Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Родительская любовь как единство любви матери и отца




Материнская и отцовская любовь являются составными частями (проявлениями) целостного феномена родительской любви; они на­ходятся в единстве, определяя родительскую любовь как некоторую целостность.

В процессе культурно-исторического развития человека, его ант-ропосоциогенеза, наиболее важные духовные связи, в том числе и любовь к детям, осваиваются при доминирующей роли матери. Лю­бовь матери — первая и наиболее значимая для ребенка сторона ро­дительской любви. Материнская любовь приобретает исключитель­ное значение для ребенка особенно на начальном этапе его жизни, так как этот период является наиболее сензитивным для формирова­ния базовых основ личности и отношения к миру.

Материнская любовь обеспечивает идентификацию как механизм развития личности. В данном случае под идентификацией мы понима­ем «механизм присвоения отдельным человеком всесторонней челове­ческой сущности» (от позднелат. identificatio — отождествление). В пси­хологии термином «идентификация» называют процесс эмоционального и иного самоотождествления человека с другим человеком, группой, образом. В. С. Мухина (1998) различает два вида идентификации:

а) интериоризационная идентификация — обеспечивает само «при­своение» и «вчувствование» в другого;

б) экстрариоризационная идентификация — обеспечивает перенос своих чувств и мотивов на другого.

В. С. Мухина отмечает, что имеется идентификация отношения между матерью и младенцем. «Новорожденный ребенок современно­го человека сохранил этологические признаки лица, которые обус­ловливают возникновение защитных форм поведения у его матери. Кроме того, у младенца очень быстро вырабатывается паралингвис-тическая знаковая система (мимика, особенно улыбки, жесты, вос­клицания и т. д.)» (1986, с. 86). Такие образования формируются на врожденной основе через присвоение ребенком идентифицирующе­го поведения взрослого. Так, уже в первые недели жизни ребенок спо­собен подражать некоторым мимическим действиям, которые ему демонстрируют. С первых недель жизни ребенка учат эмоционально-выразительному отождествлению с другим человеком.

В свою очередь, та элементарная знаковая система, которой ов­ладевает ребенок, стимулирует определенные реакции у матери. Очень часто мать начинает пользоваться детской мимикой и жестами для общения с ребенком. На этом уровне они отождествляют средства общения и достигают определенной степени идентификации. Ребе­нок сам начинает побуждать мать улыбаться и воспроизводить его жесты. Здесь мы наблюдаем отношения развивающейся взаимной идентификации, которая обеспечивает формирование у ребенка чувства доверия сначала к матери, а позднее и к человеку вообще.

Кроме того, В. С. Мухина считает, что идентификационные от­ношения взрослого могут быть двух видов: непосредственные и спе­циально отработанные - представляющие собой техники воздействия на ребенка с воспитательными целями.

Таким образом, общаясь с ребенком, мать с помощью своей люб­ви выступает в качестве посредника, соединяющего ребенка с окру­жающим миром, именно она подготавливает предпосылки для эмо­циональной связи с ним. Материнская любовь способствует возник­новению доверия к миру, что необходимо для нормального психического развития ребенка и является основой для формирования его отношения к людям.

А. Адлер (1999) считает, что мать способствует развитию «соци­ального интереса» у ребенка. Мать, контакт с которой является пер­вым в жизни ребенка, оказывает на него наибольшее влияние, при­лагает огромные усилия к развитию социального интереса, который возникает в отношениях матери и ребенка. Задача матери состоит в воспитании у ребенка чувства сотрудничества, стремления устанав­ливать взаимосвязи и товарищеские отношения. В идеале истинная материнская любовь — это любовь, сосредоточенная на благополу­чии ребенка, а не на собственном материнском тщеславии. Эта здо­ровая любовь проистекает из настоящей заботы о людях и дает воз­можность матери воспитывать у своего ребенка социальный интерес. Выраженность социального интереса оказывается удобным критерием оценки психологического здоровья человека.

Согласно Э. Фромму (2001), специфика материнской любви зак­лючается в ее безусловном характере. Каждый человек испытывает потребность в безусловной материнской любви. Мать любит своего ребенка здорового и больного, успешного и неудачливого, красивого и некрасивого, талантливого и бесталанного. Мать всегда поймет его страдания. Она любит своего ребенка не потому, что он выполнил социальное условие или оправдал надежды, а потому, что это ее дитя. Заслуженная любовь вызывает сомнения и страх, что она может ис­чезнуть; она оставляет ощущение, что тебя любят не таким, какой ты есть, а только за то, что ты угождаешь.

Отсутствие материнской любви либо ее депривация вызывает негативные последствия для личностного развития ребенка, наруша­ется его умственное, физическое, эмоциональное и социокультурное развитие. Детей, лишенных материнской любви, отличает эмоцио­нальная холодность и неспособность испытывать любовь и привя­занность (Р. Берне, 1986; Дж. Боулби, 1991; 3. Фрейд, 1989; Э. Эрик-сон, 1996 и др.).

Интерес к материнской любви в рамках психологических иссле­дований возник в русле двух направлений:

1. При изучении роли матери в развитии личности ребенка (Дж. Бо­улби, 1991; 3. Фрейд, 1989; К. Хорни, 1967; Э. Эриксон, 1996 и др.).

2. В исследованиях, связанных с нарушением психического раз­вития ребенка (Д. Винникотт, 1998, А. Фрейд, 1993 и др.).

