали существование такого особого вида общественных отношений, регулируемых нормами трудового права, отличительными особенностями которых являлся охранительный характер, а также эти отношения, как правило, были направлены на защиту и восстановление нарушенных трудовых прав. Полагаем, что на современном этапе охранительные отношения можно вполне соотнести с указанными отношениями по защите трудовых прав работников.

Так, отношения по защите трудовых прав работников представляют собой единую группу общественных отношений, которые могут быть выделены в самостоятельный институт трудового права.

На наш взгляд, трудовое право имеет некоторую специфическую особенность, которая проявляется в сочетании элементов как публичного, так и частного права. Это проявляется в осуществлении государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства в виде защиты трудовых прав работников. Государственная инспекция труда, к примеру, решает больше общесоциальные задачи, нежели частноправовые. Деятельность государственной инспекции труда направлена на защиту не только прав конкретных работников, обратившихся за защитой нарушенного права, но и направлена на защиту трудовых прав всех членов общества.

Так, ст.329 ТК РК содержит принципы деятельности, и основные задачи государственной инспекции труда, где указано, что деятельность государственной инспекции труда осуществляется на основе принципов уважения, соблюдения и защиты прав и свобод работников, законности, объективности, независимости и гласности. Основными задачами государственной инспекции труда являются: обеспечение государственного контроля за соблюдением в организациях трудового законодательства Республики Казахстан; обеспечение соблюдения и защиты прав и свобод работников, включая право на безопасные условия труда; рассмотрение обращений, заявлений и жалоб работников и работодателей по вопросам трудового законодательства Республики Казахстан. Как мы видим, в данной статье задачи ставятся в общесоциальном масштабе, и имеют публично-правовую природу [49].

Кроме того, следует учитывать, что современная юридическая наука признает обще превентивное значение не только «карательной», но и «правовосстановительной» ответственности. В науке трудового права вопрос о возможности применения «штрафных» видов ответственности в качестве защиты трудовых прав не решен. Представляется, что ответ на этот вопрос зависит от того, можно ли считать способом защиты трудовых прав «предупреждение» их нарушений путем применения соответствующих санкций к нарушителям.

Анализ трудового законодательства приводит к положительному ответу на этот вопрос. [42, с.51].

Основным средством правового принуждения госинспектором труда является возможность привлечения правонарушителей к административной ответственности. Ни в коем случае нельзя признавать защитой трудовых прав применение административных санкций и в тоже время не признавать применение уголовных санкций. Следовательно, привлечение виновных лиц в нарушении трудового законодательства к уголовной ответственности следует также рассматривать в качестве защиты трудовых прав работников. Так, вновь принятый УК РК содержит четыре статьи, посвященных нарушениям трудового законодательства, т.е. от ст.154 до ст.158, которые предусматривают уголовную ответственность за нарушение трудового законодательства.

В ст.24 Конституции Республики Казахстан говорится, что каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой-либо дискриминации, а также на социальную защиту от безработицы [1]. Нарушение этого права может повлечь уголовную ответственность при определенных обстоятельствах. Данное преступление посягает на общественные отношения, обеспечивающие соблюдение законности в трудовых отношениях независимо от их форм собственности. Потерпевшими в результате нарушения правил охраны труда, могут быть не только постоянные рабочие и служащие предприятий, организаций или учреждений, но и лица, временно работающих на них [54, с.363, 364].

Как нам известно, в 2007 году с принятием ТК РК была проведена реформа трудового законодательства, но как показывает практика, ТК РК нуждается в дополнении нормами, касающимися защиты прав работников. Многие вопросы, непосредственно регулирующие и влияющие на положение работников в трудовых отношениях, связанных с защитой трудовых прав, не нашли четкой законодательной регламентации. Подтверждением тому может являться тот факт, что в глоссарии Трудового кодекса РК отсутствуют такие важные, на наш взгляд, понятия как «защита трудовых прав», «способы защиты трудовых прав», в тоже время сам термин и понятие «защита трудовых прав» уже давно существует в науке трудового права.

Вместе с тем, термин «защита права» достаточно часто по-своему используется в нормативных правовых актах различных отраслей национального права. Так ст. 9 и 10 Гражданского кодекса РК от 27 декабря 1994 года посвящены вопросу защиты гражданских прав и на наш взгляд в полной мере раскрывает его. Глава 2 кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» от 26 декабря 2011 года полностью посвящена вопросу осуществления и защиты брачно-семейных (супружеско-семейных) прав. Статья 8 гражданского процессуального кодекса посвящена судебной защите прав, свобод и законных интересов лица участвующего в гражданском процессе и только п.19 ст.7 Уголовно-процессуального кодекса посвящена вопросу защиты права, где дается следующее определение: «защита» - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной защиты в целях обеспечения прав и интересов лиц, которые подозреваются в совершении преступления, опровержения или смягчения обвинения, а также реабилитации лиц, неправомерно подвергшихся уголовному преследованию.

На основании вышеизложенного, возникает вполне логичный вопрос, почему законодательная власть обходит вниманием столь важный и актуальный аспект как «защита трудовых прав» при принятии Трудового кодекса РК или же в Республике Казахстан субъекты трудового правоотношения не нуждаются в защите?