В отечественной психологии в рамках второго направления изуча­лись детско-родительские взаимодействия и материнское отношение к ребенку (А. С. Спиваковская, 2000; Э. Г. Эйдемиллер, 1999 и др.).

Вторая составляющая родительской любви - это любовь отца. Еще не появившийся, ожидаемый или новорожденный ребенок уже дает отцу возможность почувствовать наличие «отцовского инстинкта», ощутить себя защитником, продемонстрировать родительскую лю­бовь и привязанность. Любви отца принадлежит значительная роль в развитии личности ребенка независимо от его пола и возраста.

Так, психологические исследования показывают, что при срав­нении детей, выросших с отцами и без них, обнаружено, что дети, выросшие без отцов, часто имеют пониженный уровень притязаний, повышенный уровень тревожности, у них чаще встречаются невро­тические симптомы. Отсутствие отца отрицательно сказывается на учебе и самоуважении детей. Дети «холодных» отцов чаще бывают застенчивы, тревожны, их поведение более антисоциально. Напро­тив, эмоциональная близость с отцом положительно отражается на ребенке. В серии исследований мальчиков в возрасте от 6 до 11 лет, которых растили отцы, сравнивали с мальчиками, живущими с ма­терями, и детей из полных семей. Мальчики, которые жили с отца­ми, проявляли лучшую адаптацию в различных жизненных ситуаци­ях по сравнению с мальчиками, воспитывающимися только матеря­ми (И. С. Кон, 1987; В. А. Рамих, 1997; Л. Б. Шнейдер, 2000).

Таким образом, личные качества отца, в число которых входит и любовь к своим детям, оказывают значительное влияние на развитие ребенка. Любовь отца дает ребенку ощущение особого эмоционально-психологического благополучия, которое не может в полной мере обес­печить одинокая женщина-мать. Любовь отца учит и сына и дочь тому, как мужчина может проявлять любовь к детям, к жене и к окружающим.

В материнской и отцовской любви, как в родительской любви в целом, мы выделяем биологическую, психологическую и социальную составляющие.

1. Биологическая составляющая материнской и отцовской любви (инстинктивный компонент). Здесь основное различие в любви отца и матери кроется в так называемом «материнском» и «отцовском» инстинктах.

Существует точка зрения, что материнская любовь — это «мате­ринский инстинкт», то есть она во многом подчинена тем же врож­денным механизмам, которые роднят человека и животных (Дж. Бо­улби, 1991; Д. В. Винникотт, 1998; К. Лоренц, 1986 и др.).

М. Мид (1989) отмечает, что материнская любовь к ребенку на­столько глубоко заложена в реальных биологических условиях зача­тия и вынашивания, родов и кормления, что только сложные соци­альные установки могут полностью их подавить. Общество должно сильно исказить самосознание матери, врожденные закономерности развития, совершить целый ряд надругательств над ней при воспита­нии, чтобы она перестала заботиться о своем ребенке.

Наличие биологической составляющей материнской любви объясняется тем, что генетическая функция самки заключается в обес­печении рождения ребенка и в сохранении потомства, так как вскар­мливание и уход за маленькими детьми повсеместно входит в функ­ции женщины (И. С. Кон, 1987).

А. И. Захаров (цит. по Л. Б. Шнейдеру, 2000) выделяет факторы, способствующие созреванию и проявлению материнского инстинк­та в виде последующей заботы о детях и любви к ним:

1. Праобраз материнства. Важность инстинкта материнства и от­цовства у прародителей и родителей.

2. Желание иметь детей, установка на них. При нежелательности ребенка ни один из факторов не может «сработать», то есть материн­ский инстинкт может не проявиться.

3. Положительный отклик на беременность. Заранее планируе­мый день зачатия, ожидаемая задержка месячных, что получает адек­ватный положительный эмоциональный отклик.

4. Нежность к зарождающейся жизни. Первое шевеление плода создает волнующее ощущение сопричастности, желания быть с ре­бенком.

5. Чувство жалости и сострадания к ребенку. Первый крик ново­рожденного вызывает у матери чувство огромной радости, как у творца новой жизни, вместе с чувством облегчения и удовлетворения от за­вершения родов.

6. Чувство близости с ребенком. Первое прикладывание к груди означает первый опыт соучастия в жизни ребенка, близость чувств и непосредственность ощущений.

7. Эмоциональная отзывчивость матери. Первая улыбка в ответ на симпатию, доброжелательное, любящее отношение взрослых со­здает эмоциональный контакт между матерью и ребенком.

По сравнению с отцом мать физиологически более тесно связана с ребенком. Их контакт начинается с момента зачатия и укрепляется в дальнейшем. Физиологическая связь, обусловленная перинаталь­ным периодом развития ребенка, впоследствии является основой для возникновения и установления эмоционально-чувственной связи. Мать и ребенок взаимосвязаны в телесных ощущениях. Посредством физиологического взаимодействия она передает ребенку как осозна­ваемые, так и неосознаваемые психические состояния. Функции со­стояний заключаются в их специфическом влиянии на формирование психических свойств и протекание психических процессов, а так­же во влиянии на организацию структуры личности ребенка в целом (А. О. Прохоров, 1996). Мать может транслировать ребенку как «по­зитивные» состояния (хорошее настроение, радость, спокойствие, вдохновение), так и «негативные» (утомление, раздражительность, гнев, досада и др.), свою собственную любовь, а также любовь отца.

Что же касается любви отца, то заметим, что «инстинкт отцов­ства» впервые возник с появлением моногамной семьи. Инстинкт от­цовства менее устойчив, более сексуально детерминирован и направ­лен преимущественно на защиту матери и детей. В большинстве слу­чаев у мужчин инстинкт отцовства как биологическая составляющая родительской любви проявляется менее сильно, чем материнский инстинкт у женщин. Это обусловлено тем, что физиологический кон­такт ребенка с отцом, особенно на начальном этапе развития малы­ша, минимален. Мужчина-отец, не имея опыта вынашивания ребен­ка, родов, кормления грудью, оказывается дальше от тонкого эмоци­онально-чувственного мира ребенка.

2. Психологическая составляющая материнской и отцовской любви (эмоционально-чувственный и когнитивный компоненты). Согласно исследованиям И. С. Кона (1987), женщины эмоционально более чувствительны и отзывчивы по сравнению с мужчинами. Именно по этой причине большинство матерей легче налаживают эмоциональ­ные взаимоотношения с ребенком по сравнению с большинством отцов. Как правило, матери превосходят отцов в способности к эмпатии и самораскрытию (И. С. Кон, 1987). Вследствие этого матери лучше ориентируются в переживаниях своего ребенка, в его внутрен­нем мире и более четко и адекватно реагируют на его потребности.

Кроме того, матери более эмоционально и явно проявляют свою любовь к ребенку, что выражается в действиях (объятия, поцелуи, по­глаживания и др.) и ласковых словах, — по сравнению с отцами, ко­торые в этом отношении более «холодны» и «сухи». В то время как внутреннее переживание по своей силе может не отличаться. В ре­зультате нередко создается впечатление, что мама «больше любит сво­его ребенка».

В когнитивных репрезентациях матери, формирующихся в про­цессе жизни, представлена картина того, какой должна быть любя­щая мать и каким образом она должна проявлять свою любовь к ре­бенку. Как правило, в женщине поощряются заботливость, нежность, мягкость, так как это качества, способствующие вынашиванию и выращиванию потомства. Избыток агрессивности сокращает коли­чество беременностей (И. С. Кон, 1981, Л. Б. Шнейдер, 2001).

На содержание когнитивных репрезентаций непосредственное влияние оказывает социальная составляющая материнской, любви. В зависимости от этого «портрет» матери вообще и любящей матери в частности у каждой женщины формируется индивидуальный.

И. С. Кон (1981) указывает на то, что отцы отличаются более стро­гим разделением эмоциональной и когнитивной реактивности по сравнению с матерями, кроме того, отцы менее чувствительны в эмо­циональном плане.

В мужчине (как в самце — представителе животного мира) поощря­ются качества, помогающие защитить семейство в то время, когда бере­менная самка становится уязвимой и нуждается в защите. Самец дол­жен быть физически сильным, готовым к бою. Таким образом, в самце поощряется агрессивность. Излишняя нежность отрицательно сказы­вается на способности драться в нужный момент (Л. Б. Шнейдер, 2001).

3. Социальная составляющая материнской любви (поведенческий компонент, семейные нормы и правила). Любовь отца обусловлена пре­имущественно социальными причинами (культурные особенности, социальные нормы, существующие в данном обществе, и др.)

Э. Фромм (2001) считает, что из-за менее глубокой укорененнос­ти в природе отец вынужден развивать свой разум, формировать ис­кусственный мир идей, принципов и рукотворных вещей, который заменяет природу в качестве основы для существования и безопас­ности. Подчинение матери и фиксация на ней есть подчинение при­родной связи, фиксации на природе. Подчинение отцу — созданное человеком, искусственное, основанное на власти и законе и, следо­вательно, менее непреодолимое и сильное, чем связь с матерью.

Таким образом, значение любви матери и любви отца для ребен­ка различно. Особенно ярко это проявляется на ранних этапах онто­генеза, так как взаимоотношения ребенка с отцом не столь интен­сивны, как с матерью, и отец не играет той всеохраняющей, всеза-щищающей и вселюбящей роли, которая принадлежит матери. В тра­диционных патриархальных обществах отношения между отцом и ребенком — это, с одной стороны, отношения подчинения, а с дру­гой - отношения бунта и содержат в себе элемент разрыва. Отец воп­лощает условную любовь, то есть отец любит ребенка больше всего, потому что тот живет в соответствии с его ожиданиями. Отец вопло­щает абстракцию - совесть, долг, закон.

Э. Фромм (2001) считает, что любовь отца можно заслужить. Ре­бенок может постараться что-то сделать для того, чтобы добиться ее, то есть может управлять любовью отца. При невыполнении опреде­ленных условий любовь отца можно легко потерять.

Специфика любви отца и матери определяется тендерной асим­метрией и более поздним возникновением института отцовства по сравнению с институтом материнства.

Различия в физиологических и психологических особенностях женщин и мужчин обусловливают различия в их поведенческих про­явлениях.