К сожалению, приходится констатировать, что права человека в сфере труда в действительности не заняли пока достойного места в нашем обществе. Их нарушения носят массовый характер (несвоевременная выплата заработной платы, нарушения права на охрану труда, незаконное расторжение трудового договора и др.). Доказательством тому может служить информация, взятая с официального сайта генеральной прокуратуры. Так, в результате проверки органами прокуратуры только в Западно-Казахстанской области (далее - ЗКО) выплачена задолженность по заработной плате свыше 196 млн. тенге. Как отметил заместитель прокурора ЗКО, за 2014 год органами прокуратуры области проведено 16 проверок соблюдения трудового законодательства, в которых выявлено 3 164 нарушения законности. На сегодняшний день органами прокуратуры выявлена задолженность в девяти предприятиях области на сумму 52 млн. тенге перед 416 работниками [55].

Далее, Дружбинской транспортной прокуратурой на постоянной основе анализируется ситуация в сфере соблюдения трудовых прав граждан на поднадзорной территории, в ходе которого в деятельности филиала АО «Кедентранссервис» на ст. Достык выявлены нарушения налогового, трудового и пенсионного законодательства. Так, установлено, что руководством филиала вместо трудовых договоров заключаются договора о возмездном оказании услуг. Заключая подобные договоры, филиал уклоняется от обязательств перед работниками по оплате больничных листов, оплате отпусков, социальных гарантий при наступлении несчастного случая, а также по уплате налогов и других платежей в бюджет (обязательные пенсионные взносы, социальный налог, а также социальные отчисления), предусмотренные трудовым и налоговым законодательством РК. Указанные нарушения законности приобрели систематический характер. Всего (по состоянию на 12.11.2013 г.) филиалом в 2012 году и в истекшем периоде 2013 года были заключены аналогичные договоры с 683 работниками, сумма неуплаченного социального налога за эти периоды составила 12 482 533 тенге, социальных отчислений 10 335 597 тенге, обязательных пенсионных взносов 22 891 402 тенге [56].

В результате несоблюдения трудового законодательства существенный вред получает не только простой работник, но и государство в виде недополученных налогов, а также нужно учесть, что эти цифры выявлены в результате проверки прокурорами только в одном филиале.

Следующим образом выглядят сведения, содержащееся на официальном интернет ресурсе Министерства труда и социальной защиты населения РК о просроченной задолженности по заработной плате по состоянию на 31 января 2014 года: в целом по стране 738, 5 млн. тенге, тройку лидеров возглавляет город Алматы 150,1 млн. тенге, Карагандинская область 126,2 млн. тенге и на третьем месте ВКО 87,3 млн. тенге [57].

Принимая во внимание вышеизложенную статистику, следует полагать, что крайне необходимо преодоление декларативности конституционных установок, связанных с защитой прав человека и гражданина. Основная направленность мер состоит в необходимости создания результативных механизмов государственного воздействия на недобросовестных работодателей и разработки механизма самостоятельной защиты работником своих конституционных прав в сфере труда (т.е. способов защиты трудовых прав работников).

В связи с отсутствием единообразия и юридической определенности, такое положение является неприемлемым для поддержания должного правопорядка. Следовательно, вопрос о согласовании деятельности различных субъектов трудового права остается весьма актуальным.

В связи с этим полагаем, что необходимо в трудовое законодательство включить нормы, регламентирующие способы защиты трудовых прав работников. К тому же, государство должно обеспечить работникам правовую возможность эффективной борьбы за свои права и экономические интересы в сфере труда, т.е. создавать соответствующие правовые нормы и предоставлять гарантии их эффективного использования.

С практической точки зрения, также важно правильное разъяснение и применение норм о защите трудовых прав работников только в комплексе и взаимодействии. Основой этой системы является конституционное право работника на защиту своих трудовых прав, свобод и законных интересов всеми не противоречащими закону способами.

В Конституции РК содержатся нормы, отражающие принципиальную позицию законодателя по основным вопросам государственного устройства страны, а также жизнедеятельности всего общества. Именно конституционные нормы определяют будущее всей законодательной базы страны.

Е.Н. Нургалиева отмечает, что главная функция Конституции выражается в служении источником формирования и развития трудового законодательства, которое, в свою очередь, черпает правовые идеи, положения из норм, принципов, идей Конституции. Значение Конституции РК, как основного источника не только конституционного права, но и всех других отраслей права, обусловлено тем, что в ней непосредственно воплощены государственная воля народа, его стремление построить правовое демократическое государство, стать равноправным членом мирового сообщества. Главенствующая роль Конституции РК вызвана также тем, что она обладает юридическим верховенством над всеми иными источниками трудового права, а также тем, что ее содержание предусматривает фундаментальные трудовые права и свободы человека и гражданина, определяющие смысл, содержание и применение всего трудового права [47, с.13,14].

Именно конституционные нормы определяют основы правового регулирования трудовых отношений по защите трудовых прав работников. Так ст. 1 Конституции РК, Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы [1].







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 481. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.03 сек.) русская версия | украинская версия