Тендер — понятие, характеризующее социальные представления о мужчине и женщине. Содержанием тендера являются полоролевые стереотипы, которые состоят из представлений о ролях и нормах в поведении мужчины и женщины, о психологических особенностях представлений того и другого пола. Категория тендера является не­постоянной, так как изменяется исторически и культурно. Социоло­ги рассматривают тендер как социальный конструкт, в основе кото­рого лежат три группы характеристик:

1) биологический пол;

2) полоролевые стереотипы, распространенные в том или ином об­ществе;

3) «тендерный дисплей» — многообразие проявлений, связанных с предписанными обществом нормами мужского и женского дей­ствия и взаимодействия (Л. Б. Шнейдер, 2001).

Мужская программа закладывается в зародыше через несколько недель после начала беременности с первым выбросом мужского гор­мона — тестостерона. Именно этот гормон делает мужчин агрессив­ными и заставляет побеждать любой ценой. Каждый мальчик разви­вается по-своему, три основных момента наблюдаются у всех: склон­ность к доминированию, сильное импульсивное желание рисковать, повторяющиеся кратковременные периоды напряжения и расслаб­ления. Тестостерон начинает работать, обеспечивая превращение мальчика в мужчину (Л. Попова, 2001).

Полоролевые стереотипы. Как правило, в обыденном сознании отец представлен строгим, грозным, как активное культурное нача­ло. Для него характерны самообладание, доминантность, самоконт­роль, сдерживание чувств. Мать представлена мягкой, нежной.

Э. Фромм (2001) выделяет качества мужского характера (проник­новение, руководство, активность, дисциплина, склонность к рис­ку) и качества женского характера (защита, созидающая восприим­чивость, реализм, выносливость, материнство).

И в мужчине, и в женщине данные качества могут сочетаться. В тех случаях, когда ребенка воспитывает один родитель (мать или отец), воз­можна компенсация недостающих мужских качеств у матери или жен­ских качеств у отца, но преобладают типичные. Традиционная модель половой дифференциации подчеркивает имманентную «инструмен-тальность» мужского и экспрессивность женского поведения. В резуль­тате появляется разделение материнской и отцовской любви.

И. С. Кон (1981) отмечает, что наблюдения за поведением роди­телей по отношению к новорожденному в естественной ситуации показывают, что психофизиологические реакции мужчины и женщи­ны на младенцев сходны, а поведенческие реакции различны: жен­щина стремится приласкать ребенка, тянется к нему; мужчина от­страняется и часто испытывает эмоциональный дискомфорт при тес­ном контакте с ребенком. Подобные различия наблюдаются даже в тех семьях, в которых отцы полностью разделяют все заботы по уходу за ребенком. Матери, успокаивая ребенка, используют невербальный канал общения (тактильное взаимодействие: берут на руки, гладят и др.). Отцы используют вербальный канал (успокаивают словами).

М. Лэм (1979), наблюдая за тем, как играют и контактируют роди­тели с 7-13-месячными младенцами, выявил, что мать больше ласкает ребенка, играет в привычные для него игры, развлекает игрушками. Отец чаще вовлекает его в силовые игры, а также игры необычные и стихийно возникающие. Различаются и мотивы, по которым родите­ли берут ребенка на руки. Мать чаще делает это, ухаживая за ним, ста­раясь успокоить, ограничить активность, тогда как отец берет младен­ца для игры или потому что ребенок сам просит взять его на руки.

Различия в стереотипах поведения женщины и мужчины способ­ствуют половой идентификации ребенка. Она осуществляется на ос­нове генотипических предпосылок и социальных условий развития и бытия человека. Половые роли усваиваются через подражание пред­ставителям своего пола, через идентификацию с ними и обособле­ние от противоположного пола в определенные возрастные периоды. В онтогенезе к концу раннего возраста ребенок устанавливает для себя свою половую принадлежность, а на протяжении первых семи лет интенсивно присваивает поведенческие формы, интересы, ценности своего пола. Таким образом, стереотипы мужского и женского пове­дения входят в самосознание ребенка через подражание представи­телям своего пола и в первую очередь матери и отца.

Девочка наблюдает за тем, как ведут себя женщины, находящиеся в ее окружении, а мальчик наблюдает за поведением мужчин. Каждый из родителей несет ценностные ориентации своего пола: душевность, чув­ствительность, эмоциональность присущи женщине; смелость, реши­тельность, самообладание - признак мужского пола (В. С. Мухина, 2000). Модели родительской любви заложены в игре. В. А. Рамих (1997) отмечает, что женщина обычно более подготовлена к появлению ребенка и проявлению родительской любви вследствие того, что в дет­стве девочки играют в игры, моделирующие материнское поведение. У мальчиков значительно меньше ролевых игр, схожих с ролевыми играми девочек.

Таким образом, девочка имеет более широкий спектр возможно­стей «проиграть» материнскую любовь, чего нет у мальчиков. В роле­вых играх мальчиков, как правило, «проигрываются» иные качества мужчины (смелость, ловкость, сила и др.). Следовательно, у ребенка появляются образцы-модели проявления родительской любви муж­чины и женщины.

Материнское и отцовское поведение существенно зависит от гор­мональной регуляции. В экспериментах на животных было доказа­но, что гормональная стимуляция соответствующих центров мозга способна усиливать или ослаблять «материнское» поведение живот­ных, порождая потребность ухаживать, ласкать и т. д. Самки значи­тельно восприимчивее самцов к подобным воздействиям. Некоторые элементы материнского поведения, например, лактация, также име­ют гормональные компоненты, благодаря которым кормящая мать может испытывать удовольствие, похожее на сексуальное.

Э. Бадинтер (1999), занимая крайнюю социоцентристскую пози­цию в отношении проблемы материнской любви, считает, что пове­дение и чувства матери чрезвычайно изменчивы в зависимости от влияния культуры и амбиций женщины. Женщина играет три глав­ные социальные роли, которые являются взаимосвязанными: 1) мать; 2) жена; 3) свободно реализующаяся женщина. В разное историчес­кое время та или иная роль становится доминирующей. В зависимо­сти от того, ценится ли материнская любовь к ребенку или обесцени­вается в ту или иную эпоху, женщина становится любящей или «хо­лодной» матерью.

Возникновение и развитие материнской любви также происхо­дит на основе детского опыта взаимодействия с собственной мате­рью, на основе связей, которые устанавливаются между матерью и ребенком после родов в результате ее заботы и его ответной реакции, на основе игры в детстве, во взаимодействии с реальными или вооб­ражаемыми маленькими детьми (Д. В. Винникотт, 1998, Ж. Годфруа, 1992, В. А. Рамих, 1997, Г. Г. Филиппова, 1999).

Кроме того, на возникновение и развитие материнской любви в социальном плане значительное влияние оказывают взаимоотноше­ния, существовавшие между всеми членами родительской семьи, а не только отношения между ребенком и матерью. При патогенной ситуации (В. Н. Мясищев, 1960) в семье могут наблюдаться глобальная семейная неудовлетворенноеть, семейная тревога, семейно обус­ловленное непосильное нервно-психическое и физическое напряже­ние, состояние вины, связанное с семьей, а также психологическое и физическое насилие. Все это обусловливает наличие двух полярных типов отношения потенциальной матери к своему ребенку:

1. «Отсутствие любви». Женщина остается эмоционально холод­ной по отношению к своему ребенку.

2. «Избыток любви». Женщина компенсирует отсутствие любви со стороны своей матери избытком навязчивой родительской любви по отношению к собственному ребенку.

Кроме того, различия в материнской и отцовской любви обус­ловлены более поздним возникновением «института отцовства». Ис­торически сложилось так, что на ранних этапах развития человека духовно-воспигательное влияние мужчин в определенном смысле было вторичным. Оно проистекало из первоначального влияния ма­терей. Женщины-матери имели определяющее значение для форми­рования духовного облика человека, так как мужчины еще не уча­ствовали в индивидуальном воспитании детей, то есть не выполняли функции отцов. В традиционной патриархальной семье отец высту­пает в следующих ролях: кормилец, воплощение власти и высший авторитет, пример для подражания и основной наставник детей в их дальнейшей семейной жизни и общественно-производственной дея­тельности (И. С. Кон, 1981, В. А. Рамих, 1997).

Однако во всех случаях присутствует одна общая черта: отец нахо­дится на недосягаемой высоте для ребенка, отношения строго верти­кальны: отец — прежде всего авторитет, прообраз и олицетворение той власти, которой ребенок беспрекословно будет подчиняться, когда вырастет и сам станет отцом (Б. И. Кочубей, 2000, Л. Б. Шнейдер, 2000).

В настоящее время происходит переориентация жизненных ро­лей мужчины и женщины, изменяются социокультурные стереоти­пы маскулинности и феминности, которые задаются сменой куль­турной парадигмы в современных условиях. Современная ситуация в области отцовства такова, что переплетаются традиционные черты женственности и мужественности. Ослабевает былая поляризация половых ролей и связанных с ними социокультурных стереотипов. Социальные роли мужчины и женщины не кажутся полярными и вза­имоисключающими (И. С. Кон, 1981, В. А. Рамих, 1997).

Вследствие этого у отцов появляется более широкий спектр воз­можностей для проявления родительской любви. Учитывая то, что любовь отца - это огромная сила в воспитании и развитии ребенка, начинает формироваться новый тип проявления отцовской любви, при котором отец психологически и эмоционально принимает участие в родах, беременности, кормлении, уходе и воспитании ребенка. Отец может транслировать ребенку свою любовь не только посредством ма­тери, но и напрямую общаясь с ним, так как ребенок в зародышевом состоянии способен воспринимать звуки, и особенно хорошо — низ­кие звуковые сочетания. С момента рождения ребенок испытывает острую потребность в заботе со стороны родителей, которая подразу­мевает кормление, телесный контакт, а кроме того — потребность в эмоциональном контакте и общении. Данные потребности может удов­летворить не только мать, но и отец. Это способствует возникновению более тесной эмоциональной привязанности отца к ребенку, которая впоследствии перерастает в родительскую любовь.

Исследователи выделяют факторы, депривирующие развитие и проявление материнской и отцовской любви. К ним относятся: слу­чайность зачатия ребенка; отсутствие желания иметь ребенка; отсут­ствие любви между супругами; негативный детский опыт общения с собственной матерью; наличие у матери более сильных «конкуриру­ющих потребностей»; развод родителей, пережитый в возрасте до 9-13 лет; отсутствие заботы о ребенке с момента его рождения; наличие у матери ряда неразрешенных психологических проблем; несоответ­ствие ребенка ожидаемому родителями образу.

Случайность зачатия ребенка. В данном случае мужчина и жен­щина воспринимают и относятся друг к другу исключительно как к сексуальному партнеру, а не как к потенциальному родителю своего ребенка. Незапланированная беременность в этом случае является фрустрирующим фактором для обеих сторон, что отрицательно ска­зывается на отношении как матери, так и отца к беременности, а сле­довательно, и к ребенку, при этом создается большой риск для его психического и физического развития.

Отсутствие желания иметь ребенка. Нежелание иметь ребенка, возникающее под воздействием каких-либо причин, при запланиро­ванном зачатии (испортившиеся отношения с мужем, проблемы со здоровьем, материальные трудности и т. д.).

Отсутствие любви между супругами. При отсутствии любви и теплых отношений между супругами-родителями мать видит фруст-рирующий образ мужа в ребенке и переносит на него всю гамму нега­тивных эмоций и чувств, связанных с мужем. Это верно и в отноше­нии отцов. В случае отсутствия отца этот эффект может быть не ме­нее сильным.

Негативный детский опыт общения с собственной матерью. Если женщина с детства приобрела негативный опыт в этом плане, то, став

матерью, она скорее всего будет сосредоточена лишь на своих пере­живаниях и проблемах, так как для нее самой характерны чувство недостатка любви и эмоциональной пустоты.

Наличие у матери более сильных и устойчивых «конкурирующих потребностей», чем потребность в реализации родительской любви. В этом случае мать стремится удовлетворить внесемейные, социаль­но-психологические потребности (карьерный рост, общественная де­ятельность и др.), которые стимулирует и поощряет общество.

Развод родителей, пережитый в возрасте до 9-13 лет. Л. Б. Шней-дер (2000) считает, что дети лучше приспосабливаются к повторному браку своих родителей, будучи совсем маленькими или в юношеском возрасте, чем в подростковом. В связи с разводом баланс эмоциональ­ного состояния матери нарушается, она может оказаться не способ­ной в данный момент поддержать ребенка, который также испыты­вает трудности. В результате психологическая связь, существовавшая ранее между ними, может не восстановиться. В другом случае мать начинает проявлять «гиперопеку» и отчаянную, назойливую, изво­дящую любовь по отношению к ребенку. Это является началом при­обретения негативного опыта общения с матерью.

В результате влияния данных факторов у женщины складывается отрицательное отношение к своей беременности, проявляющееся в том, что она не стремится защитить плод, негативно настроена на ожидание ребенка, не проявляет заботу о нем, оставаясь «глухой» к сигналам плода. Свою «нелюбовь» при наличии нежелательной бе­ременности женщины могут демонстрировать, согласно исследова­ниям Л. Б. Шнейдер (2000), следующим образом: пониженная чув­ствительность к шевелению плода; слабая эмоциональная реакция на факт беременности; игнорирование беременности; избегание ме­дицинской диагностики; попытки самостоятельно прервать беремен­ность; отвращение и брезгливость, направленные на ребенка; пове­дение матери совершенно не изменяется; общее психологическое напряжение; мучительные фантазии и воспоминания, связанные с ребенком; депрессия и негативный фон протекания беременности.

Отсутствие заботы о ребенке с момента его рождения. В результате женщина может привыкнуть к мысли о том, что она не заботится о ре­бенке, перестать воспринимать его как родного и беспокоиться о нем.

Матери, не общающиеся со своим ребенком в первые недели его жизни, проявляют меньшую привязанность к нему и в дальнейшем. Наиболее сильным проявление материнской любви, при прочих рав­ных условиях, бывает в тех случаях, когда контакт матери с ребенком устанавливается в первые же часы после родов (Д. В. Винникотт, 1998, В. А. Рамих, 1997).

Наличие у матери ряда неразрешенных психологических проблем, сопровождаемое повышенной тревожностью и неуравновешеннос­тью. Женщина пытается разрешить существующие и беспокоящие ее трудности, обрести эмоциональное благополучие путем рождения ребенка. Данный способ решения проблем оказывается неэффектив­ным, в результате женщина перекладывает на ребенка не материнс­кую любовь, а свои неразрешившиеся проблемы.

Несоответствие ребенка ожидаемому родителями образу (поло­вая принадлежность ребенка, здоровье физическое и психическое).

Кроме того, расстройство материнской любви можно наблюдать в тех случаях, когда женское представление о своей половой роли крайне искажено; беременность наказывается социальным неодобрением и на­носит оскорбление супружеским чувствам; роды скрыты наркозом, ме­шающим женщине осознать, что она родила ребенка; кормление гру­дью заменено искусственным кормлением. Расстройства материнской любви имеют социальное и личное значение (Д. В. Винникотт, 1998, И. С. Кон, 1987, М. Мид, 1989, В. А. Рамих, 1997, Г. Г. Филиппова, 1999).

Если обобщать имеющиеся направления исследований, то мож­но обнаружить, что материнская любовь как психосоциальный фе­номен рассматривается с двух основных позиций: материнская лю­бовь как обеспечение условий для развития ребенка и материнская лю­бовь как часть личностной сферы женщины.

Любовь к ребенку, несомненно, находит отражение в личности женщины. Материнская любовь характеризуется специфическими ощущениями. Мать делит с ребенком свое тело, а потом и внимание, заботы, силы, сон, отдых и материальные блага. И все это не жертвы, а обретение себя. Покой ребенка, его здоровый вид, нормальное раз­витие, каждое новое проявление его крепнущей психики наполняют мать чувством гордого и радостного удовлетворения. Наиболее есте­ственный и легкий путь к достижению удовлетворения — это мате­ринская забота и любовь к ребенку, которые придают значение и смысл ее жизни. Материнская любовь воспитывает чувство ответ­ственности. Ответственность основывается на любви, развивается из этого чувства и появляется благодаря материнской любви, которая всегда была и будет самым сильным эмоциональным чувством.

Материалы медицины, психологии и социологии позволяют пред­положить, что развитие материнской любви проходит несколько этапов:

1) Готовность любить. Данный этап может наступить в достаточ­но юном возрасте. Условием готовности к материнской любви может быть физическая и психическая зрелость. Немаловажное значение имеет и окрашенное родительской любовью детство будущей матери.

2) Любовь-ожидание. Данное чувство возникает с того момента, когда рождение ребенка становится запланированным. Этап включа­ет в себя надежды, связанные с зачатием ребенка и его образом (ожи­дания), и длится в течение практически всего срока беременности.

3) Предродовая ригидность. Снижение уровня положительной эмо­циональной окрашенности материнского чувства происходит вслед­ствие физического и психического истощения организма роженицы (схватки, нарастающее чувство беспокойства, желание приблизить момент рождения ребенка либо острая потребность его отдаления, связанная со страхом, и т. д.).

4) Лимеренция. Эмоционально-окрашенное послеродовое состо­яние «наполненности» и удовлетворения, связанное с ощущением «разрешения» (рождения ребенка) и впечатлением от первых корм­лений грудью.

5) Сформированность родительского чувства. Этап характеризуется выбором матерью специфических форм проявления родительской любви.

Данная последовательность в развитии материнской любви не претендует на однозначность, однако может быть логически оправ­дана. Последний этап не является окончательным, хотя определяет направление дальнейшего развития данного чувства.

Психологические и социологические исследования показывают большое значение роли отца в развитии и воспитании детей. Сравни­вая детей, выросших с отцами и без них, исследователи обнаружили, что «некомпетентный», часто невнимательный родитель на самом деле очень важен. Дети, выросшие без отцов, часто имеют пониженный уро­вень притязаний, у них выше уровень тревожности и чаще встречают­ся невротические симптомы. Отсутствие отца отрицательно сказыва­ется на учебе и самоуважении детей (И. С. Кон, 1979; В. А. Рамих, 1997).

Любовь отца дает ребенку ощущение особого эмоционально-пси­хологического благополучия, которое не может в полной мере обес­печить одинокая женщина-мать. Участие отца в процессе развития ребенка оказывает существенное воздействие и на супругов, и на ма­лыша, привнося что-то неординарное в их взаимоотношения.

Личные качества отца, в число которых входит и его любовь к ре­бенку, оказывают значительное влияние на ребенка. Психологичес­кие исследования показывают, что дети «холодных» отцов чаще бы­вают застенчивы, тревожны, их поведение нередко бывает антисо­циальным. Напротив, эмоциональная близость с отцом положитель­но отражается на ребенке.

Специфика отцовской любви заключается в том, что она учит и сына, и дочь тому, как мужчина может проявлять любовь к детям, к жене и к окружающим. В любви отца, как правило, доминирует поведенческий компонент — помощь, добыча пищи для жены и детей, защита, подача советов). Любовь отца, как правило, необходимо воспитывать.

Значение любви отца по сравнению с любовью материнской. Осо­бенно ярко это проявляется на ранних этапах онтогенеза. Взаимоот­ношения ребенка с отцом не столь интенсивны, как с матерью, так как отец никогда не играет той всеохраняющей, всезащищающей и вселюбящей роли, которая принадлежит матери. Отец воплощает ус­ловную любовь, то есть любит ребенка больше всего, потому что тот живет в соответствии с его ожиданиями.

Преимущественно социальная обусловленность любви отца (куль­турные особенности, социальные нормы, существующие в данном обществе и др). «Инстинкт отцовства» впервые возник с появлением моногамной семьи. «Инстинкт отцовства» менее устойчив, более сек­суально детерминирован и направлен по большей части на защиту матери и детей.

Более позднее возникновение института отцовства по сравнению с институтом материнства. Исторически сложилось, что на ранних этапах развития человека духовно-воспитательное влияние мужчин в определенном смысле было вторичным. Оно проистекало из пер­воначального влияния матерей. Женщины-матери имели определя­ющее значение для формирования духовного облика человека, так как мужчины еще не участвовали в индивидуальном воспитании де­тей, то есть не выполняли функции отцов. В традиционной патриар­хальной семье отец выступает в следующих ролях: кормилец; вопло­щение власти и высший авторитет; пример для подражания и основ­ной наставник детей в их дальнейшей семейной жизни и обществен­но-производственной деятельности (В. А. Рамих, 1997).

Чем раньше отец приобщается к уходу за малышом, чем увлечен­нее и активнее он это делает, тем сильнее и глубже становится его любовь к ребенку, которую он начинает испытывать во всей полноте с момента его рождения.

Д. С. Акивис в своей работе «Отцовская любовь» отмечает, что любящий отец нередко более эффективный воспитатель, чем жен­щина. Отец меньше опекает детей, предоставляет им больше само­стоятельности, воспитывая в ребенке самодисциплину. Отцовская любовь обеспечивает пример родительского поведения детей в буду­щем, формирование жизненной позиции вообще и полоролевых по­зиций в частности. Позитивные отношения с отцом связаны с таки­ми качествами детей, как неторопливость, сдержанность, эмоцио­нальная уравновешенность, безмятежность, спокойствие, оптимизм, высокий самоконтроль, хорошее понимание социальных нормати­вов, более успешное овладение требованиями окружающей среды (Л. Л. Баландина, 2002).

Как часть личностной сферы отцовская любовь является необхо­димым условием полноценного развития личности. Какой-то мудрый человек сказал: ребенок — отец мужчины. Д. С. Акивис считает, что только в соприкосновении с ребенком полностью созревают мужские черты личности - потребность и способность защищать, принимать на себя ответственность, энергия, душевная сила. Если у женщины материнская любовь проявляется благодаря «первичной материнской заботе», то у мужчин забота о ребенке является продуктом родительс­кой любви. Поэтому переживание отцовской любви приводит к раз­витию таких качеств, как исполнительность и ответственность.

Учитывая особенности отцовской любви, мы предполагаем, что данное чувство в своем развитии проходит некоторые этапы:

1) Готовность любить. Для формирования готовности любить сво­их детей основную роль играют переживания детства, особенности родительских позиций в семье отца. Готовность к подобным чувствам у мужчин возникает гораздо позднее, чем у женщин, и поэтому не определяется физиологическим созреванием.

2) Любовь-ожидание. Включает в себя ожидания, связанные с за­чатием ребенка, с образом будущего ребенка. Продолжается этот этап до того момента, когда отец впервые увидит своего отпрыска. Для того чтобы мужчина полюбил своего ребенка еще до рождения, он должен наполниться состоянием ожидания.

3) Послеродовая ригидность. Возникает как результат отсутствия ощущения тесной взаимосвязи с ребенком. Взаимодействие с младен­цем на первых порах ограничивается удовлетворением его физиологи­ческих потребностей, которым, как правило, занимается мать. Так как забота о потомстве не заложена в отцовские инстинкты, подчас в воз­не вокруг младенца ему видится нечто неприличное. В связи с этим часто время, проведенное с младенцем, отцы считают потраченным зря. Им нужны достижения ребенка, чтобы появился повод любить, а до этого все отношения к ребенку порой сводятся к элементарному само­внушению: «Ты должен любить его! Это же твой ребенок!»

4) Заинтересованное наблюдение. Когда появляется возможность играть и общаться с младенцем, отцовское чувство становится более эмоционально окрашенным. Маленькие достижения ребенка (пер­вая улыбка, хватательный рефлекс и т. д.) значительно обогащают эмоциональную сферу отца положительными переживаниями.

5) Заинтересованное сотрудничество. Характеризуется выбором формы проявления отцовской любви. Достаточно часто на данном этапе взаимодействие между отцом и ребенком проявляется именно в форме заинтересованного сотрудничества. Если материнская лю­бовь необходима ребенку для получения сострадания (безусловность чувства), то отцовская любовь дает ребенку пример для подражания или совет. Когда ребенок начинает активно познавать окружающий мир, у него появляется необходимость в том, чтобы отец находился рядом. Отцовская любовь на данном этапе становится зрелым и бо­гатым чувством, так как удовлетворяет ведущую потребность муж­чин — «учить, передавать себя». Когда повзрослевший ребенок отде­ляется от семьи, становится самостоятельным, отцовская любовь видоизменяется, но форма ее проявления остается такой же. В этих условиях отцовская любовь носит дружественный характер.

Если материнская любовь, при условии ее развития на всех эта­пах, становится относительно статичным (этап сформированности родительского чувства), то отцовская любовь представляется нам динамичным феноменом, который регулируется множеством соци­альных факторов. Поэтому последний из представленных нами эта­пов развития отцовской любви не является окончательным. Напри­мер, дальнейшее развитие этого чувства может носить ретроспектив­ный характер (возвращение к предыдущим этапам), что не является свойством материнской любви.

Таким образом, при исследовании феномена родительской люб­ви необходимо учитывать специфичность любви отца и любви мате­ри, особенности влияния данных сторон родительской любви на раз­витие личности ребенка, а также их взаимодополняемость. Любовь матери безусловна, она любит ребенка таким, каков он есть. Любовь отца условна и более взыскательна, он гордится реальными достоин­ствами и успехами ребенка. Человеку необходимы обе стороны роди­тельской любви, ему важно, чтобы его объективно оценивали за ре­альные жизненные достижения, но не менее важно и то, чтобы его безусловно принимали. Кроме того, можно заключить, что любовь матери в большей степени обусловлена биологическими причинами (по сравнению с любовью отца), а доминирует в ней эмоционально-чувственный компонент, тогда как у отцов преобладает социальная составляющая (рациональный компонент) родительской любви.

Динамика развития родительской любви предполагает, что мате­ринская любовь при достижении этапа сформированности родитель­ских чувств приобретает относительно статичный характер. Динамика данного чувства ограничена выбором матерью индивидуальных форм проявления родительской любви. Формирование отцовской любви возможно в течение всей жизни мужчины, что отражается в динамич­ном характере этого чувства.

 

Контрольные вопросы

1. Что такое родительская любовь и чем она отличается от романти­ческой?

2. Какие этапы можно выделить в развитии родительской любви?

3. В чем специфика отцовской и материнской любви?







Дата добавления: 2015-10-15; просмотров: 1916. Нарушение авторских прав

codlug.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.014 сек.) русская версия | украинская версия